ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Значит все-таки не рабы, – выдохнул он с облегчением, превратившись в себя прежнего.

Попробовав сделать несколько неуклюжих шагов, Паша чуть не упал. Кое-как сев, он явно расстроился:

– И как в этом сражаться?

– Ну так ты снял ошейник, а доспехи подогнаны под другого тебя, – заметил Дима.

– Верно... – отозвался погрустневший было рыцарь, после чего обратно застегнул ошейник.

Вернув свой героический облик, он принялся подпрыгивать, притаптывать, приседать и крутиться в разные стороны. Все это сопровождалось негромким лязгом стали, вызывая недовольство постигающего магию Максима.

– А что, довольно удобно. В принципе можно даже на дерево при желании залезть...

– Слышь, рыцарь! Дай я тебя ударю! – начал приставать Миша изображая агрессивного забулдыгу. Ему очень хотелось найти выход бурлящей в мышцах мощи. – Я в грудь, легонько. Ты же весь как консервы!

– Отвали, бугай! Это раритетная вещь! Погнешь еще… – вступился за «консервы» Дима.

Покрутившись и напрыгавшись, Паша с помощью Димы принялся снимать доспехи, раскладывая их на земле. За этим занятием они не заметили, как тихо подкравшись Ирина ущипнула красавчика за зад.

– Пардонтье, не смогла удержаться, – сказала она со смехом, предъявляя на всеобщее обозрение тушки трех разделанных зайцев. Шкурки несчастных животных болтались на ее поясе.

– На польта пойдут, – прокомментировала она, заметив красноречивый взгляд Димы.

Бывший совершенно городским, Дима дальше родительской дачи на природе не бывал. Поведение Ирины он находил необычным. Если Миша, например, просто радовался своей приобретенной силе как ребенок, то Ирина без особых проблем поймала и разделала трех зайцев, при том, не выказывая каких-либо реакций, свойственных городской женщине.

– Где ты научилась ловить зайцев? – задал прямой вопрос Дима.

– Не знаю... Просто, как только ошейник соприкоснулся с шеей я сразу стала ощущать лес как родной дом. Не знаю, как описать это чувство, но мне нравится. Кстати! Я не только могу зайца поймать, я еще и знаю с чем его приготовить!

Ирина достала какой-то мешочек, из которого высыпала на ладонь корешки, пучки травы и семена неизвестных растений. Этим она начала натирать тушки зайцев, после чего сноровисто изготовила пару рогаток и нанизала одного из зайцев на срезанную палку. Завершая приготовления, она воткнула рогатки возле костра, и положила на них этот своеобразный вертел. Насадив на прутья оставшихся зайцев, Ирина схватила шлем от доспеха и обратилась к рыцарю:

– Я тут позаимствую ваш горшок во имя пользы коллектива. Паш, а ты смотри за зайцами на костре, потому как у тебя самое ответственное выражение лица, – шутливо сказала Ира. – Только не подпускай. Только не подпускай вот этого здорового парня, а то останемся голодными.

– Думаю у парня надо отобрать ошейник, а то не прокормим, – поддержал шутку Максим.

Не став слушать возражения возмущенного Миши, лучница развернулась и пошла вниз по склону.

По мере того, как готовились зайцы, вокруг распространился одуряющий аромат, вызывающий зверский аппетит. Первого зайца единогласно решили отдать Мише, голодный вид которого и урчащий желудок вызывали желание спрятаться, дабы не стать обедом. Остальным досталось по половинке. Жареный заяц напомнил Диме о тех редких моментах, когда он с университетскими друзьями выбирался на природу жарить шашлыки. Свежий воздух, горячее жестковатое мясо навели на мысль об убогости магазинных пельменей, которыми он ужинал накануне. Захотелось открыть бутылочку холодного пива и никуда не торопиться, а вечером вернуться домой. Доев угощение, друзья напились принесенной в шлеме водой, из найденного Ириной ручья.

– Вкусно, вот только мало! И соли нет, – подвел итог ненаевшийся Миша.

После обеда друзья расселись вокруг костра, решая, что делать дальше.

– Дим, а чего ты не переодеваешься? – поинтересовался Павел.

– Я потом переоденусь, – попытался отсрочить момент Дима.

– Эээ... нет, давай показывай свой косплей! – заявил Миша.

– Нет, не сейчас, может немного позже.

