ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Безумнее всяких фанфиков
Дурдом с мезонином
Камни для царевны
Ловушка архимага
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Войти в «Поток»
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Забойная история, или Шахтерская Глубокая

— Зовут его… да, вот, Панданам. — Мазервел нахмурился. — Панданам. И не выговоришь. Кроме всего прочего, он еще и наставник леди Фестлетон, правильно?

— Да, — подтвердил Питирайдж. — Всякая языческая чепуха. Танцы, дурацкие молитвы и прочее в том же духе.

— Странно, что его пригласили на охоту, — заметил Мазервел.

— Онория настояла. Она — женщина с широкими взглядами. К тому же он неплохой юноша, как уже было сказано. Для жителя Востока.

— И полковник, — закончил перечисление Мазервел. — Да, забыл еще егеря с собаками, хотя ружья у него не было.

— Внушительный список, — заметил Такстон.

— А подозреваемых нет, если не считать леди Фестлетон, — вздохнул Мазервел.

— Боже милостивый! — Полковник даже выронил из глаза монокль. — На что, черт возьми, вы намекаете?

— Извините, полковник. Я понимаю, вы давнишний друг этой семьи. Однако нам удалось установить, что в момент выстрела рядом с лордом Фестлетоном больше никого не было. Земля влажная, на ней хорошо отпечатались следы только двух человек, его и ее. Ее милость утверждает, что лорд был уже мертв, когда она подбежала к нему. В то же время нельзя забывать об отсутствии следов пороха, а они должны быть, если ружье выстрелило во время падения лорда.

— Ну, кто-то спрятался за деревьями и застрелил его, клянусь Юпитером.

Мазервел покачал головой.

— Это исключено, судя по разбросу дробинок. Лорд был застрелен хоть и не в упор, но с очень близкого расстояния, в пределах поляны.

— Ну, подумайте сами, что вы говорите. Как эта милая женщина могла такое сделать?

— Сделать что?

— Разве такая хрупкая леди смогла бы отнять у мужчины ружье? Неужто она сильнее бедняги? Может, она владеет дзюдо?

— Полковник, это вопрос спорный. — Мазервел проигнорировал звучащую в голосе его собеседника иронию. — Графа убили не из его ружья. Оно так ни разу и не выстрелило.

— Ну, вот вы сами и сказали, — воскликнул полковник. — Онория не могла сделать этого.

— Она могла выстрелить из другого ружья, а потом спрятать его.

Питирайдж усмехнулся:

— Вы это не всерьез, верно?

Мазервел напрягся.

— Его светлость задал вопрос, и я ответил на него. Я не говорю, что готов арестовать леди Фестлетон за убийство мужа. Для этого не хватает доказательств. Тем не менее у нее были и возможность, и…

Полковник выгнул правую бровь.

— И что?

— И мотив.

Внезапно полковник как будто съежился. По-видимому, это замечание о многом ему говорило.

— Понимаю.

— Не сочтите меня бестактным, но хотелось бы, чтобы вы прояснили… — начал Такстон.

Полковник и инспектор посмотрели друг на друга. Потом Питирайдж пожал плечами и отвернулся.

— Скажите ему, в чем дело.

Мазервел кивнул.

— Ну, как бы это выразиться… Граф был немного донжуаном.

— Мерзавец, вот как бы я выразился, — пробормотал полковник, по-прежнему глядя в сторону.

— Ну ладно, в любом случае лорд и леди из-за этого часто ссорились. Я знаю, что иногда она набрасывалась на него… ну, с кулаками.

— Этого никто не отрицает, — горячо заговорил полковник, повернувшись к Мазервелу. — Но она не способна на убийство. Я знаю ее с тех пор, как она была еще девочкой. Вспыльчивая, да. Но убийство? Нет.

— У меня мелькнула мысль, — вмешался в разговор Такстон. — Насколько я понял, леди Фестлетон питает пристрастие к Востоку…

— О, да, да, определенно, — перебил его полковник. — Обожает все, что с ним связано.

— Когда у нее внезапно возникла идея ни с того ни с сего броситься в лес, она занималась чем-то таким…. — Мазервел перелистал свою записную книжку. — Ага, танцевальная медитация, вот как это называется. Она выбежала в том самом наряде, который вы, лорд Питер, заметили, когда увидели ее с дороги.

— Ну, я видел ее лишь мельком.

— Простите, милорд, но вы начали что-то о ее пристрастии к Востоку.

