ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я остановился, чтобы осмотреть Сэма. Мы подъехали на стоянку и припарковались возле тяжеловоза Рикксианской марки, совершенно нового, с иголочки, с аэродинамическим кожухом, крикливо украшенным золотой филигранью. Сделано на заказ, по моему вкусу – чуть вульгарнее, чем надо, но Сэм рядом с такой цацкой показался просто больным, потому что весь был заляпан дорожной грязью, покрыт выбоинками от встречных камешков, летевших в нас на большой скорости. Эмульсионное покрытие, которым он сперва был покрыт, слезало с него клочьями возле плавников стабилизатора, тут и там – несколько вмятин. Его левый передний роллер был покрыт кристаллизационными заплатками, почти лысыми, так что способность регулировать сцепление с дорогой почти потерялась. Я уже коллекционировал штрафные квитанции за непройденный техосмотр, которые мне втыкали на стекло довольно давно, у меня уже собрался приличный букетик из них – хоть в петлицу втыкай, подарок от колониальной милиции с обещанием прислать еще и еще. Они, ей-богу, очень украшают бардачок.

Мы вошли в ресторан, и, конечно, очередь была длиннющая, как питон. Дарла и я почти не разговаривали, пока ждали столик. Слишком много народу было вокруг нас. Я почти приготовился уйти, когда робоофициантка пришла за нами и провела нас в кабинку возле окна, мое любимое место в любой забегаловке.

Положение прояснялось, солнышко светило, пока я не заметил Уилкса с несколькими его «помощниками» в дальнем углу. С ними был и какой-то инопланетянин из созвездия Сетки, ретикулянец. Причем Грабитель-Урыватель, насколько я знаю ретикулянцев. Эти рикки-тикки очень любят людей – просто подавай им общение. У нас такие чуткие нервные окончания, знаете ли, и визжим мы просто восхитительно. Если бы он был тут один (а это был он, мужского рода, потому что его пахучие выделения достигали через всю комнату, ударяя меня по носу едким запахом скипидара и миндаля), он бы и двух минут не прожил здесь или где-нибудь еще на человеческой планете. Им столь же вольно ездить по Космостраде, как и любой другой расе. Но в земном лабиринте их не привечают, да и во многих других районах Галактики их не шибко любят.

Но он был с Кори Уилксом, несомненно, по делу, что давало ему некоторую неприкосновенность. Никто на него не смотрел, кроме меня и Дарлы. Уилкс поймал мой взгляд, улыбнулся и помахал, словно мы были на церковном пикнике. Я ему дал лучший ракурс моих тридцати двух зубов в ухмылке и сунул нос в меню.

– Что кушать будем, Дарла? Я угощаю.

– Дай-ка я хоть раз угощу тебя обедом. В последнее время я работала, так что кое-что скопила.

– Это завтрак, а не обед, – миг спустя я воспользовался возможностью спросить. – И что же ты делала?

– Весь последний месяц была официанткой, чтобы душа с телом не рассталась. А до этого – пела, как обычно. Салуны, ночные клубы… У меня была действительно хорошая группа, множество крутых ребят, хоть и дураков, но они меня бросили ради другой певички. Они воспользовались моим контрактом, а меня оставили оплачивать их счет в мотеле на Кси Бу-3.

– Здорово, – официант подошел, и мы заказали завтрак.

В ресторане было еще несколько инопланетян. Бета Гидранец хлебал что-то слизистое в соседней кабинке вместе с приятелем-человеком. Большинство ресторанов на Космостраде обслуживают всех и могут похвастаться иноземной кухней, поскольку обслуживают и инопланетную торговлю. Это включает в себя различные удобства для инопланетян на дороге, учитывающие и человеческие потребности. Так сказать, удобно и нашим и вашим. Но вот атмосфера неприятия ретикулянца была такой ощутимой, что хоть топор вешай.

