ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– За решетку. Я на сто процентов уверен, если вы не успокоитесь – мы там окажемся. Мы очень далеко от дома. Старайтесь держать себя в руках, супермены блин.

– Тебе тоже стоит кое–что помнить, – ответил Максим, направляя палец в сторону Димы. – Не стоит бабе ходить в одиночку на свиданки.

– Какие свиданки? Ты кто такой мне?! – подался вперед разъяренный Дима.

– Он прав, – заметил Миша. – Кто знает, что у лорда на уме…

– Вы охренели?! – от таких намеков Дима распалялся еще больше.

Максим открыл было рот, но почему–то остановился, только сжал кулаки и хлопнул дверью, выходя во двор.

На улице было холодно и пока Дима ходил к себе за плащом, удалось взять себя в руки. Друзья переживали – это было видно, тем более они не знали куда пропала Шанти. Ему действительно надо быть осторожнее с местными мужиками. Сомнительно, что Балмор, зная правду, хотел романтической встречи, но другие вполне могли попробовать добраться до его тушки. Хотя кто его знает, этого Балмора.

Усевшись на подготовленных слугами коней, они втроем выехали из ворот гостиницы. Первым ехал Орбан, показывая дорогу. Такой уровень доверия значил одно – у лорда их книги, в гостинице друзья, а значит им никуда ни деться. Застоявшийся в стойле Снежок, плясал под Димой, желая сорваться в галоп. Если верить словам мальчишки из придорожной гостиницы о сугарах, человеку лорда останется только глотать пыль, вздумай Дима скрыться. Конь Максима выглядел не настолько хорошо. Его вполне могли догнать.

Пока Дима размышлял на эту тему, подъехавший близко Максим тихо сказал:

– Слушай, ты извини за грубость. Шанти пропала, а нас держат под домашним арестом и укладывают спать иголками. Мы с парнями немного на взводе. Надо валить из этого города, пока не оказались на виселице у дороги.

– Ничего, все в норме, – ответил Дима. Признание его сильно удивило. Он был уверен, что Максим его недолюбливает. Даже более того – презирает. Может у него гомофобия и он видит в Диме ряженого педика. Такую позицию можно понять – мужчинам нужна определенность. Единственное, когда за глаза считают ряженым педиком, становилось как–то обидно. Дима мирился с наличием груди, но это не означало смены его пристрастий в интимной сфере. Пару раз он мысленно проверял себя, пытаясь представить рядом мужчину, но эксперимент ничего не дал. Более того, когда Дима увидел волосатую грудь раздетого до пояса Паши, он нашел это зрелище отвратительным. Как бабы терпят мужиков… они явно с другой планеты.

Существовала и другая вероятность. Возможно Максим был обычным сексистом – место бабы на кухне и все такое. Такие при виде сисек отказывают их обладательнице в наличии мозгов. Хотя частенько про свой мозг забывают совсем. Можно было напрямую выяснить у Максима, к какой из категорий он относится, но Дима опасался, что если парень еще не записал его в ряженых, то после таких разговоров точно запишет.

Постепенно городские кварталы сменили трущобы, а их сменили развалины. Дима начал догадываться куда их везут. Он отлично помнил ночной разговор с Шанти. Когда они подъехали к воротам Баргофа, он даже не удивился.

Максим, увидев через открывающиеся ворота знакомый двор, тоже сообразил, куда их привел Орбан. Он начал ерзать в седле, от желания стукнуть парня по голове и совершить побег с тупой блондинкой, пока они не заехали внутрь. Ему казалось, что Дима не понимает, куда их привели.

Во дворе крепости их встречал дознаватель собственной персоной. Выглядел лорд нарядно. На нем был темно–синий дублет с широкими рукавами, сходящимися к отложным манжетам, и воротником стоечкой. Поверх дублета была надета черная, вышитая серебряной нитью накидка, отороченная мехом. Голову украшал огромный берет того же цвета, что и дублет, с парой красивых перьев. Костюм довершали высоченные сапоги с отвернутыми голенищами, а на груди висела широкая цепь со знакомым медальоном – глаз внутри круга.

Разглядывая такое великолепие, Дима, одетый в перешитое платье, подумал, что их с Максимом наряды выглядят бедновато для завтрака в такой компании. Интересно, лорд разоделся так ко встрече или это был его повседневный наряд?

