1
2
3
...
71
72
73
...
81

— Пока — да. Может, с твоей помощью удастся что-то изменить.

— Но сам ты, товарищ генерал, в это не веришь?

Генерал промолчал.

— Сам ты подождешь еще немного, вытянешь из меня информации побольше и постараешься пристрелить, как бешеную собаку?

— Ну, пока что я тебе только выдаю информацию. Заметил?

— Заметил. А зачем?

— Чтобы ты был в курсе. Давай, Леша, говорить не обо мне. Давай представим, что генерал — это ты. Можешь даже превратиться, мутанты прекрасно входят в образ, когда превращаются. Превратись в меня — и скажи, как бы ты поступил на моем месте?

— Да чего уж тут превращаться, — говорю хмуро. — Все ясно. Окружил бы наблюдением со всех сторон, потянул бы время до самого последнего момента да грохнул. А лучше всего — предложил бы сотрудничество и поселил на базе, чтобы не подвергать опасности население,

— Видишь, сам все понимаешь. Сотрудничаем?

— Я еще не все услышал, что хотел, — говорю. — Я еще не услышал идеи и прогнозы. Кто это делает? Кому это нужно? В какой стране появится следующая серия мутантов?

— Все, что у нас пока есть, — это теория точки и теория четверки. С Климом мы об этом говорили. Он не рассказывал?

— Нет. Он сказал, что это американская агрессия…

— Он мозги тебе пудрил, — отвечает генерал. — А ты и поверил?

— А почему нет, убедительно…

— Запомни, Леша, раз и навсегда — люди порой очень убедительно несут полный бред. А иногда и сами в него верят. Поэтому никогда не верь словам, верь только фактам и своим наблюдениям.

— Спасибо, — говорю, — учту.

— Так вот, слушай дальше. Есть два наблюдения. Теория четверки — мутантов четверо, трое мужчин и одна женщина. И еще теория точки — все мутанты одной серии в момент инициации находились случайно в одной точке.

— Это как? — настораживаюсь я.

— В России — это окрестности подмосковной станции “Восемьдесят первый километр”. Ты там бывал, верно?

— Допустим…

— В Австралии — некая автозаправка на шоссе вдоль побережья. Юрген был хозяином заправки.

— Стоп, — говорю, — стоп! А Дато? Он же из дальнего горного аула?

— Хотел бы я знать, откуда тебе известно про Дато? — вздыхает генерал. — Клим рассказал? Клим знал только то, что сообщил я.

— Не важно, — говорю. — Знаю, и все. Так что у нас с Дато? Не ладится теория?

— Почему, очень даже. Дато приехал прошлой осенью в Москву на заработки, всю зиму и весну работал на постройке коттеджей. Весной строил коттедж именно на той станции в поселке.

— Как все просто… — удивляюсь я. — Ну а солдат этот? Иванько? Тоже коттеджи строил?

— Проходил срочную службу в семи километрах от станции, там военный городок.

— Ну, семь километров — это все-таки разброс сильный, — говорю с сомнением.

— Ну, ты тоже не на станции жил, верно?

— Ну, я в гости ездил.

— А про него мы теперь никогда не узнаем. Теоретически, по документам, он ни разу не покидал военного городка. Практически — его могли каждый день посылать на станцию за водкой, теперь никто не признается.

— Ну, хорошо… — говорю я аккуратно. — А четвертый человек? Девочка?

— Или женщина, — поправляет генерал.

— Ну? Известно ли, кто это?

— Пока нет. Но, думаю, скоро выясним.

— Проверим всех, кто был на этой станции?

— Проверить сложно, там мог быть кто угодно. Но ты не волнуйся, мутант обязательно проявится, еще неделя-две максимум — и мы услышим про новые исчезновения людей.

— Кровавый прогнозец получается…

— Нормально, — бодро говорит генерал. — В России все обходится пока малой кровью. По крайней мере никто из мутантов не смог добраться до крупных политических вершин.

— Ну, положим. И все-таки — кому это нужно? И где появится следующая серия?

— Нет гипотез.

— Все ясно, — говорю. — Вопросов больше нет.

