ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Иногда я и сам себе задаю этот вопрос! – он фыркнул.

– Извините. Я не хотел задать этот вопрос так грубо, как он прозвучал.

– Не беспокойтесь. Кое-кто из наших готовы пооткусывать друг другу головы. Жара всех нас окончательно доконала. Мы попали в весьма неприятную заварушку. Как вы думаете, можем мы вас просить помочь нам?

– Естественно. А что стряслось?

Мы пошли обратно к колымаге, которая стояла на домкратах, причем весьма ненадежно. Колымага была старьем из старья, но в свое время ее построили, чтобы она развивала большие скорости и брала хорошие повороты. У нее был хороший бампер вокруг всего корпуса, чтобы она не могла перевернуться, и это приводило к тому, что под нее трудно было подлезть. Встроенные домкраты едва-едва ее держали, особенно в таком притяжении. Любой человек, которому взбрело бы в голову под нее забраться, рисковал бы тем, что много тонн металлолома с низким клиренсом приземлились бы ему на грудь. Чтобы устранить такую вероятность, многие пассажиры подкладывали под края машины мешки, наполненные землей. Землю брали лопатами из ближайшей конусообразной кучи, одной из многих на равнине. Поблизости не было никаких крупных камней, которые могли бы облегчить задачу. Работа шла медленно.

– Все, что я могу вам сказать, – сказал Сукума-Тейлор, беспомощно разводя руками, – это то, что машина просто отказала, вот взяла и отказала. Мотор заглох, и она остановилась посередине дороги, да еще тут, где нет никакой помощи. Несколько из наших людей отличаются талантом к механическим работам, но никто из них пока не смог как следует понять, что же с ней такое. Мы вытащили несколько сидений и попытались добраться до мотора изнутри, но болты, которые держат кожух мотора, не отвинчиваются, а у нас нет никаких мощных инструментов.

– Как плохо… именно так и надо было бы добраться до нутра такой штуковины. Лезть под нее – никакого толку. Но все зависит от того, чем колымага приболела.

– Я тоже так думаю. Приборы мониторинга мотора все еще действуют, но они ничего особенного не говорят. Для меня, по крайней мере.

– Дайте-ка я взгляну, – сказал я. – Пока я этим занимаюсь, я бы предложил вам убрать эти мешки с песком из-под бампера и подложить их под оси. Если колымага все-таки упадет, бампер все равно погнется.

Крупный чернокожий мужчина нахмурился.

– Вы знаете, вы абсолютно правы, – он устало покачал головой. – Невежество так мешает в жизни! Особенно когда речь идет о машинах.

– Тут оно может оказаться просто смертельно, – я доплелся до люка.

Приборы ничего мне не сказали, поскольку они были без малого просто игрушечными огоньками. Никакого следа от плазмодиагностической системы, даже пусть эта махина когда-то была торговым грузовиком.

Сукума-Тейлор аккуратно спустил в люк свое длинное тело и сел возле меня.

– Что-нибудь нашли? – спросил он с надеждой.

– Нет, немного пока. Похоже на то, что у вас в полную силу работает передатчик, но кроме этого я ничего не могу сказать по таким приборам. Она заводится?

– Да, но мотор никак не хочет работать. Все остальное вроде в порядке.

– Угу. Ну что же, это может быть все, что угодно, если потеря плазмы – это весьма серьезно. Я тогда здесь на месте ничего поделать не смогу.

– Я этого и боялся, – смущенно сказал Сукума-Тейлор.

– Вам повезло в одном смысле. Эти старые фургоны пока среди тех немногих корыт, построенных на земле, которые еще бегают по Космостраде. Мой тяжеловоз сделан на другой планете, но построен по заказам земли и с учетом требований человека. Поэтому я хорошо знаком с таким оборудованием. Однако я все-таки не механик. Тут надо быть специалистом.

– Все, что вы сможете сделать, Джейк, будет оценено по достоинству.

– Ладно, попробую.

Я промокнул лоб уже влажным рукавом.

– Не помню, пользуются ли эти старые колымаги источниками ионного газа. Если так, то вам нужна щепотка титана в топливе. Иначе между импульсами у вас будут всюду проскакивать нейтральные частицы. Я забыл, есть там такой источник или нет. Какое топливо вы используете?

– Дейтерий-тритий высокой пробы.

– Ага, так я и думал. Мой тяжеловоз ездит на двойном топливе. Более новая конструкция.

