ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поверхностный осмотр комнаты ничего не дал. Интерьер гостиничного номера выглядел довольно скудным. Умывальник в углу, стол с парой стульев, шкаф, который он уже проверил и кровать при взгляде на которую лицо Димы перекосило от злости и отвращения.

«Кровать!» – осенила мысль. Упав на колени, Дима, отталкивая пустые бутылки, заглянул под кровать. В полутьме ничего не было видно, но он, не теряясь, запустил насколько смог руку, вытаскивая на свет пыльные мешки. Среди прочих под кроватью оказался и его мешок. В мешке все также лежали вещи, выданные в начале приключения. Вытащив из мешка одну из жестяных коробочек и открыв ее, Дима задумался, разглядывая пилюли. Прислушиваясь ко внутренним ощущениям, он пытался вспомнить, стоит глотать маленькую таблетку или нет. Проблема в том, что он смутно помнил, как расстегнул ошейник, но очнулся на полу Дианой. Внизу вроде ничего не болело, но стоило подстраховаться, на всякий случай. Дима решительно проглотил пилюлю, аккуратно закрыл коробочку и снова полез под кровать.

Под кроватью обнаружился старый сундук с замком. Он, к счастью, оказался открытым. Внутри лежал тощий кошель с тремя золотыми да горстью серебра. «Хоть это не успел пропить,» – вздохнул Дима. Поднявшись с пола, он стоял с кошелем в руках, соображая, где еще можно поискать вещи. Необходимо хотя бы переодеться. Когда–то роскошное платье было разорвано, а рукава собрали всю пыль под кроватью. «М–да… Такой вид вызывает только вопросы.» – думал Дима, рассеянно пытаясь пристроить клочки, бывшие когда-то лифом.

Ему вдруг стало стыдно перед хозяевами гостиницы, впустившими и обогревшими ночью. Стыдно за себя, за Мишу, разбросанные по полу бутылки, могучий смрад спиртного, казалось пропитавший все вокруг. Приоткрыв окно, Дима встал под ним, вдыхая свежий воздух. Только сейчас он по–настоящему понял, насколько тяжелый запах стоял в комнате. От свежего холода, втягивающегося облачком пара с улицы, голова начала соображать лучше.

«Надо спросить у хозяйки, возможно она знает где вещи,» – пришла здравая мысль, но сразу к хозяйке он не пошел. Нерешительно оттягивал момент. Вместо этого, принялся собирать бутылки, составляя их в ряд. Прислушиваться к звукам за дверью. Батарея у стены смотрелась внушительно. «Ого! Целых двадцать три штуки – сосчитал тару Дима, присев на кровать. – Еще две и будет ящик.» Еще немного помедлив, он собрался с духом и встав с кровати пошел к двери. В коридоре никого не было. Осторожно ступая и стыдливо придерживая одной рукой порванный лиф, Дима спустился в зал. В зале сидели несколько посетителей. За стойкой маячил хмурый хозяин гостиницы, сосредоточенно протирающий кружки. Никто не обращал внимания на девушку в грязном платье.

– Добрый день, – скромно поздоровался Дима.

– Здравствуй красавица. Выспалась?

– Да, спасибо. Скажите, а где я могу найти хозяйку?

– Анну? На кухне посмотри. Где ей еще быть...

– Спасибо, – вежливо ответил Дима и отправился на кухню.

Хозяйка Анна месила тесто. На лице полноватой женщины играл румянец, а руки по локоть вымазались в муке. Заметив девушку, она, в отличие от мужа, сразу зацепилась внимательным взглядом за порванный лиф платья.

– Что случилось? – спросила хозяйка строгим голосом.

– Платье порвалось, – ответил Дима, отводя взгляд.

– Само? Ну что–же, бывает. Жалко. Хорошее было платье. Целое состояние поди стоит.

Анна продолжала месить тесто, но хмурый взгляд красноречиво показывал ее недоверие. Она с осуждением смотрела на стушевавшуюся девушку стыдливо закусившую губу.

– Наверное, – с усилием выдавил Дима. Ему казалось, что хозяйка видит его насквозь. – Мне нужна ваша помощь.

– Какая? – хозяйка бросила тесто и вытерла руки о передник.

– Миша с Шанти привозили мою запасную одежду. В комнате я ее не нашла.

– Всего–то, – отозвалась Анна, подпирая бока. – Одежда твоя, в кладовке лежит. Идем.