Я оглянулся в поисках знакомых лиц. Кроме Уилкса я заметил Реда Шонесси в углу вместе с его партнером, Павлом Короленко. Шонесси мне подмигнул. Ред был вице-президентом ТАВС в свое время, но перешел к нам, когда по горло был сыт Уилксом. Некоторые члены Гильдии до сих пор ему не доверяли, но он очень помог в те ранние деньки, когда Гильдия еще только боролась за существование. Эта борьба пока еще не закончилась. Мы все еще пытались отлучить водителей от Уилкса, когда для них было куда легче и безопаснее присосаться намертво к раздутым изобильным титькам ТАВС. Я еще увидел Джиля Томассо и Су Чин Ченга, но они в мою сторону не взглянули, так что и не увидели. Они здорово сбились со своего обычного маршрута. Особый заказ, не иначе. Снова оглядев зал, я подумал, что увидел еще одну знакомую физиономию у стола возле Уилкса и его компании, высокого, тощего аристократического джентльмена с гривой седых волос, но я не мог вспомнить, что он такое и откуда. У меня было такое ощущение, что его физиономию я знаю по выпускам новостей. Возможно, такой тип – из средневысокого уровня бюрократов нашего ремесла. Инспектирует все и вся.

К тому времени, как нам принесли заказ, у меня наполовину пропал аппетит. Если бы у меня была хоть капля здравого смысла, я бы убрался отсюда при первом взгляде на Уилкса, и никто не мог бы обвинить меня в трусости. Но в нас всех есть рудимент инстинкта защищать свою территорию. Почему это я должен уходить? Почему не он?

Ред встал и подошел к нам. Я представил его Дарле, и мне показалось, что в его глазах мелькнул огонек узнавания. Он отказался от чашки напитка из кислых бобов, это такая местная бурда, которая по вкусу совершенно не похожа на кофе, зато здорово напоминает смесь корицы и йода. Он зажег одну из своих мерзких сигар.

– Плохи дела, Джейк, – сказал он. – По всей звездной трассе беда.

Я поковырял вилкой свою яичницу по-эридански.

– Это я и так знаю. Что-нибудь новенькое?

– Марти ди Филиппа.

– А что с ней?

– Только что слетела с ленты. Она врезалась в «силосные башни» на Барнарде-2.

Ох, это было больно… Марти я хорошо знал – хорошая женщина, классный водитель. Она могла вести тяжеловоз лучше многих, всегда в точном соответствии с расписанием, всегда с улыбкой. Она была одной из горстки людей, которыми Гильдия Звездных Толкачей могла похвастаться. Я на миг выглянул из окна. У меня мелькнула фантастическая мысль о том, чтобы затеряться в бурной растительности этой планеты и пустить корни где-нибудь во влажной земле джунглей. Больше не будет ни печалей, ни радостей, а просто свет солнца, вода, покой. Я снова посмотрел на Реда.

– А что говорят менты? Свидетели есть?

Когда цилиндры заглатывают человека, нет никаких больше улик или остатков. Нет и другого способа, кроме свидетельских показаний, чтобы установить, что же именно произошло. Собственно говоря, вопрос был дурацкий, поскольку не было вообще никакого способа доказать, что это вообще произошло. Каждый год путешественники отправляются по автостраде, и сотни из них больше никогда не встречаются людям.

– За ней следом ехал тяжеловоз, когда все это произошло, – сказал мне Ред. – Он сказал, что ее левый задний роллер почему-то выбился из синхронного движения как раз в тот момент, когда она проезжала мимо маркера смычки. Она не могла вовремя выровнять скорость, и… так оно и происходит обычно.

– Кто сообщил о катастрофе?

– Имя не знаю. Водитель ТАВС, это точно, но не из прилипал Уилкса. Просто обычный парень, каких много. Вероятно, он ничего общего с этим не имеет. – Ред глубоко затянулся сигарой. – Мог быть и просто несчастный случай.

– Чертовски неудобный момент потерять синхронизацию роллеров прямо перед стыковочным пунктом, – сказал я, отложив вилку. Все, у меня не было уже никаких шансов поесть. Однако Дарла наворачивала будь здоров, явно не прислушиваясь к нашей беседе. – А может, очень удобный момент, зависит от того, как на это смотреть.

Я взвесил все возможности, потом сказал:

– У нас никогда раньше не было свидетелей. Люди просто исчезали, и никаких тебе следов, никаких улик. Как же это? Маленький, бездымный взрывной заряд, установленный в синхронной тяге – а коробку эту очень легко достать рукой, если присмотреться. Взорвать такой заряд дистанционным управлением или взрывателем с сенсором, который чувствителен к перемене гравитации.

3
{"b":"6050","o":1}