ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Миша, пошел спускаясь с трибун, расчищая дорогу для девушки тумаками, без особых церемоний. Дима подбежал к лежащему в опилках потерпевшему и быстро осмотрел его. У барона оказался серьезный ушиб головы, но еще, хуже дела обстояли с шеей. Осматривая ауру мужчины, Дима понял, что она сломана.

Рядом причитал молодой паренек лет семнадцати, один из оруженосцев барона. Мише пришлось его отодвинуть, чтобы тот не мешал.

Дима стал лечить пострадавшего, вспоминая заклинания по памяти и не обращая внимания на суетящегося рядом мага из академии. Закончив с бароном, он повернулся к Паше и смерил укоризненным взглядом:

– Ты чуть не убил его! Придурок!

– Эй, – возмутился рыцарь. – Вообще–то он первый начал! Нечего было бокс устраивать, помахал бы железякой, да вино пить отправился.

– Ну ты-то головой думай, какие приемы использовать!

– Да ладно тебе. Ты его уже на ноги поставила.

– А могла и не поставить! Или просто опоздать.

Повернувшись к барону, Дима увидел, как тот открыл глаза и засматривается на свою спасительницу.

– Этот последний? – спросил Дима, у стоявшего рядом лорда.

– Да. На сегодня поединков больше не будет.

– Очень рад–да это слышать. Наш рыцарь сегодня никого не прибьет.

***

Вечером в гостинице, друзья восторженно обменивались впечатлениями после первого дня турнира. Выяснилось, что Паша притворялся после удара барона. «Для придания драматичности» – как объяснил рыцарь.

– В тебе умер великий актер, – смеялась Шанти.

– Вставай и дерись! – передразнил Макса рыцарь.

– Я думал, ты уже не встанешь, – ответил маг. – Гладиатор недоделанный.

Спустя некоторое время, Паша отправился искать себе очередных спутниц на ночь, а друзья продолжили свой культурный отдых вином и неспешными беседами.

Глава 41

Утром в гостинице случился немалый переполох. Как выяснилось, рыцарь, вокруг которого Балмор выстроил свой хитрый план, пропал в поисках амурных приключений. Турнир начинался через несколько часов, а Паши в гостинице не оказалось. Дима выбрался из теплой постели, едва оделся и, плеснув в лицо водой, выбежал вслед за друзьями на морозец осеннего утра.

– Ну и где этого идиота искать? – восклицала Шанти, подняв сжатые кулаки.

Озадаченный лорд прошел до ворот, ведущих во двор гостиницы, выглянул на улицу, словно надеялся увидеть пропавшего, и вернулся назад. Балмор задумчиво сковырнул мерзлый комок грязи носком сапога и обратился к Максу с Мишей:

– Он ведь приходил вчера. Вы втроем сидели в зале. Куда он потом пошел?

– Я понятия не имею, – ответил помятый Максим. – Мы так нагрузились, что дальше комнаты он уйти не мог.

Легко одетый для улицы Дима, не выспавшийся и оставшийся без завтрака, начинал злиться на безответственность рыцаря. В последнее время все только и делали, что развлекались как могли.

Друзья быстро посовещались и отправились обходить местные кабаки, оставив волшебницу караулить на случай, если рыцарь вернется сам. Вернувшись в зал и первым делом заказав горячего, Дима принялся ждать пропавшего Казанову.

Минут через сорок Паша вернулся сам. По нему было видно, что он все еще не протрезвел, а следы засоса на шее лучше всяких слов поведали о бурно проведенной ночи.

– Ты где шляешься, придурок? – хмуро бросил Дима, вместо приветствия, пребывающему в отличном настроении рыцарю. – У тебя турнир через час, а ты пьян до сих пор!

– А ты мне мамочка что–ли? – ухмыльнулся Паша. – Или... Может жена?

– Ты что несешь! Ты меня не слышал? У тебя турнир через час! Тебя с собаками по кабакам ищут.

– Ну вот он я, – беззаботно развел руками рыцарь, после чего помахал, подзывая трактирщика. – Есть сильно хочется… Сейчас поедим, накатим вина и пойдем бить местных дровян.

