ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стратегия жизни
Возвращение в Эдем
Десант князя Рюрика
Лабиринт Ворона
Битва за реальность
Всегда ешьте левой рукой. А также перебивайте, прокрастинируйте, шокируйте. Неочевидные советы для успеха
Где валяются поцелуи. Венеция
Добрый волк
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
A
A

– Извини, извини… – мне пришло в голову, что я очень много в последнее время извиняюсь. Мне пришлось прибегнуть ко всем моим моральным ресурсам, чтобы напомнить себе, что я не сделал ничего такого, чтобы заслужить то, что со мной произошло и происходит. Нельзя сказать, чтобы в чем-то была моя вина. Чувство вины за расплывчатые и по большей части воображаемые проступки – это груз, который шмякают на плечи человеку, причем довольно рано. Большая часть людей проводит свою жизнь в поисках того, на кого можно было бы свалить это чувство.

– Джон, не оставишь меня на минутку одного? Я хотел бы поговорить с Сэмом.

– Разумеется. – Он подошел к двери и открыл ее, потом повернулся, чтобы что-то сказать, но, очевидно, передумал. – Мы поговорим потом, – добавил он, потом вышел и прикрыл дверь. У него было собственное чувство вины, с которым ему надо было разобраться.

Винни лежала на кушетке, свернувшись в клубок, сплетя руки вокруг колен, и смотрела на меня влажными вопросительными глазами. Я подмигнул ей, и она ответила мне гримаской-ухмылкой. Смешно и странно, что она ответила на подмигивание. Я никогда не видел, чтобы она прикрывала собственные веки, она даже не моргала. Только когда она спала, веки ее немного закрывались.

– Я прекрасно тебя слышу, – сказал Сэм, когда я вызвал его ключом. – Как ты это устроил?

– Это все придумал и воплотил в жизнь Роланд, но самое главное, что помогло выполнить задачу – это передатчики, крохотные, как кнопка. Мы их расставили по всему кораблю. У тебя для меня что-нибудь есть?

– Ну вот, когда я добрался до подвала, то просто пережил потрясение. Там тонны материала от многих лет. Я проверил свою программу записи новостей. Она, к сожалению, весьма нелепо составлена. Она приказывает мне стереть весь мусор, который я хранил в последние тридцать дней, но позволяет мне хранить то, что я записал в тот день, когда наводил в записях порядок. Когда подпрограмма делает такую штуку, она автоматически лепит ярлык защиты на все, что было записано именно в этот день. Когда подходит очередь снова вычищать все накопившееся, то, на что приклеен ярлык, списывается в библиотеку ссылок. В результате у меня скопилась куча древнего дерьма за все годы.

– Придется мне прекратить покупать эти дешевые готовые программы и самому заняться для разнообразия их составлением. Ты нашел что-нибудь интересное?

– Да, и причем весьма и весьма. Вроде этой заметки в газете «Правда» года три назад, – фыркнул Сэм. – Меня всегда веселит, как они думают, что, переменив одну букву в русском слове, могут заставить это слово выглядеть как часть интерсистемного языка.

– Для них так легче. Так что там?

– Ладно. Цитирую:

«Циолковскиград, Эйнштейн, десятое октября 2103. Премьера сезона в Большом театре, как всегда, собрала много публики, но в прошлый вечер даже места в проходах были заполнены до отказа, чтобы люди могли увидеть смелый и отчаянный…» и так далее, и тому подобное… пропускаем шесть абзацев. «Среди видных деятелей, посетивших премьеру, были товарищ Большая Шишка, товарищ Генеральный как-его-там, такой-сякой-немазанный… и – господи, где же это! – а, вот: министр интерколониальных дел доктор Ван Вик Ванс, его дочь Дарья Петровски-Ванс и некоторые выдающиеся гости властей, включая лидера рабочего движения, товарища Кори Уилкса». Я хочу увеличить изображение из газеты. Ты его увидишь?

Я приставил один конец ключа к глазу и всмотрелся в крохотный экран. Микроэкран показал мне ложу, полную скучных морд, одна из них принадлежала Кори Уилксу. Он сидел рядышком с… – ну да, конечно, это был он! – …с тем самым джентльменом, похожим на Патриция, которого я видел у «Сынка» и которого, как мне показалось, тогда узнал. Ван Вик Ванс. С ним рядом сидела белокурая женщина, которая повернула голову и разговаривала с женщиной, которая сидела позади нее. Лица не было видно, и волосы были длиннее и, наверное, естественного цвета, но…

– Сэм, увеличь мне блондинку.

