ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как погоня за нами, Сэм?

– Он теперь бежит изо всех сил. Знает, что не поймает тебя.

– Да, но тебя он может поймать, Сэм. Брось груз. Отцепи трейлер.

– Ни за что в жизни, сынок. Нам заплачено, чтобы мы доставили товары, а не за то, чтобы мы их раскидали на сто кликов дороги. Кроме того, он охотится за тобой, а не за мной.

– Сэм, я в этом не вполне уверен. Если бы у меня был какой-то бесценный артефакт, разве я не оставил бы его с тобой? Скажем, карту? Как ты думаешь, почему они хотели тебя обыскать? Петровски может попробовать обезвредить тебя и провести именно обыск.

– А что за черт этот Петровски?

– Извини. Тот тип, который как раз сидит у нас на хвосте.

– Я могу справиться с любым ментом, которому покажется, что он может нарушить мои дорожные права.

– Сэм, ты отлично знаешь, что это не в твоих силах. Поэтому кончай нести чушь и брось груз.

– Ай-ай-яй-яй! Разве можно так разговаривать с собственным отцом? Более того, мой неуважительный сынок, ты кое-что забываешь. Я все-таки машина по большей части. Собственно говоря – давай не будем уходить от факта – я не что иное, как машина, по крайней мере, мне так говорят. Машины должны слушаться программирования. И я не могу обойти твою хитрую программу от взломщиков. Только ты можешь отделить трейлер отпечатком большого пальца.

Он был прав, я об этом совершенно забыл.

– Извини, папаша.

Откуда-то изнутри машины прозвучали сигналы тревоги, отчего все вздрогнули. Потом мы вытаращенными глазами следили за тем, как происходили странные вещи на панели инструментов. Магически смешные циферблаты и приборы превратились в самые современные приборы, словно невидимая рука скульптора сперва смяла их и превратила в глину, а потом слепила из них самые новые по последнему слову техники приборы. Заняло это всего несколько секунд, но в результате перед нами была панель управления такая, словно с ней поработал дизайнер, который сделал все так, что хоть сей момент проезжай через портал.

– Примечательная и впечатляющая картина, – сказал Джон, подтянув к груди острые коленки.

– Роланд, поменяйся местами с Джоном. Ты мне поможешь считывать приборы.

Они так и сделали. Джону стало легче дышать, и он вытянул ноги, довольный тем, что может позволить себе хоть немного избавиться от той судороги, которую явно породила у него в ногах езда в таком неудобном положении. По крайней мере, мне так показалось…

Я пропустил предупредительные знаки, которые слились в одно сплошное пятно при дороге. Цилиндры раскололи небо перед нами, огромные колонны неизвестной энергии и материи. Пока мы смотрели на них, страшный палец молнии сверкнул на чистом и ясном небе и притронулся к головке левого цилиндра. От этого из цилиндра вырвались еще петли огненных щупалец, которые протянулись к цилиндрам рядом, и на миг светло-голубая паутина света опоясала все цилиндры портала, потом пропала.

Я видел, как такое случается, только один раз до этого. Можно разделить свою жизнь на периоды, которые можно отмечать такими событиями, как то, что мы только что видели: портал вызвал молнию с ясного неба. Все выдохнули воздух, потому что не смели дышать, пока длилось таинственное явление.

– Привязные ремни безопасности, – выкрикнул я. – Есть тут какие-нибудь ремни безопасности?

– Нет, – ответила Дарла. – Я никаких ремней тут не вижу, кроме какой-то странной петли возле окна.

Странно…

– Ну хорошо, хватайся за нее или за что-нибудь другое. За что-нибудь, неважно!

Потом я вспомнил, что было на другой стороне портала.

– Окна! Все окна закрыты?

Все ли окна закрыты… я не мог поверить, что говорю нечто подобное. Может ли быть, что эта штуковина способна выдержать вакуум? Но нет. Настоящий владелец проехал мимо нас по Космосграде, стало быть, он мог приехать только из Грумбриджа, единственный портал, который ведет на Голиаф – именно Грумбридж. Если только он не катался по равнинам просто так. Но ведь там не было ничего особенного, кроме тех крабов-попрыгунчиков, да еще всеобщего несчастья. Ведь была, была возможность, что эта машина – прелесть, тем более что окна были явно не из стекла…

– Все окна закрыты, Джейк, – сказала Дарла. – Собственно говоря, заднее окно со стороны Сьюзен было открыто как раз на щелочку, и я увидела, как оно закрывается само собой, когда стрелка перемахнула за сто. Теперь мое окно отказывается отвечать на нажатие ручки и остается закрытым.

