ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я кивнул, потом повернулся к Вансу.

– Не думаю, чтобы нас представляли друг другу, – сказал он, – я Ван Вик Ванс.

– Я знаю, – ответил я ему. – Я имел честь встречаться с вашей дочерью Дарьей. Она очень хорошо о вас говорит.

Они повернулись к Дарле, которая молча покачала головой.

– Откуда вы узнали? – спросил Ванс.

– Маленькая птичка мне сказала.

Ванс задумчиво затянулся сигаретой, потом пожал плечами.

– Ну что же, вы говорили мне, Кори, что он очень остроумный, смекалистый и изобретательный человек.

– Так оно и есть, – сказал Кори.

Дарла сказала:

– Джейк, Дарья – это очень нелюбимое мною имя, и я редко им пользуюсь. Ван всегда звал меня Дарла.

– Имя ей дала ее мать, – сказал Ванс, садясь рядом со своей дочерью. – Мне оно никогда не нравилось. Я помню, было время, когда она приходила домой в слезах – ее одноклассники дразнили ее, называя ее «диарея» – расстройство желудка, помнишь, Дарла-дорогуша?

– Я рада сказать, что успешно вычеркнула это воспоминание из памяти.

Ванс рассмеялся.

Я сидел в кресле, ничто меня не связывало, и мне показалось, что сейчас было бы самое время подняться. Я начал именно это и делать.

– Карта Космострады! – резко сказал Уилкс.

Я был настолько удивлен, что плюхнулся обратно, потом огляделся вокруг в поисках человека с пистолетом, который бы держал меня на мушке. Голова у меня была словно комок пуха на плечах.

– Ты не сможешь встать, Джейк, – уведомил меня Уилкс. – Я сделал тебе постгипнотическое внушение, пока ты был под наркозом. Мне бы надо было сказать постгипногогическое. Эта штука не приводит к стандартному гипнотическому трансу. – Он поднял тонкую ярко-зеленую трубку длиной примерно полметра. – Пациенты раз в десять более внушаемы под действием этой штуковины. Даже если человек осознает, что ему дали такое внушение, он не может от него освободиться.

– Ретикулянцы очень хороши в такой технологии, которая помогает управлять человеческим мозгом, – сказал Ванс.

– К сожалению, – сказал Уилкс, – они не знают человеческую психологию по-настоящему хорошо, чтобы сделать вот такой аппаратик совсем, по-настоящему полезным. Твврррлл говорил мне, что над этим работают, но такие штуки для них самих такая же загадка, как и для нас. Если бы ты был ретикулянец, Джейк, ты стал бы моим униженным слугой и рассказал бы мне все, что я хотел бы знать, или сделал бы все, что я заставил бы тебя сделать. А пока что эта трубка-жезл либо погружает человека в полное беспамятство или превращает их в дрожащую скорлупу от человека, которой очень легко внушить все, что угодно, – но я слишком мало знаю психологию или психометрию, а также гипнотизм, чтобы всегда добиваться нужных мне результатов. – Он помахал в мою сторону жезлом точно так же, как директор машет линейкой в сторону нерадивого ученика, которому надо погрозить. – Ты, однако, весьма крепкий орешек, мистер. Я совсем не уверен, что смогу заставить тебя рассказать, где ты спрятал своего инопланетного приятеля, вернее, приятельницу, и даже если бы я мог, у меня есть тонкое подозрение, что мне понадобится твое активное сотрудничество, чтобы все-таки заполучить ее физически. Ты наверняка оставил ее с какой-то группой людей на борту – в этом я готов поклясться. Кучка буддийских монахинь… орда бойскаутов… проклятый архиепископ Морского Дома и его приспешники – словом, все те, с кем я не мог бы грубо обойтись. Я не удивился бы такому твоему ходу. Ты очень скользкое существо, Джейк. Скользкое. Нет, боюсь, мне придется прибегнуть к более старомодным методам убеждения. А пока что… – он любовно погладил жезл. – Эта штуковина удержит тебя там, где я хочу тебя видеть.

Ванс сказал:

– Я полагаю, сыворотка правды тоже тут не поможет?

Уилкс презрительно покачал головой, продолжая поглаживать жезл.

– Остроумная маленькая штучка, – продолжал он. – Очень мощная. Эффект может распространяться даже в пределах городского квартала. Силу поля можно регулировать вот здесь, – он покрутил один конец жезла, который был окольцован широкой серебристой полосой. – Эта фигня вот тут. Единственная беда заключается в том, что эффект ослабляется и даже совершенно снимается приемом обычного транквилизатора. Разумеется, если подопытный об этом ничего не знает…

– Транквилизатор?