– Вот так?

– Чуть поближе, камеру вправо.

…Но винного цвета родимое пятнышко на голом плече сказало мне, что это была Дарла.

– Теперь мы знаем, – сказал Сэм, – кто такая «Дарь-я».

– Более того, Сэм. Это Дарла. И я видел ее папашу у «Сынка» в ресторане.

– Как это ты смог?.. А, ты имеешь в виду маленькое пятнышко у нее на плече? Я как-то совсем упустил из виду, но теперь припоминаю. Это большое преимущество, то, что в наши дни женщины бегают почти нагишом, если не говорить об очевидных преимуществах этого.

Я вытянулся на шелковом покрывале на кровати и положил ключ на ночной столик, оставив его на связи. Потом закрыл глаза.

– Что это значит, Джейк? Из того, что ты мне сказал, похоже на то, что она все время была агентом Петровски. Теперь мы знаем, что она – его жена. Но если она дочь Ванса, а Ванс в одной лодке с Уилксом… то что же она такое вследствие этих связей? – Я не сразу ответил. – Джейк, а Джейк?

– Не знаю, нам нужно больше сведений.

Сэм вздохнул.

– Черт, иногда очень паршиво быть машиной.

Я поднял ключ и приложил его к губам.

– Сэм, все было сделано для того, чтобы заставить нас бежать. И мы поджали хвост и бежали. Та драка в «Сынке» была только для того затеяна, чтобы запустить эту машину в ход, а также для того, чтобы выслеживать меня таким методом, который я сперва даже не понял. Они как раз очень хорошо знали, где мы были, когда мы спрятались в Грейстоук Гровз. Но разве они нас взяли с поличным и застали врасплох? Нет, они выманили нас оттуда, просто спугнули и последовали за нами, следя, как собаки, за каждым нашим шагом, каким-то образом предугадывая каждое наше движение, а сами все это время отставали от нас на планету-две. И все это с одной целью: следить за нами, пока мы не нырнули в неизведанный портал. Так мы и сделали. Для них это означало, что у нас есть карта Космострады. Так оно и есть. Она у нас была все это время. А я этого даже и не знал.

– Агг-га. И что же это за карта?

– Это не «что», а «кто». Это Винни.

– Что-о-о?

Я рассказал ему о рисунках на песке, потом пересказал ему свои соображения, почему эти рисунки можно рассматривать как «убедительную подделку», про которую упоминал Петровски.

– Убедительную! Кого убедят каракули на песке?

– Видимо, всех. Это единственный способ, которым можно собрать эти детали головоломки воедино. Вспомни, они могут не знать, что знания Винни основаны на мифе. И, кроме того, мы этого тоже, кстати, не знаем. Эта линия может быть подлинной, а может быть и поздним добавлением. У меня не было времени убедиться, так это или не так. Я пробовал там, на берегу, но Дарла, кажется, единственный человек, который ее понимает.

– А как Уилкс и компания узнали насчет Винни? Через Дарлу?

– Не знаю. Мы знаем, что она давала отчет Петровски там, в отделении милиции. У Уилкса может быть шпион в разведывательном подразделении Петровски. Другое дело, что мы ничего не знаем относительно того, насколько сама Дарла знала насчет знаний Винни в тот момент, когда отчитывалась перед Петровски. Рисовать Винни не рисовала, пока мы не приехали сюда, но Дарла все это время с ней разговаривала, поэтому она могла рассказать и о таких способностях Винни. Оставить какое-нибудь тайное сообщение или передать это по радио.

– А ретикулянцы?

– Это команда Ловушки, которая работает на Кори Уилкса, но только почему рикки-тикки работают на человека и за какое вознаграждение – вот что тут неясно.

– Еще бы! Ну ладно, ладно, только я не понимаю двух вещей, – он засмеялся. – О чем это я Говорю! Мне непонятна целая куча вещей. Скажем так: у меня две главные непонятые проблемы. Первое: каким образом вообще пошли все такие слухи про нас? И каким это образом мы ничего не знали о них вплоть до недавнего времени?

– Сэм, как долго мы не появлялись на дороге перед этим маршрутом?

– Господи, понятия не имею. Пару месяцев, а что?

– Пару месяцев, чтобы привезти урожай с фермы, дома, правильно? И выполнить пару неотложных дел. А до этого где мы были?

54
{"b":"6050","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
По кому Мендельсон плачет
Стражи Галактики. Собери их всех
Шпаргалка для некроманта
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Билет в другое лето
Империя из песка
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Эхо
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея