ЛитМир - Электронная Библиотека

И главное, теперь-то я понимаю, что ломать защиты в психике — дело гиблое. Надо ломать программу в клетках, в ней вся мерзость. Только вот как? Ну, значит, бросил я ковырять механизм самоуничтожения, копаюсь дальше и нахожу натурально деинсталляцию! То есть запустить ее — и организм вернется в нормальное состояние, черная пена клетки освободит, и буду дальше жить, как жил! Значит, и такое предусмотрено!

Сейчас бы сказать тебе, мол, первым моим желанием было сразу же это запустить, чтобы все нормально стало… Но нет, конечно, не возникло у меня такого желания. Потому что раз такая штуковина есть, то я ее в любой момент запущу. Просто порадовался, что существует.

Ну и последнее, что я обнаружил, — это отдельный сложный блок. Даже не знаю, как назвать, скорее — переинсталляции. Что он делает — я понял, для чего он мне поставлен в базовом комплекте мутанта — это я тоже понял, мало ли какое задание придет организму от небесных хозяев, мало ли во что переделать организм потребуется? Короче, смысл в том, что вот эту черную пену во всех клетках можно перепрограммировать. То есть переконопатить ее программы — и запустить. И тогда по всему организму, по каждой клетке с моим генокодом пройдет новая волна инсталляции.

Я еще раз внимательно все изучил — и рискнул. Правда, сомнения были, сколько это времени может занять? Еще полгода? Или раз у меня все клетки соединены теперь в одну сеть, то процесс займет секунду? Все равно другого выхода я не видел.

Долго я ковырялся, долго ползал по схемам и изучал, чего будет и как… Но рискнул. Из новой программы черной пены я выкинул блок самоуничтожения. И еще рядом с ним был какой-то блок типа блока повиновения, или веления, или звучания — но тут уж я разбираться не стал, интуитивно понял, что и его надо отключить. По-моему, это команда дистанционного уничтожения была. И черт с ней. Затем я отключил систему парализации организма. То есть убрал из черной пены точки, реагирующие с этим веществом. Ну вот, вроде и все для начала. Остальное я трогать не стал. А, ну-ка, отключил подавление психики. Чтоб даже не пыталась мне на мозги капать.

Тут надо сделать отступление. Ты себе не представляешь, какой это кайф работать с такой системой, что у меня там внутри! Мне бы на компьютер такой отладчик, который понимает мысленные приказы с полуслова и вертит информацией как угодно — просчитывает, обсчитывает и мне представляет в самой немыслимой форме, какую только ни попрошу! Удобно — это не то слово.

И дал я команду начать процесс! Сначала ничего не произошло. Потом чувствую — отрубаются все чувства, падаю куда-то… Прихожу в себя — а я сижу снова в кабинете генерала, в кресле. И опять вокруг меня толпа, какой-то новенький прибор прикатили на металлической тележке и разворачивают его из полиэтилена.

— Всем привет! — говорю. — Я вернулся.

И чувствую — что-то непривычное в голосе. Потом вспомнил — да ведь это ж мой голос! Никак я снова собой стал, а не Климом? И точно, оборачиваюсь к зеркалу — точно, я, собственной персоной. В том же халатике белом. А вот генерала нет нигде.

— Так, — говорю, — черти! Зовите генерала. Сматывайте свой прибор. Разговор есть у меня к нему важный и срочный!

Но тут выходит вперед кадр усатый со злыми глазками, вытаскивает булавку из кармана, шикает на меня;

— Ну-ка замолчи и сядь, а то сам знаешь, чего будет!

— Генерала, — говорю, — позови. С тобой не разговариваю, с генералом разговаривать буду. Он человек понимающий и обаятельный, с ним у нас все разговоры.

— Генерала нет, уехал по делам — что он, тебя будет трое суток ждать?

Трое суток! Обалдеть!

— Значит, — говорю, — по телефону меня с ним свяжите.

И что этот усатый мне на это заявляет?

— Пока, — говорит, — будешь слушаться меня. Я здесь распоряжаюсь, понял? Так что сел спокойно и выполняй только то, что я тебе буду говорить!

Ну, разве с нами, мутантами, так можно? Да и вообще с людьми разве ж так разговаривают, если чего-то хотят от них добиться? Не, так разговаривают, когда повыпендриваться хотят и силу показать. Ну а на это у нас свой ответ… И я встаю с кресла.

