ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Час расплаты
Причуда мертвеца
Машина правды. Блокчейн и будущее человечества
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Путь Шамана. Поиск Создателя
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Когда львы станут ручными. Как наладить отношения с окружающими, открыться миру и оказаться на счастливой волне
Рефлекс
Императорский отбор
A
A

– Извините, ребята, – сказал я, – мне бы надо было вас предупредить, но мы не ожидали ничего подобного, – я показал рукой через плечо, – кой черт это был – мы и сами понятия не имеем.

Они все стали потихоньку вставать. Я пошел обратно посмотреть на заднюю часть машины, где было нечто вроде склада. Есть еще один старый термин, который обозначает склад всяких вещей в машинах этого типа, но я забыл его. Черные куски затвердевшего мяча-липучки, которые прилипли к металлу, все еще висели на заднем окне. Я ударил их ребром ладони. Это было рискованно, но я ставил на то, что металл этой машины не допустит перманентного сцепления с чем бы то ни было. Я выиграл спор сам у себя. Эта штука, из которой делают липучку, прилипла только поверхностно, но не была рассчитана на то, что на нее будет направлено срезающее усилие. Я все думал, будет ли конец тем сюрпризам, которые были в запасе у машины.

Я прошел снова к передней части, переступая через картинки, которые Винни рисовала на песке, теперь они частично стерлись. Из того, что я мог видеть, картинки были все составлены из спиральных линий.

Я забрался за руль. Теперь Джон сидел там, где был Роланд.

– Ну что же, – сказал я, – по-моему, нам придется здесь какое-то время поболтаться.

Как раз в этот момент я заметил кое-что и насторожил уши.

– Эй, слушайте, а это не моторный шум?

Мотор работал вхолостую, но так тихо, что трудно было сказать.

– Я выключил мотор, – сказал мне Джон. – Когда ты вышел после того, как мы остановились, ты выглядел так, словно не собирался… извини, я что-нибудь не так сказал? – он выглядел смущенно и потерянно. – Снова я что-то напортачил?

– Нет-нет. Я должен был кое-что сказать. Просто я подумал о том, что в этой колымаге должны быть всякие противоугонные средства. Но я не могу понять, как действует это оружие. О-о-о, понятно.

У ключа была позиция с надписью ВСПОМ. Джон не повернул ключ до конца.

– Хм. Интересно, что произойдет, если я попробую завести ее снова?

У Джона был такой вид, словно он не понял всех нюансов положения. Невзирая на глубокие сомнения, вопреки здравому смыслу, я все же повернул ключ.

Воздух был полон кошек, огромных пушистых кошек, чей мех стоял дыбом, треща от статических зарядов, которые кололи каждый квадратный дюйм моего тела. Я выскочил из машины в тот же миг, но, хотя явление это моментально прекратилось, как только я оказался снаружи, все у меня чесалось и щекотало. Я посмотрел на машину и увидел, что она просто ожила. Двери захлопнулись, окна поднялись, и в один миг наша машина оказалась герметично закрыта. Только внутри были Джон и я. Вскоре он вышел из-за машины, стряхивая песок с груди. Волосы его были присыпаны тоже песком, и он наклонился и вытряхнул его из волос. Я медленно поднялся на ноги, думая, ну почему я иногда вытворяю вот такие идиотские вещи.

Джон подошел ко мне.

– Джейк…

– Да, Джон.

– Я только хочу сказать… – он подыскивал слова. – Ты самый… нескучный человек, которого я когда-либо встречал. Я не знаю, как еще это сказать.

Он заковылял прочь.

Что это? Неуклюжий комплимент или ловкое оскорбление?

Опять же, если подумать, я ничего такого и не делаю. Просто со мной такое случается…

12

Я чувствовал себя двояко, потеряв шевроле. С одной стороны, я почти радовался тому, что потерял эту проклятую штуковину и ее бездонный мешок сюрпризов. С другой стороны, я ненавижу ходить пешком, а нам именно это и пришлось делать. Мы доскакали на собственных копытах до того места, где въезд в портал Голиафа разделял остров почти надвое. Дальше к югу плотность движения была больше, и мне пришло в голову, что если что-нибудь приезжает для того, чтобы забрать всех с острова, то это должно быть как раз там. Я был прав. Примерно в трех четвертях пути по внутренней кривой полумесяца на восточном берегу была пристань. Теперь я знаю, что моя интуитивная ориентация, по крайней мере, немного была правильна. Солнце теперь заходило на другой стороне острова, а для меня то место, где заходит солнце, называется западом. Странно, что большая часть планет вращается к востоку.

