ЛитМир - Электронная Библиотека

Джин улыбнулся главарю.

— Ладно, уговорил. Где тут у вас записываются?

Глава 20

Ночь.

Мрачная, тревожная ночь опустилась на Хокингсмере. С пустоши дул холодный ветер, стекла в старых окнах дребезжали, в них бились голые ветки. Облака, словно призраки, проносились по беззвездному небу. В трубах завывал ветер.

Полицейские и добровольцы из местных жителей караулили у всех дверей особняка. Еще больше людей прочесывали окрестности. Никто не смог бы ни появиться, ни скрыться.

А в доме, полном гостей, воцарилась пугающая тишина.

Инспектор Мазервел глотнул чая и поставил чашку на стол.

— Итак, что мы имеем на данный момент?

— Не слишком много, — отвечал полковник Питирайдж.

Дверь библиотеки распахнулась, вошел Блэкпул.

— Если больше нет никаких распоряжений, джентльмены, я хотел бы уйти к себе.

— Только не забудьте запереть дверь, — проинструктировал его Мазервел.

— Конечно, сэр.

— Все уже разместились? — спросил полковник Питирайдж. — Комнат хватает?

— Да, сэр. В доме восемнадцать спален.

Мазервел многозначительно хмыкнул.

— Правящий класс, этим все сказано. Хорошо, Блэкпул, можете идти. — Инспектор вздохнул. — Ну, улов у нас лучше некуда. Два убийства, полным-полно подозреваемых и ни одной улики.

— О чем вы говорили перед тем, как вошел Блэкпул? — спросил Такстон.

— Я говорил? А, да. Ну, я говорил, что неплохо бы попытаться связать концы с концами, хотя бы в плане возможного развития событий.

— Мы пришли к выводу, что Аманды Трипс во время убийства не было рядом со спальней леди Фестлетон, — сказал Такстон. — Она находилась в оранжерее вместе с Хамфри Тейн-Четвайндом и сэром Лоренсом.

— Но у нее был мотив, если она думала, что Онория убила графа, ее любовника.

— Это так.

— И когда леди Фестлетон стало известно, какую роль Аманда играла при графе, это открытие привело ее в такую ярость, что она решилась убить мужа, — продолжал Мазервел. — Хотя она знала, что Аманда не первая его любовница.

— Служанка утверждает, что с утренней почтой пришло письмо с угрозой шантажа, — напомнил Такстон. — Прочитав его, графиня тут же выбежала из дома.

— Где она прятала обрез, вот что интересно? — задумчиво проговорил Далтон. — Служанка говорит, что оружия при ней не было.

— Может, не в самом доме? — предположил Такстон. — В сарае? Жаль, что я видел ее из портала лишь мельком.

Мазервел с любопытством посмотрел на него.

— О чем вы? Какой портал?

— Ну…

— Портовая дорога, — сымпровизировал Далтон.

— Что? — Питирайдж насмешливо фыркнул. — Нет тут никакой Портовой дороги. Она проходит гораздо южнее.

— Конечно, конечно, но лорд Питер вечно путает названия.

— Да-да, так оно и есть, — с облегчением подтвердил Такстон.

— Понятно, — сказал Мазервел. — Как бы то ни было, установлено, что графа шантажировали.

— Вряд ли это может служить мотивом убийства, — заметил Такстон.

— Да, — согласился Мазервел. — Шантажисту не выгодна смерть графа или леди Фестлетон. И это возвращает нас к Аманде Трипс.

— Или Дафне Пемброук, — добавил Далтон.

Мазервел кивнул.

— Предыдущее увлечение графа, женщина, достойная презрения. Но у Дафны есть алиби. Это ее выстрелы вы слышали за мгновение до рокового, и она находилась далеко на пустоши в окружении множества свидетелей.

— Есть еще и Гораций Гримсби, — сказал Далтон. — Обманутый поклонник мисс Пемброук.

— Он, кстати, также дал показания, что Дафна стреляла в куропатку, которую вспугнули собаки, — напомнил Такстон. — По крайней мере, так он говорит.

— Может, остальные его покрывают, — заметил Мазервел. — Прошу прощения, милорд, но аристократы всегда заодно.

— Иногда, — признал лорд Питер. — И в этом случае именно Гримсби мог быть шантажистом.

— Почтовая марка местная, — вставил Питирайдж.

— Да, это так. — Мазервел уныло покивал головой. — И если бы шрифт пишущей машинки Гримсби соответствовал тому, что на конверте, многое бы прояснилось.

