ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Есть одна проблема с тем, чтобы проскочить в рикксианский лабиринт. Одна из тех машин, которые нарисовались у тебя на радаре, – как раз рикксианская машина.

– Они тебя освободили, а теперь за тобой же сами и гоняются? Где логика?

– От телеологистов я узнал, что меня освободили не рикксиане.

– А кто же? Ты меня совсем запутал.

– Тогда мы трижды запутаны, потому что я вдвое больше сбит с толку, чем ты. Мне кажется, это были ретикулянцы.

– Ну да, это все объясняет…

– Ясно, как куча дерьма, правильно? – кое-что пришло мне в голову.

– Единственное, что меня сбивает с толку, – это то, что ретикулянцы очень быстро проследили меня на ранчо Джона. Милиция сделала это за счет того, что навела справки в городе, но ретикулянцы этого сделать не могли. А Петровски сказал мне, что он следовал за ретикулянцами.

Я сообразил, что Сэм ничего этого не знает.

– Извини, Сэм. Я тебе все расскажу, когда у нас будет время.

– Ну уж нет, давай сейчас. Я все это записываю. Как насчет Уилкса?

– Никакого понятия. Насколько я знаю, он не влип во всю эту пакость.

– Ну и ладно, одной мухой меньше на навозной куче. – Пауза. – Джейк, ты бы лучше посмотрел, какими пушками сможешь пригрозить местам.

– Это будет нелегко, если мы будем продолжать двигаться с такой же скоростью, но, как я сказал, ты не поверишь, на что способна эта штуковина.

Поворот на портал к земному лабиринту проскочил мимо нас. Космострада разделялась на две ветви, одна из которых постепенно закруглялась влево, а вторая продолжала идти совершенно прямо. Большая часть движения поворачивала влево, но я держал нас прямо и непоколебимо.

– О'кей, вот за нас решен уже один выбор, теперь – либо к рикксианам, либо в никуда.

– А ты уверен, что рикксиане тоже в этой охоте принимают участие?

– Сэм, я знаю со слов властей, что они в этом тоже замешаны.

– Угу… тогда я понятия не имею, что тебе делать. Может быть, тебе надо было свернуть к земному лабиринту.

– Тут куда ни кинь, все клин. Если я проскочу на Терон, это будет означать еще одну погоню на бешеной скорости и всего несколько мест, где можно будет спрятаться при дороге – все из-за болот. Затем идет прямая, которая вся состоит из соляных равнин и никаких совершенно убежищ на ней нет. Потом дорога, где еще одна база милиции, причем очень мощная. Если помнишь, мы там однажды гостили.

– О да! Помню. Хм-м-м…

– Поэтому я лучше попытаю своего счастья с рикксианами. Кроме того, у тебя там были когда-то друзья. Может быть, Крк(свист-щелк) знает про эти тайны хоть что-нибудь. Ведь его так звали, правильно?

– Приблизительно. Разумеется, теперь это не «он», а «она». Они все меняют пол к концу жизни. Но ее гнездо в десяти тысячах кликов вовнутрь лабиринта. И там царил форменный ад уже давным-давно.

У нас оставалось очень мало возможности для выбора. Я почти приготовился к тому, что нам придется съехать с дороги и проехаться по льду, чтобы найти дорогу обратно к земному лабиринту, но мне приходилось считаться с тем, что я везу пять безвинных жизней. Я даже еще не задумывался над тем, что мне делать с телеологистами. Может быть, сдаться было бы, в конце концов, лучше всего. Наконец, расчистить это безобразие. Только вот…

Только вот ма-а-а-аленькая проблема дельфийских серий. Но опять же, может, все и не будет такой гадостью. Черт. Ну и что, если это означало бы просидеть черт знает сколько в психушке, пуская слюни и размазывая собственное дерьмо пальцем по стенам? Пара месяцев уйдет на то, чтобы снова приучиться к горшку и помахать ручкой. Смог бы я с этим справиться, а? Я бы вышел оттуда другим человеком.

М-м-м… нет, спасибо.

Движение несколько разредилось. Территория еще сильнее уплощилась, низкие холмики стали попадаться реже. Машина стала маленьким насекомым, который пробирался по огромному бильярдному шару. Над головой звезды сияли чисто и ясно, словно чистенькие маленькие дырочки, которые проткнули в черном бархате. Вокруг нас простирался самый большой хоккейный ринг, лед блистал в межзвездной ночи.

Снова прозвучал предупреждающий сигнал, на сей раз низкий гудок, который сказал: «Боевые установки!»

Панель с инструментами претерпела еще одну трансформацию, пока на экране сканера быстро двигалось какое-то пятнышко.

Оно было похоже на снаряд.