Я стоял, глядя на запад вдоль отрезка дороги на дальний берег, вдоль того места, где дорога закругленно вливалась в море. Мне казалось, что я могу оттуда видеть выезд из портала.

– Роланд, как по-твоему, насколько далеко от того места, где мы выехали на планету, до того места, где мы остановились?

Он заслонил рукой глаза от солнца и посмотрел на запад, потом взглянул на ближайший берег, потом опять назад.

– Два клика, может быть, меньше.

– А во сколько ты оцениваешь нашу скорость, когда мы пролетели насквозь через портал?

– Мах-запятая-восемь, но я не смотрел.

Я тоже не смотрел, но звучит здорово. Значит, мы перешли от примерно двухсот пятидесяти метров в секунду к нулю меньше чем за два клика. Что это означает в переводе на силу тяжести, такую работу, от которой глаза на лоб должны вылезти, а? И ведь учти, я не сразу стал тормозить.

Я почти чувствовал, как шевелятся электроны в мозгу у Роланда. Либо Роланд был естественным молниеносным счетчиком, либо у него в мозг был вживлен микрокалькулятор. Временами – просто на несколько секунд – глаза его становились холодными и словно силиконовыми. Он быстро ответил.

– Слишком много. – Потом покачал головой, изумленный и озадаченный. – Не могу подсчитать. Это не может происходить.

– Я как раз именно это и думал, но волей-неволей приходится признать, что это правильный подсчет.

– Но мы не почувствовали такого страшного торможения. Нормальные нагрузки обычного панического торможения, да, но… – он подумал над этим.

– Это означает только одно – что этот странный шевроле не чувствует себя связанным какими-нибудь там естественными законами физики. Вроде как сохранение энергии или движения.

– Правильно, но это невозможно, по крайней мере, мне так говорили в школе. – Я кое-что вспомнил. – Еще одна вещь – мне никак не удалось подумать над этим прямо тогда, но я почувствовал волну жара, когда только что выбрался из машины. Сперва я подумал, что это солнце, но стало прохладнее, когда я отошел от машины. Это, конечно, могло быть всего лишь мое воображение…

– Нет, ты прав. Машина испускала тепло какое-то время после того, как мы остановились. Оно было очень и очень заметным, но когда я потрогал корпус, он был только слегка теплым.

– Сверхрадиационная субстанция, вероятно, но это не удивительно, если принять во внимание скорости, которые машина может развить в атмосфере. Скажи мне, как тебе кажется, могла машина превращать неизрасходованную энергию прямо в тепло?

Он пожал плечами.

– Почему нет? Превращение энергии движения и инерции в тепло – пожалуйста. Я склонен поверить во что угодно после встречи с этой машиной.

Я почесал свою трехдневную щетину.

– Ага. Диковато, правда?

– Хм-м-м… диковато, это точно, да.

Остальные поджидали нас на другой стороне дороги. Это была длинная тропа, и нам надо было еще идти и идти, если мы хотим попасть на пристань, так нам, по крайней мере, сказали.

– Неприятности, Йи? – спросила нас одна пожилая женщина. – Фаша машина сломалься?

– А-а-а, да. Скажите мне, это правда, что отсюда нет пути обратно в земной лабиринт?

Она рассмеялась, показав золотой клык во рту. Вид этой штуки потряс меня, пока я не понял, что это было. Когда это дантисты прекратили применять эту технику? Сто лет назад? Двести?

– О, Наин, Наин, каррада, нет, нет, нет, – видимо, вопрос был страшно глупый. – Майн готт, нет, – сказала она, все еще смеясь. – Невозможно. Фы ехать не тот портал? Ни? Ошибка?

– Да, мне кажется, так все и получилось. Спасибо.

– Фы идти там, – сказала она, показывая рукой на юг. – Мы там стоять, пока лодка не прийти, – продолжала она, показывая с презрением к нижнему краю острова. – Слишком много люди. Инопланетяне.

Ее спутник жизни улыбнулся мне. Он был чуть постарше, лысый и носил на глазах линзы… очки, вот как они называются. Мы оставили их хихикать друг с другом, словно они только что услышали замечательную хохму. Отходя в сторону, я сообразил, что тут в округе довольно много людей пожилых и почти старых. Здесь что, нельзя получить лечение от старости? Золотые зубы, очки… о'кей, вещи эти были примитивны, но как насчет средств транспорта?

46
{"b":"6050","o":1}