ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Прости, Сьюзен, что ты сказала?

– Сьюзен высказала свое мнение, – сказал Роланд. – Джон, как насчет тебя?

Джон начал было что-то говорить, когда Сьюзен выпалила:

– Вы двое меня всерьез разозлили! – щеки ее пылали, и она была на грани слез. – На меня здесь никто не обращает внимания, и каждый раз, когда я что-нибудь говорю…

– Никто тебя не обижал, – резко сказал Роланд.

Сьюзен совсем вышла из себя.

– Вот ты опять начинаешь!

– Люди, люди, вы что… – попытался урезонить их Джон.

Дарла снова смотрела на меня, словно спрашивая: как дела?

Хороший вопрос. Мне надо было принять собственное моральное решение, а времени оставалось в обрез. Я потрогал рукоять пистолета Петровски в кармане куртки.

– Мы, как всегда, должны подойти к этому рационально, – сказал Джон своей пастве. – Ей-богу, нам незачем спешить возвращаться обратно на ранчо. Я предлагаю вам пойти в закусочную… и не оставлять ключа, поскольку Джейк весьма хитроумный, предприимчивый и изобретательный человек… – он посмотрел на меня, ища поддержки.

– Это было бы прекрасно, – сказал я. Но это значило бы, что потребуется больше времени, времени на то, чтобы обойти систему безопасности, а микросхема таких систем достаточно сложна. И как насчет инструментов? Где я их возьму?

– Одно-единственное, – сказал я, – они вам дали набор инструментов к этой штуковине? Для поломок и аварий?

Роланд открыл ящик – багажник под сиденьем – и стал копаться в нем.

– Таким образом, – продолжал Джон, – мы можем доказать, что у нас не было ни малейшего намерения помогать Джейку скрыться. Насчет укрывательства преступника и тому подобного не возникнет и тени подозрения. – Он с надеждой повернулся к Сьюзен. – Для тебя это приемлемо?

– Тут куча мусора, – сказал Роланд, бешено роясь в ящике. – Не могу, кажется, найти… а это еще что? – Он вытащил замасленную штуковину, из которой торчала проволока.

– Старая часть от мотора, – сказал я ему.

– Нет, это неприемлемо, Джон, и ты это знаешь, – сказала сердито Сьюзен. – Они нам никогда не поверят. Я немедленно выхожу из этой машины.

– Ну погоди минутку, пожалуйста, – сказал Джон.

Роланд поднял глаза.

– Да никуда она не пойдет, – сказал он презрительно.

– Сам увидишь, – ледяным тоном сказала Сьюзен и передвинулась по сиденью к той двери, которая примыкала к тротуару.

Джон протянул руку назад и схватил ее.

– Ну пожалуйста, Сьюзен, – стал умолять он.

Я же схватил за руку Джона.

– Люди, честное слово, на это у меня нет времени.

Джон повернулся ко мне с раздражением.

– Э-э-э… погоди минуточку, ладно? – Сьюзен попыталась вырвать свою руку, но Джон держал ее крепко.

– Роланд, поговори с ней!

– Инструментов нет, – сказал мне Роланд.

Я крякнул. Что же, выбора практически не оставалось…

Сьюзен уже открыла дверь и одну ногу свесила наружу, пытаясь оторвать пальцы Джона от своего плеча.

– Пусти меня! – сказала она сквозь стиснутые зубы.

– Роланд, пожалуйста, поговори с ней!

– Перестань вести себя как ребенок, – рявкнул Роланд, подняв на нее взгляд, пока он все еще пытался найти что-нибудь полезное в ящике с инструментами.

– Иди к черту! Джон, пусти меня!

– Сьюзи, пожалуйста, – сказал Джон, голос его был тихий и умоляющий. – Мы разберемся в этом. Просто подожди минутку, прежде чем ты…

– Ох, да пусть идет, – сказал с отвращением Роланд. – Куда она пойдет-то?

– Куда угодно! Если только смогу выбраться отсюда. Я тебя предупреждаю, если ты…

– Сьюзен, иногда ты бываешь таким абсолютным дерьмом… Ты это знаешь?

Она перестала сопротивляться Джону и яростно посмотрела на Роланда.

– Ах ты, сволочь! Да как ты смеешь так со мной разговаривать!

– Тогда скажи мне, как это мы сможем основать тут колонию, когда люди разбегаются, как тараканы, при первом же признаке неприятностей!

– Первом же признаке… – ярость Сьюзен превратилась в изумление. – Как будто эта экспедиция не была катастрофой с первого же дня, как мы покинули Хадиджу! Трое из нас уже мертвы, господи помилуй.

