ЛитМир - Электронная Библиотека

Звенит звонок. Макаровна оборачивается, поджимает губы и как обычно:

— Звонок дается для преподавателя!

Шуршание сумок слегка утихает.

— На следующем занятии я снова дам летучку, — произносит Макаровна угрожающе и трясет кипой листков. — Половина вообще не написала! А остальные списали у Тимченко или у Матвеева!

Вернувшись домой, бренча ключами у двери, я мысленно перечислил список дел на сегодня — сварить чего-нибудь пожрать, например, картошку с сосисками, затем вымыть пол в квартире, как обещал матери, а затем завалиться на диван и послушать альбом “Nightwish”, который на днях скачал из инета. Но вдруг я поймал себя на мысли, что такая перспектива мне не нравится. Это меня немного озадачило — чего не нравится-то? Но пока расшнуровывал ботинки, уже понял, в чем дело. Не оптимально.

Поэтому первым делом я включил погромче “Nightwish” и слушал из кухни, начищая картошку. Пока картошка варилась, я взял швабру и быстренько вымыл кухню, а также свою и мамину комнату, прервавшись на середине, чтобы поставить сосиски — они варятся быстрее. Затем я поел, и все дела на сегодня были сделаны, только музыка продолжала играть — альбом был явно длиннее сорока минут. Вот такой пустячок — распланировал бытовые мелочи.

И с чистой совестью залез в инет. Писем мне прислали немного — штук пять. Из них четыре, как всегда, оказались поганой рекламной рассылкой. Причем одно письмо просто здоровенное — картинки своих пылесосов они туда понавставляли, что ли? Подонки! Хорошо, что инет у меня халявный, ведь другие люди тратят свои кровные деньги, вытаскивая вместе с почтой такие рекламные письма. Я уже было потер руки и кинулся смотреть адреса провайдеров, чтобы накатать жалобу, но тут меня что-то остановило. Да, конечно, они подонки — и знают об этом сами. Да, всегда приятно их наказать. Более того — правила сетевого этикета требуют сообщать провайдерам, что их абонент пользуется инетом для рекламных рассылок. Но почему на это должен тратить минуты своей драгоценной жизни именно я? Чтобы наказать поганцев и почувствовать удовлетворение? А надо ли мне это? И без меня накажут. Поэтому всю рекламу я удалил не читая и сразу вылез в один знакомый чат.

— О, Лекса пришел! — откликнулся Черный Удав.

— Привет, Лекса! — сказал Boomer.

— Нашли кому радоваться, — проворчала Angel.

— Всем привет. И тебе, Ангел, тоже привет, — сказал я и вдруг снова ощутил знакомое чувство неудовольствия.

Я их всех знаю давным-давно. Черный Удав — эмигрант из Франкфурта, сидит целыми днями в своей конторе, изнывая от скуки и тоски по общению на русском. Boomer — его отечественный аналог. Тот же самый диагноз — серая жизнь, хроническое безделье, халявный Интернет на службе. Да и Angel — то же самое с той разницей, что приходит она в чат с целью пококетничать с мужиками. Изображает увлекающуюся девочку, но если попросишь прислать фотографию — аккуратно уходит от этого вопроса. А также от разнообразных предложений встретиться. Только секс по инету! Я однажды все-таки выяснил, кто она такая. Пятьдесят три года, главный бухгалтер строительной фирмы. Трое владельцев фирмы — ее сыновья. Специально ездил туда под выдуманным предлогом, чтобы посмотреть на нее… Тетка — вылитая Антонина Макаровна, только не два подбородка, а три. Я, конечно, сразу рассказал это всем нашим в чате, но никакого толку от этого не было. Сама Violetochka немедленно заявила, что я больной на голову и повернутый на сексе, поэтому, дескать, сочиняю небылицы о всех, кто мне не дал. И поэтому она, прекрасная Violetochka, страшно обиделась и больше в этом чате не появится. Пока здесь бывают вот такие подонки. И действительно, тут же ушла и больше никогда не появлялась. Зато через минуту в чат заявился новичок — некая Angel. И начала со всеми активно общаться. По-свойски, как со старыми друзьями. И до сих пор общается со всеми, кроме меня. А на меня многие тогда обиделись, до сих пор иногда вспоминают, как Лекса смертельно обидел чудесную девочку Виолеточку с голубыми глазками и большими сиськами. А это тем более обидно, что про сиськи я и не спорил. Напротив, большие — это даже не то слово… В общем, много интересного у нас в чате делается, долго рассказывать.

