ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Поздравляю. Ну и что?

Уилкс ударил кулаком по ладони, а потом в грудь жестом отчаяния.

– Ну, Сэм, ты меня поражаешь даже из могилы. Вот он я, может быть, первый убийца, который имеет удовольствие покуражиться над своей жертвой после убийства, а ты даже и ухом не ведешь.

– Ты знаешь, что разговариваешь с машиной.

– Неужели? Я же слышал, что энтелехическая матрица переносит в машину душу человека.

– Душу, как бы не так. Слушай, давай прекратим всю эту словесную перепалку и перейдем к делу. Что именно должно произойти, если вы не получите Винни? Отвечай, как если бы я не знал.

– А ты и не знаешь, – вздохнул Уилкс. – Ну ладно. Пошли, Джейк, я хочу, чтобы ты посмотрел кое на что.

Он поднялся и поманил меня пальцем, подойдя к двери между каютами. Он открыл ее и показал.

Я поднялся и пошел туда, как робот. Я заглянул в комнату. Глаза мои немедленно оказались прикованы к Лори… она была раздета донага, брошена в кресло в углу, под влиянием такого же жезла снов. Потом мой взгляд перешел на четырех ретикулянцев, которые стояли вместе с твврррллом. Они бесстрастно смотрели на меня, стоя вокруг странного предмета мебели из черного кованого железа, который напоминал помесь стола с кроватью. Ножки превратились в ноги инопланетных животных, и их украшали рунические символы. Изысканная спинка-изголовье была выполнена в том же самом стиле. На столе лежала целая сеть поддонов, корытец и прочего, это было похоже на поддон в духовке, куда стекает жир. На этих поддонах были сделаны такие трубки, которые должны были отводить со стола любые жидкости тела в специальные черные контейнеры, которые стояли возле стола и были украшены таким же образом. Поодаль стоял маленький столик, на котором лежали острые странные инструменты.

– Карту Космострады! – сипло прошептал мне в ухо Уилкс.

Наэлектризованное напряжение покинуло меня, и я обмяк, покачиваясь на ногах.

– Ретикулянцы всегда были охотниками, Джейк. Они не утратили этого инстинкта, как мы. Это до сей поры движущая сила их культуры. Интересно, правда? Давным-давно они истребили на своей планете всю «дичь, достойную внимания», как они сами это называют. Потом они обнаружили Космостраду. Можно было думать, что пятьдесят или шестьдесят новых планет удовлетворят на время их аппетиты. Но ретикулянцы – древняя раса, Джейк. Одна из самых старых на Космостраде. Совсем недавно, несколько сот лет назад, они стали охотиться за пределами всего лабиринта. Их боятся и ненавидят везде, как они того и заслуживают.

Он вытянул шею и зашептал мне в другое ухо:

– Ты можешь себе представить, каково это – подвергнуться вивисекции? А, Джейк? Вот таким образом тебя будут чествовать ретикулянцы, потому что ты их священная добыча. Если ты отдашь нам Винни, в этом случае я смогу уговорить их отпустить тебя еще на какое-то время. Они, наверное, посчитают это вызовом их искусству – проследить и выследить тебя без мрррлловарра.

Он закрыл дверь, потом толкнул меня к креслу. Я тяжело уселся.

– Кори, ну разве мне поможет, если я тебе совершенно честно скажу, что я не знаю, где она?

– Боюсь, ты прав: тебе это не поможет, – сказал беззаботно Уилкс.

Он вытащил сигарету из золотого ящичка на столе и зажег ее, выдувая к потолку дым. – Твоя маленькая подружка говорит то же самое.

– А что она сказала?

– Она сказала, что спрятала Винни в радиорубке, которой не пользуются, на одной из палуб. Она потом пошла ее проведать, а животное исчезло.

– Ты ей не веришь?

– Ей-то я верю, но я не могу, знаешь ли, верить вам обоим.

– Винни могла испугаться чего-нибудь и убежать.

– Замечательно. Тогда люди Прендергаста в конечном счете ее найдут, и все будет в порядке. Но я тебе даю еще только час, Джейк. А потом уже…

– Это крупный корабль, Кори, – сказал Ванс, играя моим недавно купленным револьвером. – Может быть, тебе надо было бы оставить им два часа.