– Да, знаю, – сказал Роланд. – Но мы и раньше теряли людей. Новая планета, новые опасности…

– А ты когда-нибудь слышал о том, что к ним полагается готовиться? Сперва эта идиотская поломка… А чья идея была потревожить и разворошить те гнезда или как они там называются? Разве не является первейшим правилом на неизвестной планете…

– Да, первое правило гласит «никогда не полагайся на свое представление о том, что может быть опасно», – сказал Джон, – я же его нарушил. Я беру на себя полную ответственность за это.

– А кому от этого легче? Кого это может воскресить?

– Никого…

– Отпусти ее, – Роланд был сыт по горло. Джон вздохнул.

Сьюзен воспользовалась тем, что беседа затихла, и вырвала свою руку прочь. Роланд немедленно протянул руку назад и схватил ее за запястье.

Дарла глазами говорила мне: что эти идиоты теперь вытворяют? Я беспомощно пожал плечами.

– Слушай, прекрати, перестаньте вы все меня хватать… сию секунду прекрати! – Сьюзен ударила кулаком по руке Роланда.

Ситуация совершенно выходила из-под контроля. Кроме того, по мне снова начинали как бы бегать мурашки. Я повел плечами. Что это такое? Нервы? Вши?

– Сьюзен, пожалуйста, успокойся, – говорил Джон.

– Пустите меня.

– Роланд, пусти ее.

– И куда ты собираешься, как тебе кажется? – спросил ее Роланд.

– В мотель, где находятся Роджер и Шарп.

– Мы тебя туда отвезем, ладно?

– Нет, спасибо, предпочитаю дойти туда пешком.

– Сьюзен, будь же разумна. Пусти ее, Роланд.

– Не будь идиоткой, – сказал Роланд.

– Да убери свои подлые лапы, говорят тебе!

– Нет, не уберу, пока ты не прислушаешься к умным словам хотя бы на минуту.

– Я ТЕБЕ СКАЗАЛА УБРАТЬ С МЕНЯ СВОИ ПОДЛЫЕ ЛАПЫ!!!

– Джейк! – это Дарла, которая стояла возле нашего автомобиля с открытой дверцей, показывала на что-то важное и срочное у меня за спиной. Я резко повернулся и увидел перед патрульной машины, который торчал из-за кучи мусора на пустом участке через улицу.

– Всем ложиться, – я нырнул за моторный капот «шмеля», скользя по лакировке, аккуратно скользнул к другому концу машины и присел поближе к земле. Телеологисты смотрели на меня так, будто я потерял разум. Я прополз дальше и открыл дверцу, где сидел Роланд.

– Ложись! Ложись!

Роланд первым сообразил, в чем дело, схватил воротник смешной серой рясы Джона и стащил его вниз на пол. Я как раз пытался проделать то же самое с Сьюзен, когда ударил первый залп. Аэростекло «шмеля» превратилось в расколотый лед. Сьюзен все еще сидела, как сидела, – чудом не раненая, – покачивая головой и ничего не понимая.

– Почему… почему они в нас стреляют? Мы же не…

Я выволок ее из машины и бросил на асфальт как раз в тот момент, когда следующий залп пропорол «шмеля». Воздух был полон пулями высокой плотности, и сверхзвуковой треск отдавался громче, чем тот выстрел, который их послал. «Шмель» трепетал, как лимонное желе, пока в него впивались заряды аж с трех направлений. Джон и Роланд вывалились из передней двери на улицу.

– Лежите пониже, – приказал я им. – Тихо!

Оглянувшись вокруг, я так и не увидел места, где можно было бы укрыться. Участок на этой стороне улицы не мог ничего предложить, кроме сухого кустарника и нескольких вурлитцеровских деревьев.

Я услышал, как Дарла завела автомобильный мотор. Шины завыли, когда она выжала сцепление и подскочила на краю тротуара. Она подъехала к нам, бешено виляя. Очень трудно привыкнуть к рулевому колесу. Она пересекла дорогу, загнала машину в рыхлую песчаную почву, срезала боком вурлитцеровское дерево, потом выправила машину на дороге и подлетела к нам, шины выбрасывали фонтаны грязи и пыли. Она остановила машину возле «шмеля» и не выключала мотор. Потом она чуть было не стала переключать скорости, не выжав сцепления, чем едва не убила мотор. Но все же она держала машину на ходу. Когда она стала открывать дверь со стороны водителя, пуля высокой плотности отлетела от «шевроле», завизжав от рикошета. У меня не было времени удивиться, почему это старинная машина не пропускает пуль. Теперь дверь успешно блокировала угол обстрела полиции, и мы были в относительной безопасности. Я помог Джону пролезть, потом пришла очередь Роланда.

36
{"b":"6050","o":1}