ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы сейчас тоже придем, — сказал Далтон.

Инспектор вышел, прикрыв за собой дверь. Такстон одарил друга мрачноватой, но решительной улыбкой.

— Ну, старина, что скажешь? Будем продолжать, или ты все еще настаиваешь на бегстве?

— Нравится тебе сидеть на неразорвавшейся бомбе, — с досадой ответил Далтон.

Полковник Питирайдж, Аманда Трипс, мистер Джемми Трипс, Дафна Пемброук, Джеффри Баллифантс, мистер Гораций Гримсби и мистер Кларенс Виклов сидели в креслах, кружком расставленных в оранжерее. Блэкпул и остальные служащие — Такстон удивился, обнаружив, как их много и как мало кого из них он видел прежде, — стояли тесной группой у большой застекленной двери. Среди них был и егерь, Клив Стоукс, неряшливый мужчина с копной светлых волос.

Шринама Беспала, мрачного, осунувшегося, с темными кругами под глазами, усадили немного в стороне, приковав наручниками к креслу с жесткой спинкой. Вид его свидетельствовал о глубоком осуждении всего происходящего.

— Я собрал всех вас здесь, — начал Мазервел, — чтобы докопаться до сути этого дела. Убийца разгуливает на свободе, и это один из вас. Честно говоря, я в тупике. По моему мнению, вы все тут замешаны. Все! Но у меня безвыходное положение. Я, как вы знаете, человек местный, и, возможно, это мешает мне увидеть все в истинном свете. Я знаю каждого из вас вдоль и поперек и как личность, и с точки зрения репутации. Возникает вопрос: а как все это видится объективному, непредвзятому человеку, но совершенно чужому в наших краях? Такой человек имеется. Это наш новый сосед, лорд Питер Такстон.

— У меня создалось впечатление, — задумчиво произнес мистер Джемми Трипс, — что поместье Дарвик купили Трокмортоны.

— Никого не интересуют ваши впечатления, мистер Трипс, — заявил Мазервел. — Лорд Питер? Хотелось бы выслушать ваше мнение.

— Если не возражаете, инспектор Мазервел.

— Никаких возражений, — ответил Мазервел. — Я не имею ни малейшего представления, как подойти к этому делу.

Лорд Питер поднялся и начал вышагивать мимо подозреваемых, взглядом оценивая каждого из них.

— Да, один из вас убийца. Причем четырехкратный. Это ваша работа, миссис Трипс?

Аманда Трипс вызывающе расхохоталась.

— По-вашему, это смешно? У вас имелся веский мотив проникнуть в кабинет леди Фестлетон и нанести ей смертельный удар кочергой.

— Да? — Аманда презрительно фыркнула. — И какой же?

— Вы считаете, что она убила своего мужа, вашего любовника.

— Чушь! У меня и в мыслях ничего подобного не было.

— Нет?

— Нет. Кроме того, у меня есть алиби. В момент убийства я находилась здесь, в этой самой комнате, с сэром Лоренсом и Хамфри.

— К сожалению, оба они мертвы. Правда, у нас есть запись их свидетельских показаний, но они могли просто покрывать вас. Вы были в близких отношениях с обоими.

— И что из того? Чепуха.

Похоже, эта атака Такстону не удалась. Лорд Питер сделал следующий ход.

— Мистер Баллифантс!

— Да? — откликнулся лысый, похожий на гнома мужчина в очках с толстыми стеклами.

Он курил коричневатую сигарету, держа ее странным образом — между третьим и четвертым пальцами.

— Именно вы должны унаследовать состояние своей сводной сестры. Мотив налицо.

Баллифантс кивнул.

— Совершенно верно. Но я не убивал Онорию, хотя и ненавидел ее за редкую наглость.

— Значит, вы признаете, что имели против нее зуб?

Баллифантс отмел эти соображения взмахом руки с зажатой в ней сигаретой.

— Все знают, что она была самая настоящая ведьма. И я рад, что ее больше нет.

По толпе служащих пробежал одобрительный шепоток.

Хмыкнув, Такстон повернулся к Горацию Гримсби.

— Теперь вы, мистер Гримсби. Вы знаете, что вас подозревают в шантаже?

— Я хочу поговорить со своим адвокатом! — закричал Гораций Гримсби, худощавый, черноволосый и очень нервный.

— Вам буду предоставлены все законные права, — заверил его Мазервел.

— Это нечестно! — вскакивая, воскликнул Кларенс Виклов.