– Ладно, пусть будет два часа, – Уилкс воздел руки. – О черт, я бы ждал хоть всю ночь. Я покладистый. Но кто-то знает, где она, и я лично думаю, что это ты, Джейк. Но мы подождем.

22

Мы ждали.

Беседа была отрывочной и вялой. Ванс и Дарла сидели за столом в другом конце комнаты и пили кофе, который принес один из телохранителей Уилкса. Время от времени все они глотали таблетки, чтобы предохранить себя от губительного влияния жезла. Уилкс сказал мне, что жезл до сих пор был включен на минимальную мощность.

В один из моментов Дарла подошла ко мне, неся чашку с блюдцем.

– Нет, Дарла, – сказал ей Уилкс.

Она остановилась.

– Ты сам сказал, что он твой гость, – сказала она саркастически.

– Не хочу, чтобы ты ему подмешивала какие-нибудь транквилизаторы.

– А ты думаешь, я стала бы это делать?

– Не знаю, но рисковать не хотелось бы. Но я не хочу и быть негостеприимным. Я ему сам налью чашку, – он встал и подошел к столу, налил мне кофе и принес.

– Пей на здоровье, Джейк.

– Спасибо. – Я стал прихлебывать кофе и обнаружил, что это вовсе не кофе, а какой-то зерновой напиток с горьким вкусом.

– Кори, – сказал я, – есть одна штука, которая меня волнует с того самого времени, как все это началось.

– А именно?

– Почему ты меня просто не убил?

Уилкс посмотрел на меня поверх той газеты, которую читал.

– Хороший вопрос. Ты не можешь сказать, что у меня не было по горло возможностей это сделать.

Он сложил газету и отложил ее в сторону, потом снова стал постукивать по губам пальцами.

– Этот проклятый парадокс заставил меня думать. Если я просто убью тебя, очень запросто может оказаться, что это ничего не меняет. Ты будешь убит, а карта все равно будет ходить по рукам, привезенная ниоткуда тем твоим «я», которое никогда не было убито. Парадокс. А может быть, не было на самом деле никакого парадокса, и карту привез обратно кто-то другой – например, один из твоих религиозных друзей. Они могли быть посвящены во всю эту историю.

– Они ничего не знают, – сказала с уверенностью Дарла.

Уилкс печально покачал головой.

– Еще одно утверждение, которое я не могу просто принять на веру. Насколько я знаю, они могут оказаться частью твоей диссидентской сети. Может быть, они привезли карту и сделали из образа Джейка легенду. Кто знает? Нет, я придумал своего рода план. Я должен был выследить тебя и застукать момент, когда ты пролетишь через неизвестный портал. Тогда я мог быть уверен, что у тебя есть карта. В конце концов, ни один из рассказов не говорил точно, где именно ты ее раздобыл.

– Поэтому ты загнал меня в неизвестный портал.

– Правильно, и не по чистой счастливой случайности ты выбрал портал на Плеск. Если ты продумаешь, какие возможности у тебя были тогда, ты поймешь, что их было весьма немного. Ты мог поехать куда-нибудь еще, однако именно для этого и нужен был мрррлловарр.

– Но там, в мотеле – это ты послал свою команду, чтобы она спугнула меня отсюда?

– Да, чтобы ты все время бежал. Я знал, что ты найдешь способ убежать, и ты так и сделал. Я же сказал, Джейк, что ты скользкая личность.

Он все время скрещивал и расплетал ноги резким, постоянным движением, почти как тик.

– Ну как бы там ни было, мне очень нужна была эта долбаная карта, мне надо было узнать… нет! Сперва мне надо было убедиться, что такая карта существует, потом обнаружить, откуда она взялась. – Он смущенно посмотрел на меня. – А я все еще этого не знаю.

– Я тебе скажу, откуда она взялась, Кори, – ответил я. – Ты сам ее создал.

– Это как же?

– Если бы ты оставил меня в покое, я никогда не спрятался бы в этом мотеле, никогда бы не встретил Винни, и так далее, и тому подобное.

Он рассмеялся.

– Ирония этого не ускользнула от меня. Поверь мне. Я об этом думал. Но что мне было делать? Вот тебе и вопрос того, какой выбор был у меня. Неважно, что я сделал бы, это все равно обрекало меня начать именно эти действия, и тем самым я был с самого начала обречен… – он замолк и посмотрел на потолок. – Ну ладно, это неважно, – сказал он небрежно.

69
{"b":"6050","o":1}