ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она слабо улыбнулась и покачала головой.

– Неправильно. Нет подполья как такового. Я просто ударилась в бега по Космостраде, как делает каждый, кто не хочет, чтобы его схватили.

Она осторожно провела руками по траве.

– Это было тогда, когда Григорию дали это задание.

– И когда твой отец стал персона нон грата?

– Нет. Эти его проблемы старше.

Я обдумывал все это, потом сказал:

– Есть один большой вопрос. Когда ты в первый раз села в мой тяжеловоз, почему ты вела себя так, словно мы уже встречались раньше?

– Я не притворялась. Первый раз был тогда, когда ты отдал карту Миллер, примерно через два месяца после этого. Мы за тобой следили. Почему-то это оказалось очень легко, и, с тех пор, как мы познакомились, я не могу отделаться от впечатления, что тебе хотелось, чтобы за тобой следили.

– Куда я отправился?

– С планеты на планету, без особого специального маршрута.

– Я был один?

– Да. Только ты и Сэм.

– А ты пыталась выведать у меня насчет карты и всего такого, но ничего у тебя не получилось?

– Вот именно. Я бросила это занятие и удрала от тебя, тогда мы в основном прекратили наблюдение. К тому времени наши технологи смогли разобраться с тем предметом, который ты нам передал. Тогда им стало ясно, что это продукт неизвестной технологии.

– Но они не были уверены, что это карта?

Она кивнула.

– Они-то как раз были уверены. Но природа закодированных там данных настолько сложна, что практически невозможно их расшифровать. К тому времени оказалось, что почти все во вселенной знают про тебя и карту ну буквально все. Потом нам донесли, что тебя видели в Гидранском лабиринте. Тебя проследили оттуда до Бернарда, где ты взял груз, тот, который сейчас везешь. Мы обнаружили, что ты собирался доставить его в Ураниборг. На пути ты подхватил меня во второй раз. То есть в первый.

Парадокс оказался реальностью.

– А как Уилкс впутался во все это?

Она опустила глаза.

– Через меня. Я рассказала моему отцу про карту. – Она виновато поглядела на меня. – Власти стягивали петлю все туже. Недавно были целые волны арестов. Про это ничего не говорили в новостях, только слабые намеки. Эту карту, как горячую картошку, передавали из рук в руки, нигде она долго не задерживалась, иногда все делалось за считанные минуты до стука в дверь. Казалось, что карта в конце концов окажется в руках властей. Именно тогда я ему сказала. Он собирался взять меня с собой – сюда. – Одинокая слеза скатилась по щеке. – Я пыталась спасти его… я пыталась спасти движение… и то и другое… я… – она упала на траву и стала горько плакать.

Я дал ей выплакаться, потом взял ее за плечи и поднял с травы, осторожно отвел ее руки от лица.

– Мне нужно узнать еще одно, Дарла. Что это? Сам предмет, я хочу сказать. И у кого он теперь?

На нее спустилось спокойствие. Она перестала дрожать, и дыхание ее стало медленнее. Она пригладила волосы и привела в порядок одежду, потом глубоко вздохнула. Потом протянула руку к своему рюкзаку, вынула обыкновенную косметичку и открыла крышку. Там были всевозможные краски для лица, вполне пригодные для тех масок-кабуки, которые женщины нынче рисуют на своих физиономиях. Такую косметичку жена высокопоставленного лица из властей вполне может взять с собой в оперу. Она запустила в ящичек два пальца и вытащила черный предмет. Она вытерла его рубашкой из рюкзака, потом положила его мне в руку. Это был черный-пречерный кубик с ребром примерно в пятьдесят миллиметров.

– Вот, Джейк. Теперь он у тебя.

Я ошеломленно таращился на эту штуку. Цвет был такой глубоко черный, какого я никогда раньше не видел. Из него не получилось бы пресс-папье. Он был легким, как воздух.

– Тронь два любых ребра и получишь последовательность бинарных чисел, которые появятся сериями. Никто пока не сообразил, как эта штука работает, но, вероятно, это многомерная система координат. Нет сомнений, что, если просто касаться ребер, мы вряд ли получим полноценную информацию.

Я поднялся на ноги, потрясенный так, что не мог говорить, я только покачивал головой.

– Я знаю, – сказала она, – это замкнутая петля. Парадокс. Будущее «я» дает тебе – прошлому «я» – что-то, что оно получило от будущего «я», когда оно само было прошлым «я»… это классическое противоречие. Но откуда эта штука взялась сперва? – Она встала, подошла ко мне и положила руку мне на грудь. – Никто не запланировал этого события таким образом. Мы бросили попытки выяснить что-то из этого кубика. И всего несколько дней назад, когда власти наконец стали работать над тем, что они вытащили из Миллер, которую они подвергли дельфийской серии, не было никого, кто бы мог взять карту, кроме меня. Я не могла оставить кубик где-то. Когда ты меня подобрал во второй раз, я не была уверена насчет парадокса. Тогда это просто были слухи. Я думала, что ты… что ты тот самый «я», который отдал кубик. А ты оказался другим.

Я отошел от Дарлы, потрясенный, держа кубик так, словно он собирался взорваться у меня в руках. Не знаю, сколько времени я смотрел на него просто так. Потом я сообразил, что рядом стоят Винни и остальные.

Роланд подошел ко мне с возбужденным выражением на лице.

– Джейк, это фантастика! – бормотал он. – Карта Винни, я имею в виду. Тут есть кольцевой проезд, Джейк. Он охватывает Галактику. Он по спирали доходит до самого ядра. И, насколько я могу судить, примерно в десяти тысячах световых лет есть соединение, которое связывает Космостраду с местной группой, – он схватил меня за плечи. – Местная группа! Джейк, ты можешь поверить, что эта дорога ведет прямо на Андромеду?

Он прищурился на кубик в моих руках.

– А это что еще?

Я не ответил и отошел прочь.

Солнце теперь наполовину взошло, раскрасив небо в розовый цвет обещаний, и черная дорога упиралась прямо в него.

78
{"b":"6050","o":1}