ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скрытая угроза
Тренинг по системе Майкла Ньютона. Путешествия вне пространства и времени. Как жить счастливо, используя опыт предыдущих жизней
Альвари
Поступки во имя любви
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Книга Джошуа Перла
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций
Пропавшие девочки
Земля лишних. Коммерсант
A
A

– Звучит весьма правдоподобно, – согласился Ред. – Я бы сказал, что идея с гравитационным взрывателем мне нравится, хотя я ни про что такое раньше не слышал. Водитель, который ехал за ней, потом получал первую помощь от взрывных ожогов и гамма-облучения.

– Ну и что? Просто для правдоподобия.

– Угу. Я понимаю, что ты хочешь сказать относительно переключателя синхронной тяги. Но я никогда бы не подумал устроить это таким образом. Мне-то казалось, что ты хочешь вывести из-под контроля тяжеловоз в нужное время, просто установить мину на пульсовом трансформаторе или что-нибудь в этом роде.

– Ну да, конечно, но металлические корпусные части тяжелее, и до них труднее добраться. Это же оборудование тяжелое. Кроме того, все, что тебе придется и удастся сделать, если ты заминируешь трансформатор, – это привести роллеры в состояние нулевого оцепления. Это будет похоже на очень лысые шины, страшно скользкие. Это очень серьезно на крутом повороте, но на прямом отрезке – практически никакого риска и, следовательно, никакого результата. Но вывести из строя переключение синхронной тяги на въезде в портал стыковки может быть фатально. На миг все роллеры независимо друг от друга будут выписывать свою собственную кривую, пока все они не перейдут от базового положения в положение максимальной тяги, пока они не зафиксируются в этом положении. Я слыхал, как случались такие штуки. Тяжеловоз начинает вилять задом, что при нормальном положении любой хороший водитель может выровнять. Но на въезде в портал стыковки…

Ред кивнул.

– Понятно.

– Вот почему водитель, едущий следом, подумал, что это левый задний роллер. Видимо, тяжеловоз занес свой зад вправо. Но в действительности просто все передние роллеры вошли в максимальное значение величины сцепления с дорогой раньше, чем задние. Ветер, видимо, определил направление заноса, а может, еще что-нибудь повлияло.

Ред пожал плечами, но поглядел на меня с уважением.

– Ты хорошо лепишь из этого дело, Джейк. Но мы никогда не узнаем.

– Я знаю. Я бывал с Марти, и мне доводилось видеть, как она въезжала в портал с тремя вышедшими из строя роллерами на восьми кликах в час при перпендикулярном ветре. Не было на свете такой ситуации, с которой она не могла бы справиться, кроме той, о которой я тебе сейчас сказал.

Ред кивнул.

Теперь, когда я доказал, что думал, мне страшно захотелось, чтобы кто-нибудь убедил меня, что это не так. Но и Ред, и я – оба знали, что я прав. Среди водителей Гильдии в последнее время очень возросли несчастные случаи, а вандализм преследовал нас постоянно. Никого, правда, не били – это было совершенно не в стиле Уилкса.

– Тебе надо помнить, Джейк, – сказал Ред, чтобы развеять неприятную атмосферу, – мы все же стоим за тебя. Я не знаю никого, кто хотел бы спаковать манатки и убраться обратно к Уилксу. Но если что-нибудь случится с тобой… ну, МЕРТЕ.

Он выплюнул кусок драгоценного, выращенного на земле табака. (Эти его страшные сигары, должно быть, стоили не меньше пятидесяти кредиток за штуку).

– С Гильдией тогда будет покончено. И это все, что нас волнует сейчас. А Гильдия сейчас – единственная альтернатива для независимого среднего владельца тяжеловоза.

Он откинулся назад и выпустил к небу струю резкого кислого вонючего дыма.

– Скажи мне, Джейк: почему ты все еще на дороге? С твоим жалованьем президента ты же мог бы…

– Жалованье? Где-то я слышал это слово… Пока что я обменял на наличные только два чека жалованья. Третий все еще в бардачке, где он так и прыгает на крутых поворотах.

Ред удивился.

– Ей-богу? Ну надо же, я не знал.

– Кроме того, есть же еще и Сэм. Я же не могу продать собственного отца, правда же?

Ред ничего не ответил, только посмотрел на сигару.

Что-то очень тощее, с водянистыми голубыми глазами похлопывало меня по плечу. Один из стволов Уилкса.

– Мистер Уилкс хотел бы поговорить с вами, если вы не против, сэр.

