ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто не спрятался. История одной компании
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Последнее дыхание
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Блог проказника домового
Любовь. Секреты разморозки
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Не дареный подарок. Кася
Русская пятерка
A
A

– Угу. – Тем, что я не знал про эту женщину, можно было бы перегрузить тяжеловоз или даже парочку. – Ладно, ребята, что теперь будем делать? Есть предложения? Высказываться могут все, даже вон Чита.

– У нас есть три возможности, – сообщил нам Сэм, – поскольку на той планете три портала. Один – мы можем вернуться туда, откуда пришли. Как вам такая мысль: будем за нее голосовать?

Несколько придушенных воплей от Дарлы и Читы, а мой вопль, кажется, оказался еще громче.

– Так, это не пошло. Второе: мы продолжаем наш первоначальный маршрут и доставляем наш груз научного оборудования на Ураниборг, в Чандрасекарскую Обсерваторию глубокого космоса, что потребует от нас немалого риска, поскольку Уилкс, вне сомнения, знает, что мы туда и направляемся. Что оставляет нам портал номер три?

– Который ведет нас черт-те куда в земном лабиринте, – вставил я.

– Но ведь мы можем направиться на Ураниборг и не останавливаться, предложила Дарла. – Можем оставаться на 12-м маршруте и проехать сквозь земной лабиринт.

– Хм-м-м… Тоты довольно дружелюбно к нам относятся, – размышлял я. – Но что мы там будем делать?

Ответа не было.

– Вот черт, получается, у нас вообще нет выбора.

– В пользу последнего решения – единодушное «да», – объявил Сэм, – но это в данном случае не имеет значения, потому что нечто очень быстро садится нам на хвост. И если я говорю – «очень быстро», я именно это имею в виду.

Я отстегнулся от сиденья стрелка и почти разбил голову о крышу, пытаясь перебраться на водительское сиденье и забыв об уменьшенной силе притяжения. Я проверил сканеры.

– Я понял, что ты хочешь сказать. Слишком быстро для гражданского транспорта, это не тяжеловоз. Либо инопланетянин, либо патруль колониальной полиции.

– Это и есть патруль, – подтвердил Сэм, – и почему только у меня странное ощущение, что он хочет прижать нас к обочине и остановить?

– И у меня такое же подозрение. Однако мы тут мало что можем поделать.

– Но мы вполне можем с ним помериться пушками.

– Нет, Сэм. У нас уже на счету Уилкс. Не хочу связываться с колониальными властями.

– Угу, у него уже сирена вовсю вопит. Я ее тебе дам послушать. МЕРТЕ!

– Ну… – я вздохнул и приготовился смириться с неизбежным, притормозил и стал подтягиваться к обочине. Я сбрасывал скорость как мог быстрее, и, естественно, менты перегнали нас, словно они были единственными удалыми перехватчиками Маш-сити.

Сэм рассмеялся:

– Ты только посмотри на них, этаких чайников!

Дорога впереди нас покрылась синевато-белым от их задней отдачи при торможении, и бедные лапочки оказались в полуклике от нас, опередив нас на такое дикое расстояние просто из-за неумения водить машину. Им пришлось медленно пятиться задним ходом, что, конечно, немедленно привело их в прекрасное настроение.

– А они становятся все нахальнее, верно? – спросил Сэм. – Я имею в виду, вот так ни за что ни про что нас остановили…

– Не в первый раз, – ответил я. – И не в последний. Менты просто обязаны время от времени делать что-то подобное. Это традиция. Им не по себе, когда они не могут арестовать кого-нибудь на дороге.

Мегафон патруля издал писк: плинк!

– Джейкоб Пол Мак-Гроу? – голос был женский.

Я надел наушники.

– Да, а что?

– Привет, Джейк! Как дела?

– О господи, только не Мона! – простонал Сэм.

– Просто прекрасно, – ответил я. – А у тебя как жизнь?

– Роскошно, – констебль Мона Бэрройс сказала это своим чистым птичьим щебетом. – Джейк, боюсь, у меня для тебя плохие новости.

– Мона, я уже и так за сегодня получил немало удовольствия, когда ты меня таким манером перегнала и показала мне прелестную попку твоей машины. Теперь меня ничто не может вывести из себя. Пока что.

– Джейк, ты всегда умел говорить приятные вещи. И все же, мне кажется, от того, что я скажу, твой мотор погаснет и сдохнет. На Оранжерее выдали ордер на твой арест.