— Чего нового? — спросил Boomer.

— Чего делаешь? — спросил Черный Удав. Я уже привычно поднимаю руки над клавиатурой, чтобы ответить, но так и замираю, пошевелив в воздухе пальцами. Написать, чего нового? Расспросить об их делах? Поделиться ссылками на “Nightwish”?

— Дела навалились, — написал я. — Нет возможности в чат ходить. Целую, жму руки. Пишите письма.

— Надолго уходишь? — расстроился Черный Удав. Я хотел написать “навсегда”, но просто закрыл окошко чата — это и так станет ясно со временем.

Делать в инете стало нечего, и я отключил его к черту. Появился совершенно свободный вечер, не заполненный мелкой суетой, пустой болтовней и никчемными проблемами. Наверно, впервые за много лет. Но я уже знал, чем мне надо заняться. Я взял телефон и набрал номер Ника.

— Здорово, Ник, это Лекса.

— А, Лекса! — обрадовался Ник. — Давненько, давне-нечко тебя не слышал. Ты — по поводу? Прими мои соболезнования, наслышан.

— Соболезнования?

— В инете проскакивало сообщение, будто тебя круто хакнули в четверг? Вирус закинули?

— А, это… — Я отмахнулся. — Было дело, я уже и забыл давно.

— А что случилось?

— По собственной глупости. Ничего, комп уже в порядке, как новенький.

— То есть отделался легким испугом?

— Почему же. Все стерлось. Но так даже лучше. Слушай, я тебе по делу звоню.

— Давай.

— Устроился тут лаборантом в институте, сети администрировать.

— Дело хорошее. Много ли платят?

— Копейки платят.

— А зачем тебе?

— Мне из чистого интереса, попрактиковаться и рекомендации получить. Я там долго не задержусь.

— Хм… — говорит Ник.

— Сам удивляюсь. Накатило что-то.

— Ну, дело хорошее, — с сомнением говорит Ник. — Хотя и непростое.

— Просьба — нужны книжки и советы.

— Этого добра сколько угодно. Ну, ты заезжай как-нибудь на неделе…

— Сейчас.

— Сейчас?

— Прямо сейчас.

— Ну… давай сейчас. Тебе это так срочно?

— Мне теперь все срочно.

— Что-то случилось? — настораживается Ник. — Что-то ты вообще сегодня странный.

— Чем странный?

Ник задумывается и молчит очень долго. Я терпеливо жду.

— Военный, — произносит наконец он.

— Военный?

— Отрывистый. Будто не разговариваешь, а приказы раздаешь.

— Ну извини.

— Ничего-ничего, — усмехается Ник. — Тебе даже идет. Уважаю.

— О'кей. Я выхожу. Буду через тридцать пять минут. — И вешаю трубку.

* * *

Через тридцать пять минут я уже был в Гвоздецком переулке и давил знакомую кнопку звонка. За дверью послышалось шарканье тапочек, и дверь открыл сам Ник.

— Здорово! — говорю я.

— Тихо! — отвечает Ник. — Аришка спит. Пошли в комнату…

Комната Ника — это особая песня. Я больше нигде не видел столько аппаратуры, одних компов там штук шесть как минимум. Хакер-профессионал, черт побери. Чем он занимается — я до сих пор не знаю. Познакомились мы с ним много лет назад в инете. Не буду рассказывать, где именно, ладно? Конечно, я сам виноват, по молодости залез ломать то, что ломать совсем не надо было. Причем не то чтобы я лез денег украсть или испортить что-нибудь — нет. Просто из любопытства полез. Интересно мне было, как там система устроена. Ну и похвастаться, конечно, потом хотелось, чтобы все вокруг говорили: слышали новость? Лекса-то наш во как крут! Знаете, куда он недавно пробрался?

Ну вот, а этой штукой в инете заведовал Ник. И защиту он же строил. И выловил он меня в два счета, я и понять ничего не успел. Лез туда из дому, со своего компа. Но, конечно, не напрямую — я ж не больной на голову, — а кружными путями, через заокеанские сервера, чтобы следы запутать. Подобрался я к той штуковине, пролез на нее своими методами, минут пять там провел, не больше — только и успел вокруг осмотреться. А тут бах — отключается сам по себе модем от сети телефонной, а вместо этого раздается звонок, причем странный такой, вроде межгорода. Снимаю трубку, а оттуда незнакомый голос: “Ну, здравствуй, малыш. Не узнал? Это мы, твои проблемы…”

9
{"b":"605","o":1}