Дима заметил быстрый взгляд Ирины, хитро прищурившей уголки глаз, будто она что-то подозревала. Пока он краснел под этим взглядом, старательно отводя глаза, внезапно поднявшийся Миша решительно подошел к его мешку и попытался расстегнуть ремень, но у него ничего из этого не вышло. Разочарованно вернувшись на свое место, он недовольно проворчал:

– Потом, так потом. Чего такого-то.

Осмотрев компанию, Павел поднялся и покашлял, привлекая всеобщее внимание.

– Итак, уважаемое собрание. На повестке дня у нас стоят два вопроса. Первый вопрос – куда мы попали? Второй – что делать?

– Кто виноват рассматривать будем? – подняла руку сидевшая на одном из камней Ирина.

– Думаю не стоит.

– Сидя в лесу мы не выясним, куда попали, – задумчиво заметил Максим.

– Значит надо идти, – продолжил мысль Миша. – Искать и мочить зло. Быстро находим, мочим, заказываем мешок золота и домой.

– Хорошо. Идти и мочить. Вот только в какую сторону?

– Я считаю, для начала надо спуститься с горы и поискать людей, – предложил Павел.

– Мы не знаем об этом мире ничего, – возразил Дима. – Местные могут быть опасны. Логично предположить, что нас закинуло в обитаемый мир. Если исходить из экипировки, которая нам досталась, скорее всего это какой-нибудь аналог нашему средневековью.

– И в этом мире есть магия, – добавила Ирина, указав на новоявленного мага. – Маги могут быть очень опасными. Пиу-пиу и ты зомби на службе у местного некроманта.

– Ну а что вы предлагаете делать? – спросил Павел. – Партизанить по лесам? Грабить караваны?

– Я не предлагала партизанить по лесам! – возразила Ирина. – Но надо быть осторожными и стараться ни во что не влезать.

– Нам в любом случае придется шевелиться, – заявил Максим, пряча книгу в походную сумку, найденную в доставшемся мешке.

После короткого спора друзья решили искать людей. Все сошлись на том, что рано или поздно, но неизбежно придется встречаться с местными. Залив костер старым известным мужчинам способом, друзья собрались в дорогу. Диме пришлось тащить, свой мешок, в то время как остальные оделись, и все ненужное сложили в сумки. Притом у Павла с Мишей было по две сумки, соединенных между собой. «Седельные», как предположил Паша. В эти сумки они сложили детали рыцарских доспехов. Посидев немного «на дорожку», попаданцы попрощались с поляной, ступая навстречу приключениям.

Глава 3

Спуск с горы занял всю оставшуюся половину дня. Дима неимоверно устал, даже несмотря на то, что идти приходилось вниз по склону. Он был изможден, измотан, перевозбужден и вообще в состоянии близком к отчаянию. В новый мир он попал после трудового дня в своем, и получалось, что на ногах уже больше суток. Остальные члены их небольшой группы видимых признаков усталости не выказывали, а уже еле плетущийся Дима подозревал, что бодрости им придавали ошейники.

В сгущающихся сумерках небольшой отряд вышел к реке. Пройдя вдоль нее, они нашли подходящую поляну, где решили устраиваться на ночлег. По дороге с горы, Шанти настреляла дичи, обеспечив всех ужином. Ирина категорически попросила называть себя именем, которое она использовала в играх. В неровном свете костра, довольная девушка выглядела счастливой и загадочной. Дима не мог разгадать мечтательную улыбку, то и дело появляющуюся на ее лице. Удивлялся перемене в поведении Иры, обычно скептически настроенной. Сам Дима, ее оптимизма не разделял. Поужинав уже в темноте, друзья разлеглись вокруг костра.

Ночь после жаркого летнего дня несла прохладу и успокаивала, располагая к отдыху. Несмотря на усталость, сон к перевозбужденному Диме никак не шел. Мысли постоянно возвращались к находке в мешке. В отличие от остальных, укрывшихся своими плащами, на нем была «пижама» из грубой ткани но, копаться в мешке при всех, было немного страшновато. Измучившись на жесткой земле, усыпанной веточками листьями и камешками, он сел, осматривая поляну. Максим спал, положив под голову свою драгоценную книгу. Павел привалился к сумкам с доспехами, улыбаясь чему-то своему во сне. Шанти устроилась на могучей ручище Михаила, используя ее как подушку, а сам гигант раскинулся на спине. Рассматривая великана Дима заметил тоненькую дорожку слюны на его подбородке, что придавало грозному на первый взгляд парню, добродушно несерьезный вид.

5
{"b":"605093","o":1}