– Роланд, посмотри, что ты можешь сделать с этой панелью управления оружием.

Роланд изучил панель, неуверенно потрогал несколько рукояток.

– Трудно сказать, что здесь происходит, – сказал он. – У всех этих систем странные обозначения. Что такое, например, может быть «гашение захватывающего поля»?

– Я могу сообразить, – удивленно сказал я.

– Эта штука приближается к нам довольно быстро. Какая у тебя скорость?

– Запятая-три.

– Ну, я посоветовал бы пришпорить ее.

Я уже именно это и делал. Машина рванулась вперед, вжимая нас в сиденья машины.

– Мне кажется, эта штука в двух километрах и все приближается.

– Занятая-три-пять.

– Все еще ближе.

– Иду на запятая-четыре.

– Все приближается.

Я прижал педаль к полу. Мотор послал бешеные вибрации в рулевое колесо, а оттуда мне в руки и плечи. Высокий визг, едва слышный, пронесся по машине – и это было все. Она продолжала работать и гнать нас вперед.

– Запятая-четыре-пять.

– Все ближе, боюсь. Наверное, у этого снаряда переменная отдача. Его наверняка подталкивают вперед аварийные бустеры. Ох, черт. Вот она, эта штука. По-моему, она: противоторпедный прибор. Господи, с ума сойти можно.

– Запятая-пять.

– Приближается. Наверное, в этом снаряде рано или поздно кончится топливо.

– На это не рассчитывай, – сказал я. – Запятая-пять-пять.

– Все приближается. Примерно в километре. – Роланд крякнул. – От силы тяжести трудно нагибаться вперед – все время отбрасывает назад.

Он напрягся, пытаясь прочесть показания инструментов на панели.

– Это, наверное, автоматическая система. Все в порядке, я ее вооружил. Теперь что?

Мне пришло в голову, что Роланду должно было бы быть еще труднее нагибаться вперед при нашей скорости. Наше ускорение было настолько быстрым, что перегрузка должна была достигать трех «g», но это почти не чувствовалось.

– Запятая-шесть.

– Приближается, но медленно.

Еще минутка. Ускорение возрастало все сильнее.

– Запятая-шесть-пять.

– Приближается.

– Запятая-семь! Помогай нам бог…

– Приближается. Полклика.

– Запятая-семь-пять!

– Приближается! Но еле-еле.

Все снаружи превратилось в смазанное пятно. Машина убийственно виляла, и каждое случайное движение моих напряженных мышц могло послать ее в смертельный вираж.

– Не знаю, сколько я еще так выдержу, – сказал я.

– Я работаю над тем, как тебе помочь, – сказал спокойно Роланд. – Все в порядке, все, кажется, настроено, но что включает всю систему?

– Запятая-восемь!

– М-м-м-м… погоди минутку. Нет, не то. «Противоракетный прибор», странный способ назвать такую штуку. Что такое? Не могу понять… «прямо в глаз» и «пусть этим Джо занимается».

Роланд озадаченно посмотрел на меня.

– Что это может значить?

– Христа ради, Роланд!!! ПУСТЬ ЭТИМ ЗАНИМАЕТСЯ ДЖО!!!

– А? А-а-а, о'кей. – Он нажал на светящуюся клавишу, и что-то покинуло зад машины во вспышке зеленого огня. Несколькими секундами позже яркая вспышка озарила дорогу за нами беззвучным взрывом.

Роланд просмотрел сканеры.

– Снаряда больше нет, – сказал он удовлетворенно.

Он повернулся ко мне и улыбнулся.

– Это было так легко, – он оглянулся назад и озабоченно сказал: – Но нас нагоняет более крупный предмет. Мне кажется, это перехватчик. Похоже на то, что он на вспомогательных горелках.

– Мне кажется, – серьезно сказал Джон мрачным голосом, – что мы только что проскочили поворот на портал в рикксианский лабиринт.

10

Никто не смел говорить, пока все пытались осознать, что произошло. Мы мчались прямиком в никуда с двумя альтернативами, и не больше: развернуться на дороге и встретиться лицом к лицу с нашим преследователем, или же заскользить по метано-водяному льду и рискнуть провалиться в скрытые щели, геотермальные провалы и случайные кратеры. Я автоматически затормозил, потом сам подивился тому, что делаю и куда, черт побери, я еду? Что делать? Сдаться? Я не увидел никаких приборов, которые могли бы управлять суперсцеплением роллеров, и сомневался, что машина сможет проехать по поверхности металлического метана – может быть, по водяному чистому льду она и проехала бы, но не по воде, которая поймала в клетку мерзлого газа. Опять же, у меня не было никаких оснований просто так, априорно, устанавливать границу возможностей этой тележки.

40
{"b":"6050","o":1}