Тут все техники от прибора на тележке отскакивают, один вынимает рацию и чего-то туда говорит, усатый тип выхватывает булавку и в мою сторону направляет — как рапиру. Мушкетер, понимаешь… А еще двое чертей достают авторучки. То есть это мне сначала показалось, что авторучки. Но я так присмотрелся — не, наверняка устройство, чтобы булавками парализующими стрелять. Ну и чего мне с ними делать? Я специально уже выяснял, не умею ли я гипнозом там каким-нибудь пользоваться или телекинезом там всяким — нет, не умею. Придется врукопашную.

Я смотрю вокруг — у двери народу слишком много. Окно задраено — стеклопакеты крепкие. Что остается? Правильно, зеркало. Что это никакое не зеркало, я уже давно понял — мне в инфракрасном спектре видно, что за ним комната. Причем, пока мы с генералом общались (не помню, говорил тебе или нет), там сидели три человека в этой комнате, смотрели на нас, наблюдали. А сейчас там никого почему-то. И окно в той комнате приоткрыто.

Так что я иду прямо к зеркалу. Усатый загораживает мне дорогу, но я иду прямо на него. Он отскакивает и передо мной начинает размахивать булавкой. Ну, точно мушкетер!

Я протягиваю ладонь — и он впивает в нее свою булавку. И смотрит испуганно — а вдруг не подействует? Мне и самому вдруг стало не по себе — а вдруг подействует? Но ничего нет, не работает булавка больше. Отпихиваю я его — и он отлетает к стене. Я подхожу к зеркалу, но тут за спиной раздаются щелчки, и мне в спину впиваются еще две булавки. Неприятно. Но что поделаешь? Я даже их вынимать не стал, просто размахнулся и кулаком со всей дури ломанул по зеркалу. Стекло — на куски, даже не стекло это было, а пластик толстенный. Шагнул я в комнатку — и к окну. И вниз из окошка собираюсь шлепнуться. Как Клим падал с крыши. Раз у него получилось, то и у меня должно получиться. Вот только халат жалко, испачкается, порвется. Поэтому я снимаю халатик, выкидываю сначала его в окошко, а затем сам прыгаю.

Получилось. Шлепнулся — в размазню полную. Но встал, отряхнулся. Халат поднял, отряхнул, надел и пошел. Благо я уже знал, куда идти, все уже продумал.

Прошел я через дворик, через проходную — никто меня останавливать не стал, даже стрелять не стали, просто разбежались. Видно, команда им такая была дана. Вошел я на территорию внешней воинской части и пошел к дальнему двухэтажному зданию, рядом с которым, помню, еще в первый раз видел мачту полосатую, а на мачте — локатор. В здание тоже вошел без помех, только навстречу мне дежурный кинулся. Ну, я руку вперед выбросил — метра на три, — схватил его автомат и вырвал из рук. Он убежать хотел, но я его поймал и потребовал немедленно меня провести в рубку локатора. И по лицу его перекошенному понял, что, конечно, не удалось тайну сделать и вся воинская часть уже знает, что у них рядом в институте возятся с ужасными мутантами…

На всякий случай я принял облик генерала, и вовремя — выскочили из-за поворота на лестницу два солдата с автоматами. Но стрелять не стали. Только глаза переводят — с меня на дежурного. Генерал в халате босиком — это, наверно, сильно для них выглядит, посильнее, чем Лев Толстой за плугом.

— Все нормально! — рявкаю я голосом генерала и толкаю вперед дежурного. — Освободите проход, мутант под контролем!

Дежурный только рот открыл, да и не сказал ничего, закрыл обратно. А чего тут скажешь? Тут уж лучше промолчать.

И вот поднимаемся мы на второй этаж, я распахиваю дверь — там комнатка накуренная, вся стена в приборах, и сидит встревоженный радист. Встревоженный понятно почему, уже тревогу объявили.

— Мутант под контролем! — говорю. — Включить радар!

— Радар включен… — испуганно говорит радист.

— Навести радар на точку в зените! — приказываю я.

— Как? — удивляется радист. — Какие координаты?

Тут я на миг задумался, зашел к себе вовнутрь и потребовал пересчитать точку на земные координаты. Времени это заняло немало, я постоянно у радиста уточнял, где чего находится, — а он-то в звездах не петрит совершенно. А я в этих зенитах, полюсах и геостационарных орбитах тоже не петрю. Но вроде выяснил я, куда мне нужно свистеть.

75
{"b":"605","o":1}