ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Плывем туда, – решительно направил Дима, дыша облачком пара в посиневшие ладони.

***

Спустя час он, дрожа от холода, стоял на берегу. Замерзший Садар, вытащил лодку на берег и мялся чуть в стороне, оставляя грязные следы на девственно белом свежем снеге.

– Вас проводить? – наконец выдавил из себя мужчина.

– Спасибо, я доберусь сама. Вот, возьми свой плащ.

– Нет, нет. Оставьте его себе, я переживу.

– Еще раз спасибо и береги себя. Теперь плыви и не вздумай попасться.

– Хорошо. Вам спасибо. Пусть свет хранит вас.

Столкнув лодку на воду, парень запрыгнул в нее и быстро отчалил от берега, а Дима пошел темными улицами искать гостиницу для поступающих в академию. Воспоминания о том, как они отплясывали в ней совсем недавно по времени, но казалось целую вечность назад по ощущениям, вызывали теплую улыбку, несмотря на пробирающий холод. В отличие от императорского дворца, «Тарелочка» была местом куда хотелось вернуться. Подходя к дверям, он убрал синяк со своего лица. О поступке новоявленного принца оставшимся друзьям рассказывать расхотелось.

Глава 54

Колотушкой, висевшей прямо на двери, Дима стучал долго. Он уже и не надеялся, когда в верхней части приоткрылось небольшое окошко. В свете фонаря показалось лицо немолодого мужчины, лысеющего с длинными обвислыми усами.

– П–пустите, – попросился Дима, трясясь от холода.

– Чего стучишь? Бродяжек не пускаем! Иди на соседнюю улицу, может в приют святоши пустят.

За дверью началась возня и мужчину в окне сменила женщина. Она пыталась рассмотреть ночную гостью.

– Ты что? Старый дурак? – накинулась она на мужчину. – Совсем ослеп?! Какая она тебе бродяжка? На сережки ее посмотри!

Загремели засовы и дверь отворилась, впуская в тепло гостиницы. Дима протиснулся внутрь, трясясь от холода и щурясь от тепла одновременно.

– Ты откуда такая нарядная? – спросила женщина, разглядывая гостью.

– Д–дайте в–воды попить, а т–то так есть хочется, что переночевать негде, – вспомнил Дима старую шутку и чихнул. Мужчина неодобрительно покачал головой, но взглянув на женщину, промолчал.

– Идем, дорогая. Ты не серчай на мужа моего, подслеповат он, – улыбнувшись, поманила женщина и взяла девушку под руку. – А ты чего встал? Камин растопи, да принеси настойку самую крепкую.

Хозяйка гостиницы привела на кухню где, усадив гостью на стул, принялась стучать дверками шкафов. Налив в кружку вина, она сунула ее в дрожащие руки и велела выпить. Разливающееся внутри тепло на Диму подействовало хорошо, но одной кружки было мало. Хозяйка вывела девушку в зал, где усадила ее возле камина и налила еще кружку из поданной мужем бутылки. Выпив крепкого, гостья закашлялась.

– Ничего, сейчас согреется, – пробасил мужчина.

– Я еще раз спрошу, – начала женщина, садясь на скамейку. – Откуда такая красавица к нам явилась?

Млея от тепла и выпитого, Дима вяло пытался подобрать слова:

– Мои друзья должны были остановиться у вас. Один такой крупный парень, Михаилом зовут, а еще девушка. Все время в штанах ходит. Шанти.

– Так ты Диана что-ли?

– Что? Откуда вы…

– Да знаем, знаем мы тебя. Мишка все уши прожужжал. Вздыхает по тебе. Горит парень. Пьет, как не в себя. А подруга твоя нелюдимая какая-то. Пропадает целыми днями. Сегодня вот опять куда-то в ночь ушла. На улице погоды нет, а она – шмыг за порог, и неизвестно, когда вернется.

– А здоровяк где?

– Да вон на втором этаже, в конце коридора. Опять бутылок набрал и заперся. От такого количества спиртного свихнуться можно, гадости всякие видеться начнут. Кушать хочешь?

– Нет, – ответил пьянеющий Дима. – Утром лучше поем. Налейте еще.

– Пей, но учти. Больше не дам. Посиди тут, а я постелю наверху.

Сидя у камина, дающего мягкое тепло, пьяный Дима начала клевать носом. Холод выходил из конечностей, изгоняемый спиртным через кожу. Ощущение было такое, будто поднеси руку и почувствуешь тонкий слой ледяного воздуха. Сознание постепенно уплывало. Дима, то вновь оказывался в лодке, скользящей по черной воде среди снежинок, то в ночной дворцовой спальне, то возвращался к теплу гостиничного камина. Вскоре вернулась хозяйка и слегка встряхнула за плечи, отправляя в приготовленную комнату.