— Так ты согласен на сотрудничество? Пойми, Матвеев, ты обречен. Даже если ты сейчас выйдешь отсюда на волю — допустим, я тебя выпущу, — ты будешь сожран другим мутантом либо сам начнешь убивать людей и тебя уничтожат рано или поздно.

— А если сотрудничество?

— Тогда мы, во-первых, будем тебя защищать от последнего мутанта…

— Сами бы вы защитились…

— Во-вторых, попробуем понять, что происходит с твоим организмом, возможно, найдем… лекарство.

— Что изучите, обвесите датчиками — это я верю. Но вот лекарство — ты сам в это веришь?

— Вероятность всегда есть, — пожимает плечами генерал. — Ты хочешь, чтобы я говорил с тобой как с разумным человеком или врал?

И такая уверенность в его словах, что тут у меня закрадывается подозрение — а действительно ли я так запросто отключил свою программу? Или это одна видимость?

Генерал придвигает ко мне булавку.

— Ну что, ты решил попробовать или веришь на слово, что мы тебя может остановить в любую секунду?

— Я думаю.

— Ну так отложи паззл и думай!

Я встаю и начинаю ходить по кабинету вокруг стола. Генерал ждет, следит за мной глазами. А я не тороплюсь. Подошел к окну, глянул вниз — дворик, аллейки. Прошел вдоль стендов, посмотрел еще раз. Посмотрел на стенгазету — уродство полное. Смотрю, а там новая поэма:

СВЕЧА

Автолюбитель знать не мог, в чем было дело,
А у него горел движок, свеча горела.
Вокруг шоссе цвела морковь, гудели пчелы.
И зэки пели про любовь из магнитолы:
Он вез на дачу клавесин — жена велела.
Он несся по шоссе один, свеча горела.
Свеча пылала в “жигулях”, свеча смердила.
Он думал — сено жгут в полях, ругал дебилов.
Раздался взрыв. Вскипела кровь. Закрылись веки,
Увяла от огня морковь. Умолкли зэки.
У горизонта на шоссе упало тело.
От свеч творятся беды все. Свеча горела.
Менты пожарных позовут, огонь затушат.
Врачи на органы возьмут глаза и уши.
Останки тела по частям очертят мелом.
Найдут причину, скажут: там свеча горела.
Читатель! Ты прочел стишок и ждешь морали.
Пока в порядке твой движок, крепки педали,
Пока ты не похож на фарш, пока ты бодр -
На техосмотр шагом марш! На техосмотр!

— Ну? — спрашивает генерал. — Подумал? Что решил? Я оборачиваюсь резко,

— Решил я, — говорю, — что врешь ты все, товарищ генерал! Ну, не все, конечно, а про то, что помочь мне хочешь. Не хочешь ты мне помочь, боишься ты меня. А боишься зря — потому что я сам себе хозяин, программы паразитные выключил и убивать никого не собираюсь!

— Ну, тогда на тебя и булавка не подействует, — говорит генерал и придвигает ее ко мне поближе.

— Не подействует, — говорю. Беру булавку и под внимательным взглядом генерала колю себе ладонь. Вынимаю булавку и откидываю в сторону. И тут чувствую — словно мурашки бегут по телу от ладони, вверх, до плеча. И рука становится словно ватная — ни пошевелиться. Секунда — и весь организм окаменел! Ни голову повернуть, ни глазами моргнуть, ни даже посмотреть по сторонам. Вижу боковым зрением, что генерал глянул спокойно на часы свои командирские, сел за стол и углубился в чтение какой-то бумаги. Я думал, он меня вязать сейчас будет… Хотя какой смысл меня вязать, раз у них на вооружении эти парализаторы?

Такая бессильная злоба на меня напала — просто слов нет. Только сидеть камнем и ждать, пока отпустит…

Ну, чтоб время зря не терять, я включил внутренний обзор и полез внутрь, в психике ковыряться. Там все по-прежнему — земной шар вертится, на облаке замок стоит, рядом с ним мачта железная с флажком. Опять в стенки замка потихоньку пытается врасти. Ну, я снова ей щупальцы открутил, в обратную сторону повернул и полез ковыряться — из чего она сделана, мачта эта?

72
{"b":"605","o":1}