ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Эй! – проорал я, когда мой рот наконец был свободен, схватился за блестящую кнопку на рулевом колесе и передвинул ее вправо. Женщина, которая разгружала тяжеловоз, отскочила с дороги, потом выругала нас очень старательно на, как мне показалось, нидерландском языке.

– Ух ты! Извини! – Дарла слезла с меня. Она снова привела себя в порядок – это превратилось почти в ритуал. Потом она посмотрела на меня.

– Куда мы едем? – спросила она.

– Если бы я знал, где Сэм, я наверняка быстро убрался бы из города. У меня такое ощущение, что эта штука могла бы перегнать любую машину милиции, даже перехватчик. Но…

– О господи, я совсем забыла, – перебила она меня и, сунув руку в правый боковой карман, протянула мне ключ от Сэма.

– Петровски пытался убедить меня вызвать Сэма, выманить его из укрытия, чтобы они смогли обездвижить его и обыскать. Из-за карты, как мне кажется. Я сумела сунуть ключ в карман, прежде чем вырубилась.

Я схватил черную продолговатую коробочку и нажал кнопку вызова.

– Джейк! Господи Иисусе, где ты?!

– Разъезжаю по Максвеллвиллю, ищу тебя. А ты где, черт побери?

– Да в кустах неподалеку от Космострады на Семь Солнц и портала на эту планету. Ищу это проклятое ранчо, или Джона, или Дарлу, или любого, кто сможет… (треск)… да что, черт побери, происходит?

– Все в городе. Можешь назвать мне свое местоположение более точно?

– Не совсем. Вокруг Голиафа нет навигационного сателлита. Но я примерно в двадцати кликах к северу от Космострады… (кр-р-р-рак!)…

Остальная часть передачи безнадежно проглочена статическим электричеством.

– Сэм, ты у меня пропадаешь. Повтори.

– …В десяти кликах от дороги… используй луч…

– Сэм, я тебя не могу понять, ничего не слышно, но ты оставайся там, где ты есть, и включи луч. Повтори, остановись и включи луч. Подтверди прием.

– …Включить луч, понятно. Я хорошо тебя слышу и…

– Джейк, – сказала Дарла. Она смотрела назад, в овальное окно заднего обзора. – Милицейская машина только что пересекла тот перекресток, через который мы проехали, направляется вправо от нас. Не знаю, увидели они нас или нет.

– Хорошо. Ну что же, они и так тут ползают в округе, кроме того, тот парень наверняка уже доложил, что у него украли лошадку с коляской.

– Мне бы надо было тебе прямо сразу отдать ключ, но я была совершенно заморочена, ничего не соображала.

– Это не имеет значения, – сказал я. – Для того, чтобы выбраться из города, нам нужен неприметный транспорт. Самое скверное, что если мы украдем другую машину…

В этот момент мы увидели Джона и всю компанию, когда они выезжали на своем «шмеле» в противоположном направлении. С ними была Винни. Я опустил окно и заорал в их сторону, но безрезультатно. Потом вспомнил про сигнальный гудок. Где он может быть? Кнопка? Нет, вот, как раз тут, мягко обитая кнопка в центре рулевого колеса. Клаксон пропел свой нелепый смешной сигнальчик, и в зеркале заднего обзора я увидел, как Джон выглянул из окошка возле водительского сиденья, оглядываясь назад. Я резко развернулся, подъехал к ним и снова нажал сигнал. Они подкатили к пустому месту возле обочины тротуара. Дарла вытащила свой пистолет, и я огляделся кругом. Максвеллвилль напомнил мне маленькие городки штата Джерси, где мы отдыхали, когда времена были неплохие – равнина, низкие пастельных тонов здания, но здесь были многочисленные свободные, незастроенные участки и много открытого пространства. Я надеялся, что пройдет не так много времени, прежде чем городишко застроится.

Винни выбралась из «шмеля» и бросилась к нам. Я выскочил из машины, и она обняла мои ноги, потом подпрыгнула, чтобы обнять Дарлу. Я велел Дарле внимательно следить за тем, что происходит вокруг, а потом подошел к «шмелю».

– Джейк? – радостно приветствовал меня Джон. – Вас выпустили!

– Ненадолго, если я не уберусь из города.

Улыбка его пропала.

– О-о-о… мы чем-нибудь можем помочь?

– Да, одолжите мне свою машину.

– Э-э-э… – его лицо помрачнело.