Ред кашлянул и посмотрел на часы.

– Джейк, я бы еще остался, но нам надо катиться. Не думаю, что он тебе сможет тут уж очень надоедать.

– Конечно, Ред. Конечно. Еще увидимся.

Стол Уилкса был возле дальней от меня стены. Кроме него и его рикки-тикки там сидели еще трое стволов, включая того, что подходил ко мне. Мне не понравилось соотношение сил, но было маловероятно, что Уилкс начнет что-нибудь в переполненном ресторане – по крайней мере, я так думал. Я вообще довольно много думаю – скверная привычка.

Он поигрывал с последними крошками омлета, улыбаясь мне при этом. Его серые зубы постоянно двигались за синими бескровными губами. У него такая манера – все время шевелить ртом. Тик, наверное. Его нельзя было назвать совсем непривлекательным человеком. Длинные белокурые волосы, широкие черты лица, глаза – как холодный зеленый огонь, все это сидит на крепком широком костяке. Кроме того, еще и пижонски одевается. Его болотно-зеленая бархатная курточка была сшита на заказ и в действительности была весьма со вкусом, особенно хорошо она сочеталась с белой рубашкой с пышным рукавом.

– Джейкоб, Джейкоб, Джейкоб, – пропел он с грустью, все еще улыбаясь. – Как приятно свидеться с тобой, Джейк. Присядь. Принеси ему, на что сесть, Брюси.

– Нет, спасибо, Кори, – ответил я. Брюси, кстати, даже не пошевелился.

– Я лучше постою. Что ты задумал?

– Господи, совсем ничего, – удивленная невинность. Он очень хорошо изображал это, но немного переигрывал. Нервничал, что ли? – Вовсе ничего я не задумал. Просто радуюсь хорошему завтраку в хорошем ресторане. Правда, я был немного разочарован, когда ты и твоя дама не присоединились к нам, вот и все. Джейк, честное слово, тебе надо все-таки соблюдать правила светского тона хотя бы время от времени. Я понимаю, конечно, что у тебя есть обаяние этакого необработанного алмаза и он тебе весьма помогает, особенно с девочками, но когда ты видишь друга, который обедает в том же самом зале, ну, знаешь…

Он милостиво мановением руки отбросил тему.

– Но меня не так легко обидеть. Ты, наверное, спешишь? Правильно? Выпал из графика?

– Не люблю смотреть на блевотину, когда ем, только и всего.

Его это даже не задело. Он ухмылялся во время весьма щекотливой паузы в разговоре, потом сказал совершенно невозмутимо:

– У тебя есть определенная прямота высказываний, Джейк, которой я восхищаюсь, но это замечание было уж слишком резким. И грубоватым. Тебе не кажется? Но… в конце концов я сам виноват – не надо было с тобой разговаривать.

– А ты пытался это сделать?

– Ну, я тебя немножечко поддразнивал, если быть честным. Но мне действительно надо поговорить с тобой, Джейк. Мне кажется, нам наконец надо все выяснить.

– И о чем же это нам разговаривать? – теперь настала моя очередь вести себя противно.

– О кочанах, о королях, как в детской песенке, Джейкоб, – он расплывчато помахал рукой, словно имел в виду всякие материи во вселенной.

– Обо всякой всячине вообще…

– Угу. Но во всем многообразии проявления жизни во вселенной есть определенные вещи, которые тебя, очевидно, волнуют больше остальных.

– Совершенно верно, – постоянная улыбка стала необыкновенно благостной.

– Ты уверен, что не хочешь сесть, Джейк?

– Забудь об этом.

– Замечательно, – он зажег тонкую маленькую сигаретку, завернутую в ярко-розовую бумажку, выдул на меня дым. Аромат был очаровательный, как у духов.

– Почему бы нам не слить наши соответствующие фирмы? Да-да. Пожалуйста, Джейк, не разевай рот так широко. Челюсть отвалится на тапочки, а поломойки тут станут использовать ее вместо совка. Гильдия Звездных Толкачей и Трансколониальная Ассоциация водителей-собственников. Вместе. Через черточку, а если хочешь, можно придумать всем вместе новое имя. Мне все равно. Зачем нам продолжать эту войну? Она НЕВЫГОДНА, разрушительна, конкурентна… и, честно говоря, я уже порядком от нее устал, – улыбка исчезла, а на ее место явилось выражение ИСКРЕННЕЙ ОЗАБОЧЕННОСТИ. – Союз в браке – вот что я предлагаю.

4
{"b":"6050","o":1}