В кладовке Дима принял охапку одежды и отправился в свою комнату.

– Платье свое, можешь мне отдать. Заштопаем как нибудь, – сказала вслед Анна. – Хорошее платье, жалко.

***

Дима поднялся номер великана. Там он бросил вещи прямо на кровать. Из–за открытого окна, комната не только проветрилась, но еще и успела остыть. Ежась от холода и покрываясь мурашками, Дима первым делом закрыл окно, после чего принялся снимать платье и остатки белья. Из вороха одежды, он первым делом выхватил чистое белье, отметив, что выданное во дворце оказалось намного лучшего качества. Самым главным предметом одежды, который ему срочно потребовался, оказались штаны. Местные девушки, в холодное время надевали их под юбки. Наряда, подобного костюму Шанти, у него не было. Женские штаны у местных были специфичны и щеголять в них было бы неприлично. Пришлось снова надевать платье. Только теперь повседневное и, что самое главное, теплое. По настоящему зимней одежды, Дима в свое время не купил, о чем теперь пожалел. Он вспомнил, что тут–же недалеко есть магазин, но вот сумма, оставшаяся после пьянства Миши, казалась недостаточной.

Дима расхаживал по комнате сосредоточенно размышляя, пока взгляд не упал на изорванное платье. Взяв его в руки, он повернул роскошный наряд на свет, рассматривая отделку. «Хоть какая–то польза от этого Зайцева,» – платье известного модельера империи, оказалось отделано жемчугом и золотыми вставками. Порывшись в своем мешке, Дима достал кинжал. Повернув платье к свету, он принялся срезать все ценное, складывая в аккуратную кучку. Закончив, разочарованно осмотрел приобретение. «Похоже этот засранец умеет экономить, – грустно перебирал Дима горстку камней и золотых кружев. – И содрал поди втридорога». Тут он вспомнил про серьги и заколки. Волосы рассыпались за спиной, а ценного в кучке много не прибавилось. Украшения были бесспорно красивые. Императорские серьги и колье, продавать было опасно. Пронырливые торговцы много за них не дадут, или вообще не возьмут решив, что краденое. Вспоминалось, как мастер Годдар и фрейлина уговаривали надевать украшения. Предлагали шикарные браслеты, кольца с ожерельями. Он им категорически отказывал, не желая выглядеть как новогодняя елка. Сейчас, наверное, с радостью бы все надел, еще и сверху попросил. Несколько заколок, пара колец и браслет, на безбедную старость не тянули.

Разобравшись с вещами, Дима решил немедленно отправиться в лавку. Он винил себя за глупость и ситуацию, в какой оказался, сбежав из дворца в чем было. Но надо было шевелиться. Время неумолимо кончалось. Он не знал, как поведут себя Паша с Максимом поймав беглянку. Да и не хотел знать. Собрав ценности в кошель и накинув плащ наемника, Дима вышел из номера.

Магазин был на той–же улице. Продавец всячески нахваливал свои товары и предлагал одно платье за другим. Единственная посетительница неизменно отказывала, прося показать мужскую одежду. Удивленный мужчина наконец выдал зимние вещи, за что пришлось срезанные с платья драгоценности браслет и оба кольца. Деньги Дима решил сэкономить, а вот с серьгами и колье не представлял, что делать. Для ищеек, каких император с бандой бывших друзей могли послать по следу, драгоценности все равно что хлебные крошки. Сначала торгаш не хотел брать кольца, тряся вторым подбородком и требуя деньги. Дима сказал, что это подарок от любовника, с которым они разругались. Еще он пообещал, что если любовник заявится, то обязательно выкупит вещи по огромной цене как дорогие сердцу.

В плаще необходимости не было. Побитый временем плащ Садара выглядел добротно и что самое главное – неприметно. Он был на меху, местами уже вытершемся. Хоть у плаща и был широкий капюшон, Дима подумал о меховой шапке, но та оказалась не по карману. Купив вместо шапки пару перчаток и теплые варежки, он, перегруженный тяжелым тюком, отправился обратно в гостиницу.

Выгрузив покупки прямо на кровать в своей комнате, Дима спустился в зал и заказал поесть. Сидя в углу, он задумчиво ковырялся в тарелке с кашей, думая о будущем. Постепенно стал вырисовываться план, но сначала надо было определиться с лучницей, или хотя–бы поговорить.

74
{"b":"605093","o":1}