Все это происходило слишком быстро, и я не смог пока сориентироваться. Маркер начала въезда в портал мелькнул мимо нас, и под нами замелькала направляющая полоса. Мы мчались по самому краю безопасной зоны на скорости, которая была слишком велика для реагирования. Сквозь рулевое колесо я чувствовал еще какую-то силу, которая контролировала меня, какую-то помогающую руку – видимо, это была автоматическая система какого-то типа. Панели инструментов светились ободряюще зеленым светом, и все, казалось, идет просто замечательно.

Цилиндры просвистели мимо единым мазком серого цвета за окном, и мы проскочили сквозь отверстие портала.

Мы гладко прибыли в мир зеркально-плоского и гладкого льда, который нарушался только острыми черными скалами и провалами в ледяных равнинах. На планете была глубокая ночь, но сияние миллионов звезд давало льду такой блеск, что можно было отчетливо различить мельчайшие подробности ландшафта. Почти прямо над нами словно висела люстра из семи ярчайших звезд, которых я не видел ни над одной планетой. Я прижался лицом к стеклу и секунду или две упивался этим зрелищем.

Не было никакого рывка скорости, когда машина оказалась в вакууме. Я проверил махометр. Да, только легкое увеличение. У машины были необыкновенные аэродинамические свойства.

Я попытался вызвать Сэма, но безрезультатно. Слишком рано. Я и понятия не имел, на каком расстоянии сзади нас он был, и теперь я начинал волноваться.

Снова прозвучали сигналы тревоги. На сей раз звук был иной. Экран сканера показался на панели, показывая движение впереди, и я замедлил ход. Вскоре мы оказались ниже скорости маха-запятая-три и снижали скорость дальше. Мне не хотелось оказаться сильно впереди Сэма. Теперь надо было принять решение: куда ехать? Семь Солнц могли похвастаться тремя порталами с тремя отдельными входами, которые в них вели: один из Голиафа, другой из двух остальных межзвездных маршрутов. Один портал вел обратно в сердцевину земного лабиринта путем прыжка во много световых лет, а другой на территорию Риккса. Третий портал был неизведанный, поэтому у нас на самом деле было только два выбора, разве что нам очень хотелось бы испытать судьбу.

– Сэм, отзовись. С тобой все в порядке?

– Со мной все о'кей, капитан. У меня, правда, на хвосте сидит мент.

Я принял решение и притормозил.

– Я останавливаюсь.

– Неправильно! Не смей! Продери свою задницу через тот самый портал на Риккс! Выбирайся из земного лабиринта! Это твой единственный шанс.

– Мне кажется, я с ним справлюсь. Эта машина – какое-то инопланетное чудовище, в которое встроено множество самых невероятных вещей. Я еще не нашел вооружения, но мне кажется, что я смогу перестрелять даже перехватчик. А вот ты…

– Сынок, подумай минуточку. Что может сделать со мной этот жалкий персонаж Петровски? Если он меня остановит, то что? Если он меня обыщет, то что он сможет найти? А ты тем временем сможешь удрать.

– Он может задержать тебя как материальный залог.

– Опять-таки: ну и что? Я немного дам роллерам отдохнуть, пока ты не вернешься назад.

В этом был свой смысл.

– Ладно, думаю, так сойдет.

Мне все-таки это не нравилось.

– Собственно говоря, я, можно сказать, надеюсь, что он остановит меня и заставит съехать на обочину. Может быть, приедет патруль на «дорожном жуке», и… погоди-ка!

Ключ с полминуты молчал. Потом я сказал:

– Сэм? Что происходит?

– Он проехал мимо меня. Я говорил же тебе, что гонится он за тобой!

– Ага, – я набрал такую скорость, какую мог только себе позволить при плотности движения на этой планете. Теперь я вихлялся между разными рядами движения, проезжая тяжеловозы, спортивные модели, родстеры, инопланетные машины всяческого вида и цвета.

39
{"b":"6050","o":1}