ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пошли, пошли, моя леди. Пошли в дом. Вот так, вот так…

Как раз в этот момент на лужайку выбежал отцепившийся наконец от сучков Далтон, остановился, настороженно огляделся и подошел к Такстону, все еще изучающему тело.

— Ох, только не это! — воскликнул он.

— Убийство, — словно бы с удовлетворением сообщил Такстон.

— Послушай, нам не стоит встревать в такие дела.

Такстон оглянулся. На полянке начали собираться другие охотники.

— Боюсь, уже слишком поздно. Далеко мы не убежим, даже если попытаемся.

— Ты прав. Но давай удерем при первой же возможности. В конце концов, мы всего лишь проходили мимо…

— Эй, вы, там! — приближаясь к ним и взяв ружье наизготовку, крикнул один из охотников. — Что за чертовщина здесь творится?

— Как же, удерешь тут… — сказал Такстон.

— Опять влипли, — проворчал Далтон.

Глава 11

Грязный, голодный, он покинул долину и побрел в сторону холмов. До дома оставалось пять дней пути.

Городок был самый настоящий: слишком унылый, чтобы оказаться фантасмагорией. Хозяин гостиницы оглядел Рейнса сверху донизу.

— Что с вами случилось?

— Угодил в ловушку, которую зинаиты расставили на людей.

— А какого черта вас туда понесло?

— Еда…

Хозяин гостиницы усмехнулся:

— Надо полагать, это то, что вам от меня нужно?

— Я потерял все, даже меч, своего Брюса. У вас нет для меня никакой работы?

Хозяин вздохнул:

— Нет, у меня хватает помощников. — Он помолчал. — Как вы сказали? Брюс?

— Я никогда в жизни не нищенствовал…

— И не вздумайте начинать с меня. Времена нынче трудные. — Хозяин гостиницы засмеялся. — А когда они бывают не трудные, хотел бы я знать? Как бы то ни было, я не могу кормить всех бродяг, которые тут шатаются. Попробуйте заглянуть к Винни. Она женщина добрая.

— Попытаюсь. Спасибо.

Хозяин гостиницы снова оглядел его.

— В вас есть что-то знакомое. Мы уже встречались?

— Я останавливался здесь.

— Говорите вы как благородный, хотя выглядите… Как вас зовут?

— Рейне из Коркиндора.

Мужчина засопел:

— Ваша светлость. Я…

— Это ничего не меняет. Мне нечем платить за еду, а уж тем более за комнату.

Хозяин пожал плечами.

— Хотелось бы помочь вам, но у меня все битком набито.

Рейне кивнул и побрел дальше. Улица оказалась узкой и грязной. Стайка мальчишек промчалась мимо, один из них дернул его за рукав. В сточной канаве лежали груды навоза, повсюду валялись отбросы.

В большой распивочной Винни пахло элем и мочой. Рейне помнил и эту забегаловку, и ее хозяйку. Она стояла за стойкой — толстая, потная, добродушная. Чувствовалось, что когда-то она была очень даже ничего.

— Ну и видок у вас. — Она нахмурилась, припоминая. — Лорд… Рейне?

— Он самый.

— У меня хорошая память на лица. Что привело вас в Брисоларум?

— Ничего не привело, и так ни с чем я и уйду отсюда.

Она прищурилась.

— У вас должны были вот-вот забрать имение, правильно?

— Если опоздаю с выплатой.

— И вам пришлось грабить могилы… — Она залилась краской и сделала реверанс. — Прошу прощения, милорд.

— Так и есть, отрицать не стану.

— Вы просто сражаетесь, как можете, за свою жизнь, милорд.

— И при этом просто выбросил ее на ветер. Но я был в отчаянии, да и сейчас тоже… — Он махнул рукой.

Винни налила ему пива.

— Можете спать на сеновале. Если будете кормить и поить лошадей, каждый вечер получите обед. А если поможете мне обслуживать посетителей, то каждое утро будете иметь завтрак.

— Да благословят вас боги.

На сеновале над конюшней было ужасно грязно. Рейне немного прибрался, соорудил что-то вроде постели из мешковины и соломы. Выяснилось, что прежний конюшенный, человек преклонных лет, недавно умер от малярии. Рейнсу повезло, что это место освободилось.