– А-а-а…

– Когда вы в последний раз заправлялись?

Африканец почесал в затылке.

– Вы знаете, не помню. Мне кажется, этих вещей надолго хватает, чуть ли не на вечность.

Продолжая свою линию, я вытащил тостер и спросил:

– Отвертка у вас есть?

Сукума-Тейлор завопил, чтобы принесли отвертку, и один из пассажиров, молодой восточный юноша, принес ее. Я взял отвертку, открыл панель приборов, засунул туда тостер и прочел результаты. Конечно.

– Я понял, в чем ваша беда, – сказал я, ставя панель на место. Естественно, она не желала становиться туда, где только что так крепко сидела. Я попытался впихнуть ее силой, но ничего не получилось.

– Правда? – он был потрясен.

– Ага. У вас топливо кончилось.

– Как! Вы шутите!

– Нет. Просто перегорел показатель уровня топлива.

Африканец хлопнул себя по лбу.

– Вот черт. И после всех наших мучений и ползанья под машиной… – Он высунулся из люка и прокричал: – Люди! Оставьте то, что делаете! Наш друг показал нам, какие мы глупцы. – Он снова повернулся ко мне. – Старина, простите, что побеспокоили вас. КАКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ тупость с нашей стороны!

– Да это в принципе может… ух-х-х!.. случиться с каждым. Помогите-ка мне вот с этим, ладно?

Мы общими усилиями затолкали панель на место. Прорези для болтов, эти вредные существа, естественно, не хотели выравниваться по прорезям для гаек. Я протянул ему шурупы, и он недоумевающе на них посмотрел.

– Я вот что хотел спросить, – спросил я небрежно, – вы что, какая-то религиозная группа?

Он просиял.

– Да! Мы телеологисты. Церковь телеологического пантеизма. Вы про нас слышали?

Человек, который гордится своей религией, заслуживает того, чтобы им восхищались.

– Нет, не слышал.

– Э-э-э. Ну хорошо, так мы как раз телеологисты и собираемся заселить эту планету. Мы как раз направляемся в Максвеллвилль.

Мы вышли наружу. Всего в этой компании было семь человек, не считая африканца, который, как я предположил, и был главой. Четверо из них – женщины, принадлежащие к разным расам. Одного из них, из оставшихся мужчин, я принял за австралийского аборигена.

– Для колонии вас тут не так уж и много.

– А мы передовой отряд. Остальные из нас потом появятся следом, по нашим стопам. Мы ответвляемся от коммуны на Хадидже, в конечном итоге мы надеемся перетянуть всех на Голиаф. Наше присутствие на Хадидже вызывает… м-м-м-м… досаду.

– Понятно. Вы собираетесь здесь завести хозяйство?

– Надеемся. – Сукума-Тейлор сказал мне, когда мы стояли и смотрели, как его люди опустошают мешки с песком и вытаскивают их из-под машины. – Собственно говоря, нам пообещали дать землю…

Со стороны одной из конических куч донесся вопль, который прервал наши рассуждения. Мы повернулись и посмотрели в ту сторону. Один из мужчин, который перекидывал землю лопатой, лежал на земле неподалеку от кучи. Он сражался с чем-то, что, по-видимому, схватило его. Его сотоварищ колотил это странное существо лопатой. Мы рванулись – вернее, попытались рвануться при повышенной силе тяжести – к этой группе.

Существо оказалось животным в полметра длиной, в металлическом на вид панцире, разделенном на отдельные сегменты. У него были клешни, как у краба, но на каждой лапе таких клешней было не по две, а больше. Три отдельных элемента были специально расположены природой для хватания и резания. Существо схватило щиколотку человека, который лежал на земле, в тесную хватку. Еще страшнее было увидеть, что в другой лапе существо сжимало лезвие, острое и блестящее, и им старалось раз за разом проткнуть ногу человеку. Тот, в чьих руках была лопата, отказался от попытки избить существо плоской стороной и стал пользоваться лопатой, как рубящим инструментом. После десятка ударов ему удалось разрубить существо надвое. Передняя половина продолжала сражаться. Подбежало несколько человек, и мы все одновременно постарались ухватиться за это страшное существо. Мы разодрали скотину, словно вареного рака. Я увидел, как еще один человек, тот самый австралийский абориген, сумел оторвать то щупальце, которое размахивало лезвием, ценой кровоточащего пореза на ладони.

17
{"b":"6050","o":1}