— Ах, мистер Виклов, — сказал Такстон. — Отличный спектакль вы разыграли нынче ночью, когда были так убедительно потрясены гибелью мистера Тейн-Четвайнда.

— Конечно, я был потрясен! Это возмутительно. Просто насмешка какая-то!

— В каком смысле?

— Я под подозрением, как и большинство из нас. Но отнюдь не все.

— Интересное наблюдение. И кого же мы упустили?

Виклов угрожающе поднял палец.

— Какого черта вы вертитесь тут, задаете вопросы? Вас никто не знает. «Лорд Питер», как бы не так! Кто может подтвердить, что вы в самом деле носите это звание?

Глаза у Такстона забегали.

— Уверяю вас, я получил его от самого короля. Точнее… Ну, я не могу вдаваться в детали, но…

— А может, это вы со своим другом Далтоном убийцы? Мысль о такой возможности почему-то никому не приходит в голову, а между прочим, мне это кажется очень даже вероятным!

— Постойте… — начал Такстон.

— Или взять хотя бы Питирайджа, — продолжал Гримсби.

— При чем тут я? — возмутился полковник, словно внезапно очнувшись.

— Почему-то вас никто ни в чем не подозревает.

— Да, правильно, — вмешался в разговор Виклов. — Его алиби основано на показаниях лорда Питера и Далтона, а кто может поручиться за всех троих?

Питирайдж поднялся и гневно вытаращился на Виклова, выронив при этом монокль.

— Послушайте, Виклов. Вы что, ставите под сомнение мое слово?

— У вашей версии этой истории очень сомнительный привкус, — усмехнулся Виклов. — Вы вполне имели возможность застрелить графа, и теперь, когда дело сделано, вам не придется отдавать его светлости карточные долги. Лицо Питирайджа потемнело.

— Вы… ублюдок!

— Что, не нравится, Питирайдж? Скажу больше — у вас были причины убить Онорию, потому что, очень может быть, она видела, как вы прикончили ее мужа!

— Это нелепо! — воскликнул Такстон. — Полковник никак не мог убить Онорию. Что же касается лорда Фестлетона, то…

Такстон замолчал: до него внезапно дошло, что Питирайдж и в самом деле мог застрелить графа. Он недоумевал, почему прежде эта мысль ни разу не приходила ему в голову. Из ступора его вывел громкий звук выстрела.

Такстон подскочил, быстро обернулся и недоверчиво уставился на Питирайджа, сжимавшего в руке дымящийся револьвер.

Виклов лежал на полу, на его рубашке, прямо напротив сердца, расплывалось красное пятно. Кто-то из служанок вскрикнул.

— Меткий выстрел, — удовлетворенно констатировал Питирайдж, — если позволительна такая нескромность.

Мазервел, до этого склонившийся над телом, выпрямился.

— Смертельный выстрел, вы хотите сказать. С ним покончено.

— Он это заслужил, подонок, — заявил Питирайдж. — Посмел выдвинуть против меня такие обвинения! Я не мог стерпеть.

Такстон, словно лишившись дара речи, перебегал взглядом с полковника на его жертву.

— Вы… Вы…

— Что вы там лепечете? — Питирайдж убрал револьвер в карман. — Хотите высказаться — говорите, старина.

— Вы… убили его!

— Чертовски верно подмечено. Полковник снова сел и скрестил ноги. Он, казалось, совершенно успокоился.

— По крайней мере, в этом убийстве нет никакой тайны, — заявил Мазервел. — Ну, милорд, мы ждем продолжения.

— Как?

— Пожалуйста, продолжайте.

Такстон ошеломленно смотрел на инспектора.

— Продолжать… Вы что, не собираетесь ничего предпринимать?

— В каком смысле?

— Господи, что значит — в каком? Вы хотите сказать, что не намерены арестовать полковника?

— Ах, это. Ну, его же спровоцировали.

— Спровоцировали?

— Ну да. Виклов выдвинул против него совершенно нелепые обвинения. Вы ведь по-прежнему не отказываетесь от своих показаний насчет того, что полковник был с вами, когда раздались выстрелы?

— Постойте! Мы никогда этого не утверждали. Я говорил лишь, что он был с нами, когда мы обнаружили тело. Если уж на то пошло… — Такстон повернулся к Питирайджу, встретился с холодным взглядом его глаз и… отвернулся. — Ну… Я, наверно, ошибся…

31
{"b":"6051","o":1}