– Я знаю, что прошу слишком многого, – сказал я, быстро заполняя паузу в разговоре. – Я вам вот что скажу. Почему бы вам не зайти в эту маленькую забегаловку, якобы на завтрак, оставить ключ в «шмеле». Я его украду. Дайте мне примерно полчаса, потом сообщите об этом в полицию. Я оставлю машину на Космостраде, и не будет никаких проблем.

Сьюзен сидела на заднем сиденье. Она наклонилась вперед и заговорила на ухо Джону, так, чтобы я вроде бы не мог подслушать, но мне все равно было все слышно.

– Джон, не делай этого, – умоляла она, – мы и так попали в страшные передряги. Полковник Петровски сказал, – тут она остановилась и виновато посмотрела на меня, – прости, Джейк, но нам бы не хотелось больше в это вмешиваться.

– Я могу понять, – сказал я, размышляя, хватит ли у меня жестокости и наглости вытащить Джона силой с водительского сиденья, выгнать из машины Роланда и Сьюзен… или просто выгнать их под дулом пистолета. Но, черт побери, с друзьями таких штучек просто не делают.

Джон угнетенно посмотрел на меня.

– Ей-богу, не знаю, что делать, – сказал он, устало покачивая головой.

В моральном тупике ничто так не поднимает ваш дух, как вид ретикулянцев. Они, словно призраки, промчались мимо в своем низко посаженном ярком синевато-зеленом спортивном автомобиле. Это была крупная для своего класса машина, а за собой она тащила еще и домик на колесах, который был прикреплен к машине с помощью соединения-гармошки. Трейлер этот был очень большим для самой машинежки. Но машинка все-таки была целой поэмой аэродинамического дизайна, она чувственно изгибалась в нужных местах, сияла лаком, изобиловала кнопками, крохотными башенками, прозрачными капсулами и прочими штучками.

Инопланетяне на меня не смотрели – этим я просто хочу сказать, что голов они не поворачивали, – но я знал, что глаза их, похожие на линзы, были повернуты под самым крайним углом.

Неужели они следили за мной с самого участка? Как? Я их не видел. Незаурядно – услышал я мысленно голос Петровски. Но кто может понять инопланетян? И где бы ни были ретикулянцы, милиция будет за ними неподалеку.

– Джейк, мы бы действительно очень хотели тебе помочь, – говорил в это время Джон.

Мне кажется, никто из них не заметил ретикулянцев.

Я повернулся к нему.

– Джон, для меня это может означать мою жизнь.

– Но я… о господи… – Джон выглядел совершенно растерянным.

– Сделаем так, как он просит, – сказал с нажимом Роланд, – с точки зрения морали, у нас нет выбора.

– Но власти, – колебался Джон, – какова будет наша ответственность…

– Мне кажется, вопросы морали тут вполне ясны, – сказала Сьюзен. – Джейк помог нам, прошлой ночью мы помогли ему. По крайней мере, пытались помочь.

– А ты что, ведешь счета в отношении того, кто кому сколько должен с точки зрения морали и долга? – оскорбился Роланд. – Это с каких же пор этические вопросы стали заменяться понятиями дебета и кредита?

– Я не занимаюсь бухгалтерией, – огрызнулась обиженная Сьюзен. – Мне просто думается, что неразумно вмешиваться во все эти дела больше, чем мы уже влипли. Мы собираемся жить на этой планете…

– Джейк, насколько это касается меня, – сказал мне Роланд, высовываясь в окошко возле Джона, – ты можешь забирать «шмеля».

– Ты мне не дал закончить того, что я говорила, – сказала оскорбленно и гневно Сьюзен.

– Тогда, мне кажется, вопрос должен решать я, – жалобно сказал Джон, потому что решения в такой демократической обстановке давались ему с трудом.

– Джейк, неужели ты действительно считаешь, что это справедливо, – воззвала камне Сьюзен, – вот так просить нас рисковать и быть втянутыми в какое-то темное дело, куда уже влип ты?

– А? Что? – я смотрел на ретикулянцев.

Они завернули налево за угол и остановились, задний конец трейлера торчал из-за угла хозяйственного строения какого-то склада сельскохозяйственных орудий. Меня они в данный момент не очень интересовали. Ретикулянцы явно отчаянно рисковали, путешествуя открыто по земному городу. Дарла уже нацелила свой страхолюдный мушкет где-то в их сторону. А она сперва выпалит, а потом спросит, что именно случилось. Я одним глазом посматривал в сторону складского здания.

35
{"b":"6050","o":1}