Зато не повезло в другом. Той же ночью в распивочной произошло убийство, и очень скверное. Рейне сам почти ничего не видел, только услышал женский крик, повернулся, и — глядь, на пол рухнул обезглавленный труп. Для Винни дело обернулось совсем плохо. За последний месяц это было уже третье происшествие в ее заведении, а полиция угрожала закрыть распивочную после второго. Так и произошло, правда спустя три дня.

— Я не могу закрыться вот так сразу, дайте поработать еще хоть три дня, — жалобно умоляла хозяйка. — Иначе я все потеряю.

Рейне предложил ей сдавать себя внаем другим владельцам, но Винни отказалась.

— Как-нибудь выкрутимся. Я задолжала пивовару, но его мне ничего не стоит обвести вокруг пальца. — Она взмахнула тряпкой, которой вытирала стойку. — Что за невезуха! Сначала Граумер умер, потом вот это. — Она побледнела. — Ох, господи! Бог любит троицу…

Третьим несчастьем стал пожар в конюшне. Загорелась груда соломы, заваленная какими-то обломками. Рейне как раз собирался навести там порядок, но опоздал. Конюшня выгорела до основания, хорошо хоть саму распивочную удалось спасти.

— Можете спать на чердаке, — сказала Винни. — Но…

— Но лучше мне уйти, да?

— Даже слышать об этом не хочу, милорд.

— От меня одни неприятности, — вздохнул Рейне. Хозяйка задумчиво пожевала губу. — Я поищу другое место.

— Где?

— В соседнем городке.

— Возьмите вот это. — Винни протянула ему три монеты.

— Нет, не могу.

— Я так и думала, что вы откажетесь. Сразу видно человека благородной крови.

— Может, так и было когда-то, а теперь кровь уж не та, жидковата стала.

Следующий городок оказался еще сквернее, но три дня пешего пути совсем вымотали Рейнса. По дороге он стал свидетелем нескольких бедствий: тяжело груженная телега насмерть раздавила ребенка; по собственной вине утонул фермер; сгорел дом; подрались крестьяне и нанесли друг другу увечья.

«Неужели…» — спрашивал себя Рейне. Бармен пододвинул к нему стакан эля.

— Три медяка, — буркнул он. Рейне пристально посмотрел на него.

— Добрый человек, по-моему, у вас неприятности.

— Да, сегодня у меня плохой день, и я жутко зол. Прошу прощения.

— Ничего.

Бармен оглядел его с головы до пят.

— Видок у тебя не ахти. Дела идут неважно?

— По-разному.

Послышался мощный раскат грома. Бармен глянул за спину Рейнса.

— Целый день лил дождь, а теперь, похоже, гроза начинается.

Рейне хотел спросить, нет ли какой работы, но тут со страшной силой полыхнула молния.

— Боги, — пробормотал бармен. — Какая гроза!

Потоп начался почти сразу же. Рейне успел лишь наполовину осушить свой стакан эля, когда на городок обрушилась стена воды.

Позднее он припоминал лишь, как его неудержимо несло куда-то; слышались крики, кружилась в водовороте грязная вода с плавающими обломками. Вот и все, что осталось в памяти; а от городка — и того меньше.

Он выплыл на возвышенное место, выбрался из воды, рухнул на землю и заснул как убитый.

Кто-то пытался стянуть с него одежду. Рейне не глядя выбросил правую руку и угодил во что-то мягкое. Поднявшись, он обнаружил катающегося по земле мужчину; незнакомец хрипел и держался за горло.

Наконец, обретя голос, человек просипел:

— Ублюдок! Я думал, ты мертв!

— Еще нет, — ответил Рейне. — Пока еще нет.

Глава 12

Всю ночь Макс провел в кабинете. От ярости внутри у него все заледенело.

Макс-2, без сомнения, остро нуждался в смене обстановки. Это стало ясно хотя бы по тому, что обнаружилось на его письменном столе. Тут было извещение о предстоящей аудиторской проверке официальных отчетов компании; целые кипы просроченных векселей за дом; юридические документы, имеющие касательство к неоконченным тяжбам; два извещения о том, что в случае неуплаты штрафа за нарушение правил дорожного движения будет выписан ордер на его арест… И многое другое. Увидев бланк отеля в Лас-Вегасе, Макс не смог заставить себя взглянуть на сумму счета и на то, насколько он был просрочен.

13
{"b":"6051","o":1}