Обратите внимание. У нее этого ордера не было, и она меня не собиралась арестовывать. По крайней мере, не здесь, не на Космостраде.

– Вот как? А по какому обвинению? Они что, собрали воедино все мои штрафы на дороге за предыдущие годы?

Но на сердце у меня было муторно. Я знал…

– На сей раз очень скверно, Джейк. Убийство с помощью транспортного средства повышенной мощности.

– Разумеется.

– Есть и другие обвинения. Отъезд без оказания помощи, нападение со смертельным оружием в руках и куча всякой мелочи.

– А, черт с ними, говори уж все сразу.

– О, нелегальное вождение машины по бездорожью, потом ты еще чего-то там не сделал… Джейк, слушай, неужели надо тебе все это выдавать?

Патрульный крейсер затих. Я, например, не мог найти выхода из такой ситуации. Я сидел и гадал, что станет делать Мона, если, например, мы попытаемся от нее рвануть. Это не было таким уж трудным делом, полицейские теперь редко встречаются жестче, чем Мона.

– Должен ли я понимать так, что это арест, констебль?

– Господи, откуда у тебя такие мысли? Но я просто официально тебя уведомляю, что в округе моей юрисдикции против тебя выдвинуты обвинения. Мое предложение тебе – сдаться.

Слово «предложение» было резко подчеркнуто и выделено голосом.

– Тогда почему ты нас остановила, а? Можно спросить?

– Ох, Джейк, ради бога не изображай космострадского адвоката в суде. Не умею разговаривать и вести машину одновременно. Кроме того, ты сворачивал на Эта Кассиопеи, и мне не хотелось бы, чтобы ты потом ехал обратно по такому куску дороги. Мне еще надо сделать кучу вещей, и я спешу. Ну вот, теперь ты знаешь, что тебе надо сдаваться или приходить с повинной, Джейк. Почему бы не сделать этого прямо сейчас и избавить себя от массы неприятностей? А? Ладно?

– Я с большим удовольствием услужил бы тебе, Мона, но утром я сам себя уважать перестану.

– Эй, Джейк, – предупредила она. – Только не вбивай себе в голову всякие глупости. Я буду ехать за тобой до тех пор, пока тебе не понадобится выйти из тяжеловоза, хотя бы, чтобы пописать.

– У меня для этих целей под сиденьем пятигаллонная бутыль из-под виски «Старая привычка», лапушка. Так что я плевать хотел на офицеров полиции, которые сгоняют меня с дороги, просто чтобы поболтать.

– Не шути. Ты знаешь, что я хочу сказать. Ты вскоре остановишься, чтобы поесть или заправить машину или что-нибудь в этом роде.

Она не могла так долго ждать. Но вопреки браваде Сэма, она могла пересидеть нас. Если в этом безвоздушном окружении мы окажемся без топлива или еды, потребуется так называемое «спасение», и тут она с нами расправится.

– А если я покину земной лабиринт?

– Это твое право. Но тебе придется оставаться вне его постоянно. Не очень-то это хорошо для твоего бизнеса, а?

– С этим я должен согласиться.

– Так что ты скажешь?

Я выключил связь на миг.

– Что делать будем, Сэм?

– Пойдем пока за нею. Мы что-нибудь придумаем к тому времени, когда попадем снова в Оранжерею. Может быть, Чита найдет нам еще какие-нибудь безопасные дороги в джунглях.

Сама мысль о такой возможности заставила меня сказать:

– Даже не надейся, Мона. Мона, лапочка, не знаю, как совесть дает тебе спать по ночам. Ты же знаешь, что обвинения сплошь придуманные, и, мне кажется, ты отлично знаешь, что произошло в Грейстоук Гровз и у «Сынка».

– Милый, я просто выполняю свой долг. Это Уилкс сообщил в полицию про то, что произошел инцидент со смертельным исходом и подал жалобу за нападение. Я только следую предписаниям, как поступать в подобных случаях. Правда, я знаю, что Уилкс мечтает, чтобы ему подали твоей крови в хрустальном графинчике… но у меня на него нет никаких данных! Тебе бы надо подать на него встречную жалобу, чтобы я тебе помогла! Ни мне кажется, что ему пока что хуже, чем тебе. У него один человек погиб, а другой в изоклинике отращивает новый палец.

– Иными словами, если я случайно подвернусь мертвым, моральное преимущество будет на моей стороне?

13
{"b":"6050","o":1}