— Да, — продолжал Такстон. — Разве восточная философия не включает в себя понятия воздержанности, мира в душе… Ну, вы знаете — пацифизм, аскетизм и прочий вздор в том же духе?

— Вы хотите сказать, что все эти ее убеждения — «вздор»?

— Нет, я лишь хочу указать на некоторое несоответствие, — с улыбкой ответил Такстон. — Не судите меня слишком строго, констебль. Просто размышления вслух.

Далтон состроил гримасу. Мазервел кивнул.

— Ну, я, в общем-то, открыт для любого мнения. Но, боюсь, я не совсем понял вас, милорд.

— Мне нужно собраться с мыслями, если не возражаете, — медленно произнес Такстон.

— Хорошо, милорд.

Послышался стук. Дверь отворилась, и полицейский в форме просунул в щель голову.

— А, вы здесь, сэр.

— Что, Физерстоун? — спросил Мазервел.

— В лесу кое-что нашли, сэр.

Полицейский вошел, неся предмет, завернутый в белую косынку. Осторожно положил его на библиотечный столик и развернул ткань. Это оказалось одноствольное ружье, причем и ствол, и ружейное ложе были сильно спилены. В результате получилось что-то размером с пистолет.

— Вот из чего было совершено убийство, — уверенно заявил Мазервел. — Ну, это существенно меняет дело.

— Более милостивый… — пробормотал Питирайдж.

— Хотелось бы знать, кто его там оставил, — продолжал Мазервел.

— Держу пари, после выстрела его просто зашвырнули в кусты. — Такстон наклонился над столом, с любопытством разглядывая обрез.

— Почему? — задумчиво проговорил Мазервел.

Такстон поднял взгляд.

— Что?

— Если убийца убежал, почему он не прихватил оружие с собой?

Такстон выпрямился.

— Может, не хотел рисковать, на случай, если его все-таки схватят. Как вам такой вариант: отправляясь вместе со всеми на охоту, убийца прячет это на себе. Заметив, что лорд Фестлетон отделился от остальных, он использует представившуюся возможность. Догоняет его, убивает, укладывает тело таким образом, чтобы создать видимость несчастного случая, и закидывает орудие убийства в кусты. Возвращается к остальным. Из своего собственного ружья он не сделал ни одного выстрела, поэтому оказывается вне подозрений.

— Вполне вероятный сценарий, — сказал Мазервел. — Но…

— Да, инспектор?

— Прошу прощения, полковник Питирайдж. Альтернативный вариант сводится к тому, что этот обрез принадлежит леди Фестлетон. Поймите, я не утверждаю, что так оно и есть. Просто высказываю предположение, что это возможно, учитывая обстановку в семье.

Полковник усмехнулся.

— Физерстоун, больше ничего не нашли? — спросил Мазервел.

Полицейский покачал головой.

— Ничего особенного, сэр.

— Новые следы?

— В пределах поляны нет, сэр. В лесу — множество.

— Хорошо. Отнесите обрез в участок, пусть проверят отпечатки пальцев.

— Вряд ли они тут обнаружатся, — заметил Такстон. — Леди наверняка была в перчатках.

— Да, в перчатках. Странно, правда? Выбежала на холод в тонком платьице, но в перчатках. И все же всегда есть шанс обнаружить отпечатки пальцев. — Мазервел вздохнул. — Думаю, мне придется снова допросить леди Фестлетон.

Полковник усмехнулся.

— Я просто представил себе картину: Онория в подвале спиливает ствол ружья.

— Да, признаю, здесь что-то не вырисовывается. Но это мог сделать кто-нибудь другой.

— Сообщник? — спросил Такстон.

Мазервел дождался, пока Физерстоун вышел.

— Да. Егерь.

— Бог мой, — пробормотал Питирайдж. — Все грязное белье наружу.

— А-а, понятно, — закивал Такстон.

— Об этом почти все знают, полковник.

— Как зовут егеря? — спросил Такстон.

— Стоукс. Клив Стоукс.

— Мотив?

— Пока не знаю, — ответил Мазервел.

— А леди Фестлетон просто прикрывает его, или они сообщники?

— С равной степенью вероятности возможно и то и другое. Должен сказать, лорд Питер, вы производите впечатление человека сведущего в решении подобных проблем. Криминология — ваше хобби?

— Нет, я всего лишь имею в таких делах небольшой опыт. Мне уже приходилось расследовать убийства. В замке Оп… Опал.

17
{"b":"6051","o":1}