Смерив злым взглядом виновника переполоха, Дима выругался про себя и пошел за книгой. Хоть Паша и был виноват, от него зависел успех предприятия, а значит, его нужно было привести в порядок. Вернувшись с волшебным гримуаром, Дима зачитал пару заклинаний, от которых евший кашу рыцарь переменился в лице.

– Ты не могла подождать пока я доем? – возмутился совершенно трезвый Павел, бросая ложку в тарелку.

– А что такое?

– Мутит меня от твоих заговоров, как я теперь доедать буду?

– Вообще–то, все отправились тебя искать даже не позавтракав. Жаль, что не вырвало в тарелку.

Павел попробовал отпить вино из кружки, но сразу выплюнул его назад.

– Тебе и правда мужика надо. Становишься злобной стервой.

Наблюдая как, рыцарь поднимается в свою комнату, Дима почувствовал удовлетворение. Испорченное настроение Паши, было незапланированной маленькой местью.

Когда друзья вернулись, рыцарю досталось еще и от Шанти. Уже одетый, он мрачно выслушивал ее тираду, пока между ними не встал Балмор, подняв руки в примирительном жесте. В лагерь участников, молчаливый рыцарь шел с таким видом, будто ему предстоял последний бой.

– Шанти, – укоризненно обратился лорд, – ему предстоит драться. Он о победе должен думать, а не мучиться чувством вины.

– Вот именно! – негодовала лучница. – Он о деле должен думать, а не о бабах и вине.

Они едва успели к началу. Усаживаясь на скамью рядом с Мишей, поглощающим купленные по дороге пирожки, Дима отметил, что зрителей на второй день стало гораздо больше. Видимо предстоящие конные соревнования зрелищнее выступлений первого дня. На трибуне, возле пустующей императорской ложи, разместилась группа богато одетых дворян.

«Наверное это высшая знать империи,» – предположил Дима с интересом рассматривая роскошные наряды.

Тем временем начался парад участников. Рыцари выезжали на боевых конях, доспехи которых богато украшали ленты в цветах владельца. Среди прочих выделялся внушительный воин на огромном вороном жеребце. Накидка рыцаря, как и попона коня, была в синем с желтым цветах. Основной цвет накидки ярко–синий, а на груди красовался выведенный желтой краской герб или скорее эмблема. Похожая на какой–то религиозный символ, она сильно отличалась от роскошных гербов других участников. Символ представлял из себя два круга, один в другом, соединенных между собой.

– Миш, – обратился Дима к жующему великану. – Глянь, что за символ?

– У синего на сюрко? – уточнил Миша не переставая жевать.

– На чем?

– Ну накидка его, сюрко называется.

– Да, на сюрко, – согласился Дима. Удивившись познаниям великана, он решил, что название надо непременно запомнить.

– Похоже на солнечный крест. У нас языческий символ. Какой ни будь культ или орден.

– А про сюрко ты откуда знаешь?

– Да… Как–то напарник с работы пытался затащить на историческое фехтование. Большой любитель этого дела был.

– А ты?

– Да что я… Дорого это. Поездил посмотрел, да жаба не дала.

Рыцари выстроились на арене и появились нарядно одетые девушки. Они прошли перед строем, собрались в круг посовещаться и одна из них, напевая песню забрала шлем у выбранного рыцаря. Взамен девушка повязала белую вуаль на опущенное копье и процессия удалилась. Рыцарь без шлема, под приветственные крики трибун, отъехал в сторону, где упер древко копья в колено и замер.

Герольды громко зачитали имя почетного судьи, выбранного дамами, подробно перечисляя его титулы. После, объявили соревнования открытыми и назвали имена двух первых участников.

Все рыцари, кроме объявленных и почетного судьи, выехали за ворота. Противники приняли от оруженосцев копья и, дождавшись сигнала рожка одного из судей, пустили коней вдоль низкого барьера. Дима и раньше видел подобное в исторических передачах, но в реальности все было намного интереснее. Закованные в броню всадники успели прилично разогнаться, прежде чем их копья с оглушительным треском сломались о щиты. Дима внутренне поежился, представив, как на него несется такая махина с копьем наперевес. Он поглядел на лица друзей и отметил как они с детским восторгом смотрят на разворачивающееся внизу действо. «Наверное у меня должно быть такое же,» – подумал парень.

54
{"b":"605093","o":1}