– Да. Можно было бы подумать, что, наоборот, возбуждающие средства должны были бы помогать, правда? Пилюля – взбадривающего толка. Антидепрессант. Но, как я понимаю, это как раз совсем не оказывает никакого воздействия.

– Вот как, – сказал я глупо.

– Как это, ты что-то принял? То-то ты мне казался наполовину в сознании, когда мы тебя обрабатывали. Хорошая попытка, Джейк.

– Показалось мне в то время, что идея была бы очень неплоха. Однако, значит…

– А мне все-таки любопытно. Ты что, действительно знал про этот жезл гипноза, Джейк? Ты что, не спал в ту ночь, когда мы пришли на ранчо в коммуну?

– В коммуну?

– Ну, то место, где остановилась та самая религиозная группа. Когда у человека естественный сон, он вообще не отдает себе отчета, что его погружают в гипноз.

Я бросил быстрый взгляд на Дарлу. Она смотрелась немного потерянной и смущенной, поэтому я решил, что лучше не упоминать, как кто-то воспользовался жезлом в отделении милиции.

Уилкс понял, что я посматривал на Дарлу, и посмотрел на нее, а потом на меня.

– Что такое? – спросил он.

– Нам еще надо объяснить, как Джейк сбежал из отделения милиции, – напомнил Ванс.

– Ах, да. Твврррлл убежден, что он засек там излучение еще одного такого жезла в действии. Но это, по всей вероятности, были рикксиане. Разве вам так не кажется?

– А каким образом они заполучили жезл мечтаний?

– О-о-о, рикксиане – мастера и асы торговли. Они наверняка заплатили нужную цену ренегату-ретикулянцу и получили свое. Или, может быть, у них своя техника, весьма схожая с этой. Кроме того, мы же видели нескольких рикксиан поблизости.

Ванс странно крякнул.

– Кто знает? – уступил Уилкс. – Может быть, они этого не делали, но у них есть столько же оснований желать, чтобы карта оставалась тайной, сколько и у нас. Честно говоря, трудно понять, почему они не сграбастали Джейка в тот же момент, как он оттуда вышел, или, по крайней мере, не попытались этого сделать. Но они этого не сделали, и я не собираюсь тратить попусту время, раздумывая, почему так получилось. Кто-то вытащил его оттуда по причинам, понятным только этому человеку.

Я сказал:

– Можно мне задать вопрос?

– Конечно, – сказал Уилкс.

– Почему в ту ночь вы пришли на ферму телеологистов?

– Это надо увидеть, чтобы понять. Дарла, позови, пожалуйста, твврррлла.

Дарла даже не поднялась. Ванс встал и сказал:

– Я это сделаю.

Он подошел к соседней двери, открыл ее и позвал инопланетянина. Через минуту вошел твврррлл. Меня снова поразило, какой он высокий, какие у него тошнотворно тоненькие ручки и как они противоречат его семипалым мощным кистям, которые могли бы обхватить и раздавить человеческую голову. Ноги его были с такими же огромными ступнями. На нем не было никакой одежды, кроме переплетенных полосок материала вроде кожи, которые обхватывали его грудь как упряжь.

– Чем могу сослужить? – спросил инопланетянин.

– Джейк хотел бы посмотреть на мрррловаррра, – сказал Уилкс.

– Очень хорррошо.

Очень странно было видеть, как он развернул со своих плеч нечто невидимое и положил в сложенные ковшиком ладони. Еще более странно было видеть, как он поглаживает это невидимое и нежно что-то ему щебечет. По мере того, как он это делал, происходило нечто потрясающее с моим аппаратом восприятия. Нет, дело было совсем не так, словно что-то одним движением возникло у него в ладонях из воздуха. Нет, совсем не так. Потому что эта штука все время была в ладонях ретикулянца. У нас у всех было похожее переживание. Ищешь и ищешь положенный не на место предмет, скажем, ручку на письменном столе, ищешь, куда положил ее минуту назад. Ищешь-ищешь, не можешь найти, пока кто-нибудь не показывает на нее пальцем, и оказывается, что все это время она была у тебя под носом, перед глазами. Эта штуковина в руках инопланетянина существовала там все это время, просто факт ее пребывания там не регистрировался в моем сознании. Внезапно животное материализовалось, но я знал, что оно там было все это время. Я его видел, но просто не воспринимал его как данность.

67
{"b":"6050","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гадалка для миллионера
Шестая жена
Инженер. Золотые погоны
Секрет индийского медиума
В тени баньяна
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Последние дни Джека Спаркса
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год