ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пожалуйста, продолжайте, милорд.

— Что? А, да. Да.

Дафна Пемброук внезапно поднялась, бросила на пол сигарету и раздавила ее подошвой.

— Ох, все это мне уже надоело. Ну, я убила Онорию. Джеффри прав — она была настоящая ведьма, а мы с Джеффри собирались пожениться, и нам нужны были ее деньги.

Это заявление застало Такстона врасплох.

— Вы убили леди Фестлетон?

— Да, так оно и было, — сказал Баллифантс. — А я убил Тейн-Четвайнда.

Дафна испуганно взглянула на него.

— Джеффри! Ты?

— Представь себе, я, моя дорогая. Со временем мне стало ясно, что это единственный выход. Вы с Хамфри собирались убрать меня, и ты получила бы все наследство. Разве не так, Дафна?

Она пожала плечами.

— Это правда. Да, ты должен умереть, Джеффри. Не тогда, так теперь.

Она выхватила маленький серебристый пистолет и прицелилась.

— Бог мой! — только и успел воскликнуть Такстон до того, как грянул выстрел.

Никто даже не шелохнулся, чтобы остановить Дафну. Сверкающая «игрушка» издала лающий звук, и Баллифантс рухнул.

Такстон умоляюще посмотрел на Мазервела.

— Сделайте же что-нибудь!

Инспектор неторопливо раскурил трубку.

— Боюсь, это не в моих силах, милорд. Пусть события развиваются своим чередом.

— Это ты, ты, мерзкая корова, убила сэра Лоренса, моего любовника, — воскликнул мистер Трипс, обращаясь к своей жене.

— Ну и что? — презрительно усмехнулась Аманда. — Ты-то сам не в состоянии никого убить, жалкий трус.

— Постойте! — закричал Такстон. — Подождите хотя бы минутку!

— Я имел полное право прикончить графа! — завопил Питирайдж. — Полное право! Он наложил арест на мое имущество, вот что он сделал. Чертовски непорядочно с его стороны! С друзьями так не поступают. Не делай таких вещей и останешься цел. — Он повернулся к Такстону и Мазервелу: — А вы, два идиота, даже не нашли мои псевдобашмаки.

— Псевдобашмаки? — переспросил Мазервел. — Что это такое, полковник?

— Те самые, которые я соорудил из веток и прочей ерунды. Старый трюк, я научился ему еще на Востоке. Они, как снегоступы, позволяют замаскировать следы. — Смех Питирайджа звучал ужасно, словно лай гиены.

В комнате начался ад кромешный. Обвинения и контробвинения сыпались со всех сторон. Грохнул еще один выстрел, на этот раз среди служащих. За ним последовали другие. Тела падали налево и направо.

Такстон все еще стоял столбом, с поникшими плечами и отвисшей челюстью. Далтон схватил его за руку и потащил к двери.

— Но… Это же безумие! — Такстон рвался обратно, не в силах оторвать глаз от невообразимого зрелища.

В воздухе уже летала мебель, люди бросались друг на друга с кулаками. Даже Мазервел не устоял. Мистер Веспал ударил Физерстоуна креслом, к которому был прикован, и завопил:

— Смерть белым дьяволам!

— Абсолютное безумие!

— Вот именно! — закричал Далтон, продолжая тащить Такстона к двери. — И нам нужно как можно скорее выбраться отсюда! Бежим!

— Все лжецы и чокнутые, все до одного! Последовал новый выстрел, пуля просвистела совсем рядом с друзьями.

— Бежим!

Они промчались по коридору, ворвались в вестибюль и обнаружили там Блэкпула. Он с видом полнейшего спокойствия и доброжелательной улыбкой придержал для них дверь.

— Уходите? Всего доброго, джентльмены.

— И часто у вас такое случается? — спросил Далтон, выскочив наружу.

— Бывает.

— Абсолютное безумие, — повторил Такстон.

Они побежали в сторону дороги. Стоял ясный солнечный день, по чистому небу плыли редкие облака. Пели птицы, дул свежий ветер.

— Портала не видишь? — спросил Далтон на бегу.

— Кто же тогда убил Махаджади?

— Дафна, скорее всего, — ответил Далтон. — Или егерь, приревновавший к нему Онорию, которая заигрывала с Панданамом. Или кто-нибудь другой. Тебя это так волнует?

