ЛитМир - Электронная Библиотека

Рейнсу стало немного не по себе. Он вложил меч в ножны.

— Ну, прошу прощения. Когда ты подошел ко мне, я…

— Я же хотел лишь взять твоего коня под уздцы, отвести его в конюшню, напоить, накормить и почистить. Но не-е-ет. Это же мистер Недотрога! Мистер Чуть-Что-Руки-Долой! Мистер Герой!

— Послушай, — начал Рейне. — Я…

Из боковой улочки выехал вооруженный всадник. Взмыленный жеребец под ним заржал и встал на дыбы.

— Смертный! — Гулкий, отдающийся эхом голос доносился из-под забрала шлема. — Приготовься встретить свою судьбу!

Рейне снова выхватил меч.

— А вот этого не хочешь, привидение?

— Приятно слышать свист меча. — Всадник обнажил свое оружие.

Такого огромного, угрожающего меча Рейне в жизни не видел. Он с трудом проглотил ком в горле.

— Познакомься, его зовут Мститель, — продолжал призрак. — А какое имя носит твой?

Рейне подтянулся и высоко вскинул руку с мечом.

— Это Брюс.

— Как?

Рейне понурился.

— Ты же не глухой.

Ужасный призрак насмешливо расхохотался.

— Брюс?

— Да, я называю его Брюс. Имя у него такое, понятно?

Теперь развеселились уже все, в том числе и верзила со все еще кровоточащим обрубком.

— Брюс? — глумливо усмехаясь, переспросил призрак на коне. — Это имя, конечно, вселит страх в сердца твоих врагов!

— Я получил его из вторых рук, — проворчал Рейне. — Так назвал меч выковавший его мастер. Я сохранил это имя, потому что, произнося его, открываю путь всем заложенным в мече магическим силам. Да, так его зовут — Брюс. И хватит об этом.

— Это же нелепо!

— Как вам угодно, — с некоторой долей надменности ответил Рейне.

— Твоему кинжальчику больше подошло бы имя Мюррей. А конь? Не иначе как Мотылек-Лунатик. Или, может, Титтибум-Пукалка?

Хозяин таверны просто зашелся от хохота. Рухнув на землю, он начал кататься, снова и снова повторяя:

— Мотылек-Лунатик!

Рейне вскипел:

— Хватит! Веселись покуда, но посмотрим, как ты будешь смеяться, когда Брюс проткнет твой шлем и ты испробуешь вкус холодной стали.

— Ох, как изысканно — «вкус холодной стали»! — воскликнул безрукий и бросил в сторону хозяина таверны: — Говорят, настоящие профи просто выплевывают сталь и пробуют на вкус что-нибудь другое.

Внезапно призрачный конь рванулся вперед, меч всадника со свистом рассек воздух.

Рейне чуть отступил, дернул поводья вправо и пустил коня легким галопом. Отбил удар нападающего и поскакал было прочь, но пыль под ногами внезапно превратилась в болото, ноги коня увязли в нем, и животное жалобно заржало, пытаясь выбраться из трясины.

Призрачному нападающему, впрочем, болото ничуть не мешало. Он развернул коня, подняв его на дыбы, и поскакал вдогонку за беглецом.

Рейне отразил новую атаку, спешился и вывел коня из трясины, которая прямо на глазах снова превратилась в сухой щебень.

Он успел вскочить в седло, отразил еще один свирепый удар, сам бросился в атаку, и ему удалось снести нападающему голову. Она упала на землю и разбилась, словно стеклянная.

Призрачный городок вокруг начал таять, крыши постепенно сливались с серым небом, и вскоре от них не осталось ни следа. Склон снова был чист.

Однако некоторое время еще звучал слабеющий голос:

— О-о-о, бывают же грубияны…

Рейне с облегчением убрал меч в ножны и поскакал вниз по склону. Дорогу преградили огромные скалы, но конь преодолел их и вскоре путь стал ровным. До долины зинаитов теперь было рукой подать, однако тьме уже сгущалась, и Рейне решил остановиться на ночлег.

Ночь тянулась и тянулась. Вдалеке причитали голоса, бранясь и взывая к силам тьмы Долину внизу заволокло зеленоватым туманом. На фоне ночного неба скользили смутные, расплывчатые силуэты, то ли облака, то ли призраки, Рейне определить не мог.