Дима тяжело поднялся, помял лицо, пытаясь немного отогнать сон. Женщина заботливо взяла гостью под локоть и помогла подняться на второй этаж. Там она подвела к двери одного из номеров.

– Вот твоя комната, дорогая. Запрись изнутри на засов и никому не открывай. А то тут шлындрают всякие… студенты. Спать не дают.

– Спасибо, – поблагодарил Дима, привалившись плечом к стене.

– Все, я пошла спать, – хозяйка решительно направилась к лестнице вниз.

Дима, пошатываясь, толкнул дверь в номер и немного задержался в коридоре. Прохлада из комнаты вызвала неприятный озноб вдоль спины. Собираясь войти внутрь, он оглянулся и замер. На полу в коридоре лежала слабая дорожка света. В самом конце коридора была приоткрыта дверь в комнату, которую, по словам хозяйки, занимал Михаил. Стараясь ступать осторожно, Дима прокрался ближе и аккуратно заглянул внутрь.

В комнате было жарко. Тяжелый спертый воздух, пропитанный запахами прегара, пролитого спиртного и пота ударил в нос, вынуждая скривиться в гримасе. Решившись, Дима приоткрыл дверь шире. На кровати спиной к двери сгорбившись сидел Миша. Вот великан шевельнулся, повернул голову и поднес бутылку ко рту. Раздалось бульканье вливаемой в горло настойки. Он глотал шумно, с жадностью.

Вспомнив про оборотней, Дима проверил ауру великана. Все оставалось по-прежнему – ошейник защищал от проклятия. Скрипнув дверью, он вошел в комнату. Казалось, Михаил ничего не слышит, раз за разом прикладываясь к бутылке.

Дима прикрыл за собой дверь, стараясь не шуметь. Подошел к кровати, стараясь не наступить на пустые бутылки, всюду разбросанные по полу.

– Миша, – тихо позвал он друга.

Великан повернул голову. Казалось, он не узнает знакомое лицо. У него был какой-то потухший пустой взгляд долго и беспробудно пьющего человека.

– Ты что сотворил с собой? – поразился Дима.

– Диана? Ты вернулась! Я знал, что ты вернешься.

– Конечно, вернулась. У нас дела еще вроде как, а ты пьешь сидишь. Где Шанти? Вообще, вы чем тут занимались?

– А… Эта… Опять, наверно, поперлась к академии. Разведчица, мать ее.

– Ну, хоть она делом занята. Тебе вот, смотрю, некогда.

– Ты вернулась, – пьяно улыбнулся великан. – Знаешь сколько надо этому телу? Вливаешь и вливаешь.

Великан поднял бутылку и, вылив остатки в глотку, отбросил ее на пол к остальным.

– При чем тут тело? У тебя мозг похоже маловат.

– Диана, – схватил за руку великан. – Я так ждал тебя. Я люблю тебя. Знаю, это неправильно и все равно люблю!

– Эй, – Дима пощелкал пальцами перед глазами мужчины. – Не теряй концентрацию. У нас дело есть, какая любовь?!

Дима попытался аккуратно выхватить свою руку, но Миша не отпускал. Вместо этого, глупо улыбаясь, великан осторожно провел по ладони пальцами второй руки. Это начинало пугать.

– Миш, успокойся, ты сам все прекрасно знаешь. Это неправильно. У тебя от выпитого крыша едет.

– Что неправильно? – спросил здоровяк, настойчиво потянув на себя.

– Меня не интересуют мужики!

– Это потому, что у тебя нормального мужика не было, – хватая за талию, повалил Диму на себя парень.

– Ты что творишь? Остановись, идиот!

– Диана, – горячо шептал Миша, обдавая запахом перегара. – Я тебя люблю. Все для тебя сделаю. Останься со мной. Никто не нужен. Сделаем квест вместе. Вдвоем.

– Отпусти!

Но разгоряченный мужчина и не думал отпускать. Перевернувшись, он перехватил руки жертвы, удерживая за запястья могучей лапищей своей левой руки. Дима оказался снизу, но все еще надеялся достучаться до помутненного спиртным рассудка друга.

– Ты будешь моей. Ни какая Марго с тобой не сравнится. Как же я был слеп, связавшись с этой стервой.

71
{"b":"605093","o":1}