Такстон остановился и оглянулся. Блэкпул, все такой же невозмутимый, еще стоял на пороге, но через пару секунд отступил в дом и закрыл за собой дверь.

Такстон покачал головой.

— Нет.

— Вот он! — завопил Далтон, тыча рукой в сторону портала. — Видишь, видишь?

— Вижу.

И они поспешили к магической двери, ведущей в замок, где, как им казалось, властвовали разум и здравый смысл.

Глава 28

— Ты уверен, что сработает?

Задав этот вопрос, Макс уже в который раз оглядел лабораторию. То, что здесь сейчас происходило, выглядело настолько необычно, что у Макса мелькнула мысль, а не угодил ли он каким-то удивительным образом в фильм ужасов.

Ослепительные разряды с треском проскакивали между проволочными спиралями. Тут и там вспыхивали искры, мигали индикаторные огни. Лабораторию наполняли гудение, посвистывание и завывания работающих машин — звуки настолько громкие, что трудно было расслышать даже собственный голос. В воздухе ощущался резкий запах озона.

Кстати, об ужастиках: Хохстадер в белом лабораторном халате и темных очках, склонившийся над рычагами и кнопками, сильно смахивал на безумного ученого как раз из такого фильма.

Он выпрямился, сдвинул на лоб очки и посмотрел на Макса.

— Ты что-то сказал?

— Да. У тебя получится?

— Послушай, это же эксперимент. А для чего нужны эксперименты? Чтобы проверить какую-нибудь теорию. Я выдвинул теорию, и сейчас мы проверяем, насколько она верна. Ясно?

— Ясно. Но повтори-ка еще раз, что мы пытаемся сделать.

Хохстадер уселся у компьютера и повернул кресло таким образом, чтобы оказаться лицом к лицу с Максом.

— Я загрузил в компьютер все доступные мне данные об Андреа. В частности, в нашем распоряжении есть результаты прямого сканирования твоей памяти. Это максимум возможного. А пытаемся мы вызвать ее — так ведь?

— Вызвать ее, — повторил Макс. — С помощью магии.

— Правильно, но это магия, можно сказать, техническая. Машины в лаборатории способны сделать почти все что угодно. К примеру, материализовать совершенно невообразимые предметы и даже людей. Обеспечь их нужным количеством данных, и они исполнят любое твое желание. Если все пойдет как надо, Андреа материализуется вот на этой платформе и будет в точности такой, какой сохранилась в твоей памяти. Она вернется к тебе.

Макс покачал головой.

— Понимаю. Но у меня вот какой вопрос: это будет настоящая Андреа или просто… ну, одна видимость?

Хохстадер предостерегающе поднял руку.

— В такие дебри залезать не советую. Тебе же станет хуже, если ты станешь задаваться этим вопросом. Никто не может дать тебе на него абсолютно достоверный ответ.

— Почему?

— Ох, тут все дело в квантовой теории. Ты когда-нибудь изучал физику?

— Только в средней школе.

— А-а. Ну, в таком случае лучше выкинь все это из головы. Считай так — Андреа существует только в твоем восприятии. Если у нас все получится, ты будешь воспринимать ее, и, следовательно, она будет существовать. Улавливаешь?

— Не совсем. Это так сложно!

— Согласен. Мой тебе совет — попытайся просто плыть по течению.

— Плыть по течению…

— Не нужно ничего анализировать. Это нелинейный эксперимент, он выходит за рамки всякой логики. Понимаешь, что я имею в виду?

— Нелинейный. За рамки логики, — как заведенный повторял Макс. — Вроде бы понятно…

— Ты, по-моему, помешан на восточной философии и не воспринимаешь термины, присущие западному образу мышления.

Макс кивнул с мрачным видом.

— Так всегда было. У меня внутри все сопротивляется, когда я пытаюсь прорваться сквозь завесу майи.

— Ну вот, я и говорю… Что? О чем ты? Сложив руки, Макс не отрывал взгляда от пустой металлической платформы, установленной посреди всей этой груды непонятных механизмов. Над ней парила огромная медно-красная сфера, свисающая со стрелы подъемного крана, являющегося частью еще более огромной машины.

— Неважно, — ответил Макс.

— Пожалуй. — Хохстадер снова повернулся к панели управления и забарабанил по клавиатуре.

32
{"b":"6051","o":1}