— Ваши люди действуют быстро, — заметил Такстон.

— Благодарю вас. Предпочитаю не тянуть. Но этот ход завел нас в тупик.

— У других ведь тоже есть пишущие машинки, — сказал Питирайдж. — Достаточно просто прихватить конверт с собой, скажем, во время званого вечера проскользнуть в кабинет, и все, дело сделано.

— Верно, но не можем же мы проверить все пишущие машинки в округе?

— Конечно, нет, — согласился Питирайдж.

— А что за перепалка вышла прошлой ночью у егеря Стоукса с каким-то бродягой? — спросил Такстон. — И заметьте, с темнокожим иностранцем.

— Прошлая ночь выдалась безлунная, — сказал Питирайдж. — Он не может поручиться, что это был индиец.

— Тем не менее, полковник, — заявил Мазервел, — меня интересует мистер Панданам. Этот культ, приверженцем которого он является… вам что-нибудь известно о нем?

— Для меня все эти индийские культы — полная чушь.

— Вы подозреваете, что Махаджади и этот бродяга как-то связаны? — спросил Такстон инспектора Мазервела.

— Убийца на свободе. Я подозреваю всех.

— Кого еще мы не упомянули? — продолжал Такстон. — Так… Мистер Джеффри Баллифантс, который унаследует состояние своей сводной сестры Онории.

— Тоже возможный подозреваемый, — заявил Питирайдж. — И алиби его на момент смерти Онории протекает, как решето.

— Да, но что касается гибели Фестлетона, тут алиби у него безупречное.

— А как насчет Тейн-Четвайнда? — спросил полковник.

— В каком смысле? — не понял Мазервел.

— Чтоб мне провалиться, опять приходится грязное белье выставлять на всеобщее обозрение! Ладно, никуда не денешься. У них с Онорией на протяжении многих лет была связь.

— В самом деле? — удивился Мазервел. — Надо же, они ловко скрывали это.

— Да, запутанный клубок, — вздохнул Такстон.

— Все люди грешны, старина, — усмехнулся Питирайдж. — Однако это еще не все. Он заигрывал и с Амандой. Но, по-моему, это было несерьезно.

— Исключительно плотские утехи, надо понимать, — высказался Далтон. — И потом существует еще мистер Кларенс Виклов. Что вы можете сказать про него?

— Да ничего, — пожал плечами Питирайдж. — Если не считать его семьи, традиционно настроенной враждебно по отношению к хозяину Хокингсмере. Это тянется уже не одно поколение. Кто-то кого-то оскорбил столетия назад, и все уже забыли, в чем именно дело. Но, по-моему, к нынешней ситуации все это никакого отношения не имеет. Виклов с графом были лучшими друзьями.

— Меня беспокоит один момент, — сказал Такстон.

— Какой, милорд? — спросил Мазервел.

— С чего бы это все столпились вокруг Дафны как раз в тот момент, когда она стреляла в куропатку? Думаю, что-то здесь не так.

— Нет, они вовсе не толпились вокруг нее, — возразил Мазервел. — Их следы встречаются и в лесу, и по всей пустоши, но не около тела…

— Постойте! — Такстон выпрямился. — Мне только что пришло в голову… На поляне обнаружены следы только леди Фестлетон. Но убийца мог уничтожить свои следы, протащив по ним тело и забросав потом листьями.

Мазервел поставил чашку на блюдце.

— Такой вариант никогда не приходил мне в голову. Дайте подумать. — Инспектор замолчал. — Но как он вернулся в лес, не оставив новых следов?

— Да, мне понятны ваши сомнения.

— Надо будет утром еще раз хорошенько осмотреть поляну, — заключил Питирайдж.

Послышался раскат грома.

— Неплохо бы, да вот только дождь, скорее всего, смоет следы, — заметил Такстон.

Мазервел обмяк в кресле.

— Ладно, на сегодня хватит. До завтрашнего утра мы все равно ничего не сможем предпринять. А вам, джентльмены, советую как следует выспаться. Блэкпул показал…

— Да, мы знаем, где наша комната, — ответил Далтон.

— Хорошо. Не забывайте запирать дверь, джентльмены. Убийца на свободе.

Покидая библиотеку, все с удивлением увидели Кларенса Виклова, молодого человека с худощавым лицом, идущего — или, скорее, крадущегося — через обеденный зал. На нем были голубой купальный халат и тапочки.

23
{"b":"6051","o":1}