Он подбросил в костер хворосту и придвинулся к огню. Отогревшись немного, развернул скатку с постелью и улегся. Перед сном, по обыкновению, перелистал старинное издание «Форума гробокопателей» — это всегда действовало усыпляюще.

До утра его никто не беспокоил.

Рейне стоял, задрав голову и пытаясь разглядеть вершину огромной погребальной пирамиды. Гигантское сооружение, примерно одинаковое в высоту и ширину; а в ширину — он посчитал — оно составляло семьдесят шагов. Пирамиду образовывал ряд наклонных плоскостей; каждая последующая, если смотреть снизу вверх, круче предыдущих. В западной стене был вырезан вход, похожий на глубокую рану, которой так и не суждено затянуться.

Ясное дело, ничего стоящего тут не найдешь — до Рейнса в пирамиде, уж конечно, побывали сотни, а может, и тысячи грабителей. Целые поколения. Все сколько-нибудь ценное давно унесено.

Он огляделся, но действительно ничего интересного вокруг не обнаружил. Разворошил груды костей — останки древних зинаитов или скваттеров, тоже умерших много лет назад. В истории Зина существовало множество белых пятен. Собственно, рассказывать ее было некому. Кости могли принадлежать кладбищенским ворам, ставшим жертвами заклятий и других защитных средств.

Рейне привязал коня, взял мешок с инструментами и личными вещами, закинул его на спину и зашагал к пирамиде.

Глава 3

В тридцать пять Максимилиану Дамбровски стало совершенно ясно, что жизнь не удалась, но поделать с этим он ничего не мог — слишком устал.

По правде говоря, он уже испробовал:

1) психотерапию; 2) дзэн-буддизм; 3) всевозможные формы медитации; 4) добрый старый психоанализ; 5) экзистенциальную терапию; 7) тренировки по методике биологической обратной связи; 9) бег трусцой; 10) просто бег; 11) массаж; 12) лечение смехом; 13) вегетарианскую и другие диеты; 14) наркотики; 15) секс; 16) сознательное погружение в стрессовые ситуации.

Безрезультатно.

Макс перепробовал практически все, что можно, все изобретения, все приманки Нового Века. Улетал мысленно в заоблачные выси, боролся с собой с помощью страха, играл на собственных слабостях, пытался держать себя в руках, искал свое личное пространство, силился быть чувствительным, потом бесчувственным, сливался с космической силой Ом — и все это лишь для того, чтобы в конце увериться, что с ним… все в порядке.

Но его-то ощущения свидетельствовали об обратном. По правде говоря, он был сыт всем этим по горло, можно даже сказать, впал в отчаяние и начал всерьез подумывать о том, чтобы включиться в финансовую пирамиду.

Все было не так, как надо. Он жил без гроша, в жалкой трехкомнатной квартире, в том районе города, где обитали «вечные» студенты-хиппи. Карьера тоже не удалась. Чем он только не занимался! К тому же каждый раз, покидая очередное место службы, он долго не мог найти новое, и это создало ему репутацию бездельника. В данный момент работа у него была преотвратная, а его босс, Герб Фентон, — чистейшей воды мерзавец.

Что касается п. 15 (см. выше), то Пенни вот уже три недели не реагировала на его призывы, оставляемые на ее автоответчике. И это была еще самая меньшая из неприятностей.

А его нынешний психотерапевт — Макс снова вернулся к п. 1 — свернул свою личную практику, которую вел при университетской больнице в северной части штата.

Прощаясь, доктор вручил пациенту карточку с адресом и телефоном своего коллеги. Макс мельком глянул на нее, сунул в карман и вскоре потерял.

Он просто не в состоянии был начинать все это по новой. Попытался найти кого-нибудь через медицинскую справочную службу, получил несколько имен, но на большее у него сил не хватило.

На работе снова пришлось задержаться, чтобы срочно подготовить обновления для каталога компьютерной аппаратуры.

Вернувшись с обеда, Макс включил свет в своей тесной комнатушке без окон, громко именуемой офисом. Один угол помещения занимал картотечный шкаф, а почти все остальное пространство практически до самого потолка было забито картонными коробками с перфокартами.

3
{"b":"6051","o":1}