ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дима, хватит ломаться! Ты балласт, – начал раздражаться Максим, – из-за тебя мы идем медленно, плетешься еле ноги переставляешь. Посмотри на них! Хочешь чтобы они сгнили и отвалились? Чего сложного в том, чтобы развязать гребаный мешок, надеть ошейник и тапки... или что там у тебя?!

– Ты сам не понимаешь, чего просишь, – пробормотал Дима.

– Дфима, ну помофет тепфе комфес на офин фень, но дайфе ноги пфифется сефьезно лефить, – прошамкала Шанти, у которой от листьев онемел рот.

– Хватит! – остановил начинающийся спор Павел. – Нам пора идти. Если не хочет надевать, пусть страдает, мазохист чертов.

Раздраженный упорством Димы, рыцарь закинул свои сумки на плечо и, не оборачиваясь, пошел вдоль берега. Миша рывком поставил Диму на ноги, после чего все двинулись вслед за Павлом. На небосклоне солнце неумолимо взбиралось все выше. Впереди их ждал еще один трудный день в пути.

Глава 6

Глава 6

Во второй половине дня лучница заметила лодку. В ней ловили рыбу старик и ребенок в простых рубахах. Завидев чужаков они засуетились, взялись за весла и поплыли вниз по течению.

– А местные не очень-то дружелюбны, – с усмешкой прокомментировал такое поведение Максим.

– Не удивительно, – ответил Павел, вытирая рукавом пот с порядком натертой шеи.

– Может, покричать им? – спросил Дима.

– Не факт, что мы знаем местный язык, – заметил рыцарь морщась. – Если не знаем, мы только еще больше их напугаем.

Встреча с людьми порадовала друзей, что придало им сил. Вечером того же дня они вышли к небольшой деревеньке, окруженной недостроенным частоколом. Несколько улиц с деревянными домиками располагались вдоль реки, а в центре находился небольшой храм, построенный из грубо отесанного камня. Все выглядело очень мило, за исключением того, что деревня выглядела пустой.

– Куда все подевались? – устало спросил Дима. Ему хотелось сесть на пыльную траву прямо посреди улицы.

– Спрятались и наблюдают за нами, – тихо ответила Шанти. Лучница напряглась как взведенная пружина. Точно для нее и не было долгого перехода.

Друзья разволновались и стали неосознанно сдвигаться ближе друг к другу, хотя явной угрозы не было. Ситуация была несколько необычной, и неизвестно, чем первый контакт с местными мог обернуться. Они успели дойти до самого центра деревни, когда группа бородатых мужчин в простой грубой одежде преградила им дорогу. Настроены они были очень серьезно: некоторые сжимали топоры, пара держала вилы, а трое стояли с обнаженными старыми мечами по которым было видно, что ими пользовались ранее. На лезвиях имелись зазубрины. Подойдя вплотную, друзья остановились, но свои мечи доставать не стали.

– Меня зовут Мардух. – произнес один из мужчин, сжимая в руке меч. – Я местный староста. Со мной Тамал – мой старший сын, и добрые жители нашей деревни. Вы кто такие? Чего забыли в наших местах?

Павел, удивившись было что знает язык местных, быстро взял себя в руки и выступил вперед:

– Меня зовут Павел, это Шанти, Дмитрий, большого парня зовут Мишей, а в шляпе Максимом. Мы пришли по течению реки, со стороны гор. Мы не желаем вам зла. Нам нужен отдых и совет, после чего мы уйдем.

Мардух цепким взглядом оценивал пришельцев, обдумывая как поступить. Особенно внимательно он разглядывал Максима, хмурый взгляд которого старосте не нравился. После недолгих размышлений, отразившихся на лице подозрительностью и сомнениями, староста наконец ответил:

– В смутное время живем, пан рыцарь. Хоть места у нас глухие, но рядом граница. Приглашаю вас в дом свой. Трое свидетели, зла не желаю. Хлеб переломлю, вина гостю налью.

Мужики после этих слов заметно расслабились и, расступились пропуская гостей, следующих за старостой. Один из парней с мечом, тот, которого староста назвал сыном, пошел рядом.