– Рад видеть, Диана, – поприветствовал Балмор. – Доброе утро, Максим. Вижу, вы взяли сопровождающего. Хм... так даже лучше.

Спустившись на землю, друзья поздоровались с лордом. Передав лошадей слугам, они направились внутрь крепости.

– Вы уже завтракали? – спросил, поворачиваясь, Балмор.

– Да, – коротко ответил за двоих Максим.

– Замечательно, – улыбнулся лорд. – Идите за мной.

Глава 24

Балмор вел друзей все глубже в недра крепости. Открывались и закрывались двери, лестничные пролеты сменялись один за другим. Впереди шел лорд, освещая путь тусклым свечным фонарем. Наконец они остановились в коридоре, заросшем паутиной, с толстым слоем пыли на каменном полу. По следам в пыли было видно, что коридор недавно посещался. Вопреки страхам Димы дознаватель привел их в ту часть Баргофа, которая редко использовалась. Какое бы ни было у лорда дело, оно явно было тайным, и уж точно не досужей прогулкой.

Балмор открыл низкую, скрипнувшую на петлях дверь.Встав у проема, он подождал, пока Дима с Максимом войдут, после чего закрыл за ними. Освещенное факелами помещение оказалось пыточной. В углу небольшого зала они увидели пустой очаг, а вдоль стен стояли предметы, о назначении которых думать совершенно не хотелось. Балмор не стал останавливаться, ведя спутников к двери в дальней стене. Она вела в следующую комнату, чисто убранную и хорошо освещенную факелами.

В комнате тяжело пахло свежей кровью. Возле правой стены возвышался книжный шкаф со множеством бутылок различной формы. В углу возле шкафа Дима разглядел небольшой чурбак с топориком, который, как и пол рядом, был весь в бурых потеках. Рядом с чурбаком стояло деревянное корыто, доверху набитое тушками убитых птиц. Еще в комнате имелись два стола да несколько табуретов.

На одном из столов лежали отрубленные головы птиц, надетые на веревку подобно ожерелью, тут же была глиняная миска, наполненная до краев кровью, но самое главное – лежала волшебная книга Димы. Рядом на табурете склонившись сидел мужчина. Он, ловко орудуя коротким ножом, вырезал непонятные символы на грубом деревянном кубке. Одежда мужчины выглядела богато, как на дознавателе, с тем лишь исключением, что сверху на нем был кожаный фартук, испачканный кровью несчастных пернатых.

– Мы пришли, Сайлар, – обозначил присутствие дознаватель.

– Хорошо, пусть переодевается, – сказал мужчина, оторвавшись на секунду от своего занятия.

Максима происходящее начало пугать, он повернулся к лорду, намереваясь схватить за грудки:

– Какого хрена тут происходит?! Куда ты нас втягиваешь, Балмор?!

Диму происходящее не просто пугало, он был в ужасе. Лорд приглашал только его. Если бы Максим не увязался с ними, сейчас Дима оказался бы один в комнате с двумя мужиками, один из которых мастерит ожерелья из отрубленных птичьих голов.

Мужчина, отложив нож с кубком, поднял голову, разглядывая своими бесцветными глазами Максима словно подопытное животное. Теперь Дима понял, что от него исходит аура власти, заставляющая окружающих втягивать голову, в тщетной попытке стать незаметнее. Когда мужчина начал говорить, показалось, что в комнате упала температура.

– Молодой человек, насколько я знаю, вас не приглашали. Не стоит грубить, оказавшись лишним гостем на чужой встрече.

– Диану приглашали позавтракать, а не на ритуал магии Вуду! – подавляя страх, огрызнулся Максим.

– Балмор, вы обманули! – поддержал товарища Дима. – Зачем нас сюда притащили?!

–Уверяю вас, Диана, ничего ужасного не случится, – начал оправдываться дознаватель.

– Довольно! – грубо прервал Сайлар, вставая с табурета. – У меня не так много времени.

Он, подойдя к Максиму, сделал несколько пасов руками. Тот попытался было двинуться, но как ни напрягал мускулы, сделать этого не смог. Неведомая сила надежно спеленала его тело. Попытка выругаться также не имела успеха. Максим не мог открыть рот. Оставалось только яростно сопеть носом. Сайлар, с помощью Балмора, вынес его в пыточную, поставив там будто мебель.

32
{"b":"605093","o":1}