Мардух привел их к большому одноэтажному дому, заметно выделяющемуся среди других. Друзья с интересом рассматривали местный образец малоэтажного строительства. Снаружи он напоминал дома, какие можно увидеть на картинках про какую–нибудь Баварию, выгодно отличаясь от простеньких деревянных домиков поселения новой черепичной крышей и белеными стенами. На окнах имелись крепкие деревянные ставни, а в самих окнах стояли стекла. Правда, они были не самого хорошего качества – мутноватые, с пузырьками воздуха. Дом стоял на большом участке, огороженном невысоким деревянным забором. Во дворе имелся свой колодец, несколько построек, деревянный туалет и большой амбар. Возле амбара стояла вполне обычная деревенская телега.

– Неплохо живет местный смотрящий, – тихо прошептал Максим друзьям, чему все закивали, соглашаясь.

Навстречу выскочила женщина в простом платье с чепцом на голове, отчего та напоминала кочан капусты. Испугавшись чужаков, она открыла было рот, но Мардух опередил ее:

– Сана, а ну собери–ка на стол, у нас гости!

Женщина вернулась в дом, и оттуда послышались крики. Когда друзья уже подошли к дверям, им навстречу, едва не сбив Павла с ног, выскочила растрепанная девчонка лет четырнадцати с парой деревянных ведер. Проскочив рыцаря, она пораженно замерла, уставившись на Михаила. Подошедший Тамал ущипнул ее за руку и, рассмеявшись, спросил:

– Что Маришка, великана не видела? Смотри! Мама тебе всыплет, если он голодный останется.

Сильно покраснев, девушка опустила глаза и припустила к колодцу мелькая из-под подола грязными пятками.

Зайдя в дом, староста пригласил друзей в большую комнату, по всей видимости, она была одновременно столовой и комнатой для собраний. Посреди нее стоял добротный деревянный стол, вдоль которого тянулись длинные лавки. У одной из беленых стен стояла еще одна пара лавок с сундуками, у другой – большой деревянный шкаф, расписанный незамысловатым геометрическим узором. Хозяин показал гостям угол, где можно сложить вещи, после чего вывел всех во двор умыться с дороги. Наплескавшиеся вдоволь, повеселевшие друзья вернулись в дом где увидели, что стол уже накрыт вышитой скатертью, а жена старосты с Маришкой суетятся, расставляя еду. После приглашающего жеста хозяина, друзья расселись на лавках. Витающие ароматы простой деревенской еды, возбуждали здоровый аппетит, но им еще пришлось некоторое время сдерживать себя, ожидая пока староста прочтет короткую молитву.

Ужин был невероятно вкусный. Впервые за несколько дней они ели соленую пищу и что–то еще, кроме мяса. Хозяева выставили на стол свежий каравай ароматного хлеба, кашу в большом горшке, тушеную с мясом и зеленью, домашнюю колбасу, нечто напоминающее жареные стручки гороха и печеные яблоки. Из напитков хозяйка поставила кувшин с домашней настойкой от которого тянуло хорошо знакомым запахом спиртного. Сидевшим рядом Павлу с Максимом, подливал сам хозяин, а Мише с Шанти наливала Маришка, которая мило краснела, когда приближалась к великану. На Диму никто не обращал внимания, видимо принимая его за прибившегося бродягу, которому не место в столь приличном обществе.

Когда после трех порций, съеденных Мишей, с ужином было покончено, хозяин достал длинную трубку и, не спеша набив ее, задумчиво закурил, степенно выпуская облачка горьковатого дыма. Мрачная хозяйка поморщилась, но ничего не сказала, а вместе с Маришкой быстро убрала все со стола, оставив только блюдо с нарезанной колбасой и кувшин с настойкой.

– Скажи, добрый рыцарь, откуда идете и куда путь держите? – спросил хозяин, внимательно разглядывая компанию сквозь облачко сизого дыма.

– Идем издалека, а надо нам в ближайший город, потому как в горах мы немного заблудились. Мы не враги вам. Почему добрым людям приходится встречать путников топорами да вилами?

– Это вы сильно заблудились, – размеренно произнес Мардух, пыхнув трубкой, – сразу видно – не местные. Одежка ваша странная, хоть и богатая. Не знаю каким ветром вас занесло в нашу глухомань, но добрых людей здесь осталось не так много. Считайте, что вам повезло. До ближайшего города верст тридцать будет. Уж не из империи часом?

9
{"b":"605093","o":1}