ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Mirkie

Восхождение в Белизну

compliment

Если ты хочешь...

Если ты хочешь Моей любви -

Иди за Мной по воде.

Не сомневайся. Не верь. Просто знай - и твори свою волю.

Построй свой блистающий замок в пределах Везде и Нигде,

А после - разрушь до последнего камня и плачь от прозренья и боли.

Если ты хочешь любви Моей - танцуй на самом краю

Зияющей Бездны. Во ржи, сгорающей в пекле пожара.

Если ты хочешь Любви - прими в своё сердце змею

И яд смакуй словно вино, познав смертоносное жало.

Виси между небом и твердью Небес, наблюдая, как вниз головой

Суетятся все те, кто достоин Любви, и как вверх растут корни у древа.

И когда ты услышишь Мой глас - ты не вздрогнешь, узнав голос свой.

Меч, копьё, щит и чаша лежат по местам, обвенчались Король с Королевой...

Если ты хочешь Любви Моей - будь

змеёю, и корнем, и древом.

Если ты хочешь Любви Моей - будь

спелой рожью, сожженным посевом.

Если ты хочешь Любви Моей - будь

Королём. И будь Королевой.

часть 1. Пробуждения

Higher Love

Изведав больше, чем возможно ощутить,

Почувствовать, узнать, осмыслить,

Я опалён мечтою высшей Мысли,

Охвачен страстью муки, жажды -- Быть.

Я запалён огнём Твоей Любви,

Я вознесён от грани и от края,

Я обращён... Томясь, стремясь, пылая -

Великий Свет разлит в моей крови...

Великий Свет, ему я посвящён,

Ведёт меня дорогой в бесконечность,

Туда, где ожидает меня Вечность,

Что в сердце до поры покоится моём...

Не помня уз, не в силах устоять

На тяжкой тверди, я отдался Чуду -

Бери меня! Веди меня повсюду!

Я принял на себя Твою печать,

Я окрылён, взнесён от алтаря,

Раскрылись небеса лазурной бездной...

Лежит Незримый Путь тропою звездной,

И отдана Любви душа моя.

Любви моей я вспоминаю имя

Любви моей я вспоминаю имя

В финальных муках перехода звёзд.

Откройся! Как зовут Тебя, богиня?..

Но нет ответа на простой вопрос.

Моей Звезде, что скрыта взоров праздных,

Не я ль давал обет пред алтарём?

Не я ль ходил путями сопричастных

На величавом шествии Твоём?

Но минули и клятвы, и проклятья,

От пыли праха к Солнцу путь далёк...

Где вы теперь, возлюбленные братья,

Где я теперь, не вынесший урок?..

Дорогой через Солнце, к светлой сини...

Взбираться вверх, цепляясь за ветра...

Ну а пока... Я вспоминаю Имя,

Гадая руны в пламени костра...

На гибель той, которую любил

Мне плакать не дано, и я пишу стихи.

Фальшивы слёзы. Истинны - слова.

Мой дом сожжён, любовь моя - мертва.

Ты далеко... А звёзды - так близки...

Горел закат на зеркале озёр.

В кровавом блеске умирала осень.

Звезда Любви священной цифрой Восемь

Лучи бросала в стынущий простор.

И я увидел: ты, кого любил,

Глядела мне в лицо гримасой зверя.

Я проклял день, когда тебе я верил,

Когда тебя одну боготворил.

Царил распад. В бесстыдной наготе

Ломались, истлевая, кости мира.

Горел закат - надгробье из порфира.

И роза умирала на кресте.

Здесь нет Твоей любви, усталый Бог...

Что победит финал? Какая сила?

Здесь ложе - лишь отверстая могила,

И каждый, кто ложится - одинок.

Невыносимый смрад её дверей -

Оставь надежду, всяк туда входящий...

Иду вперёд... Чрез морок, льдом горящий,

До дна, до дна, до дна её страстей.

Чрез гнев и демонизм безразличья.

Последний круг... И стать самим собой:

Врата меж светом и кромешной тьмой...

Смогу ли я тебя увидеть молодой,

Сияющей и чистой... Беатриче?

Творческий кризис

Склонившись вновь над письменным столом,

Вотще я медитирую на Алеф.

Свет слов оставил знаки букв, истаяв,

И в форме смысл спутался узлом...

Ещё вчера был искрой воли дня,

Сегодня я - безвиден, пуст, и просто...

Так холодны ноябрьские звёзды,

Дыханьем зимним выстудив меня.

О, ядовитый гад ночных небес,

О кризис творческий, проклятое сомненье.

Ответы смутны, робки утвержденья,

И страх несовершенства - хитрый бес

Из междустрочья смотрит, как из бездны...

Ну что за день! Напиться. Так, чтоб в хлам!

А за спиной, из-за оконных рам,

Звезда смеётся радостью небесной...

Amor fati

Из всех цветов жизни я выберу чёрный и белый,

Серебряной нитью сплету ожерелье на грудь

И, мирно оставив лежать это тяжкое тело,

Ступлю невесомо на тайный, невидимый путь.

И тёплым сияньем мой разум обнимет Природа,

И с памяти прежней падёт золотая печать.

О, как эти реки светлы там, откуда я родом!

Как тропы легки там, где люди умеют летать!

Пойдём! Так нетрудно оставить постылый груз плоти!

Довольно порвать серебристую тонкую нить...

И броситься в небо навстречу бескрайней свободе,

И, мрак свой отринув, о тяготах смертных забыть.

Но рву я со смехом прелестный туман наважденья,

И дух свой усталый объемлю одеждами вновь.

Моя amor fati горит мне звездой посвященья,

И каждое утро зовёт меня в миг пробужденья

Исполнить тот путь, что мне здесь начертала Любовь.

Три колонки стихов

Слово за слово вьются шаги -

Строки в строгом обряде,

Имя коему - жизнь поэта, конкретно - моя.

В три колонки стихи

Я пишу в неприметной тетради

И бросаю в котёл, где кипит слово нового дня.

Есть стихи для людей.

Они складны, просты и с сюжетом.

В них - волшебные сны, что приснились в глухом ноябре,

В них о том, что такое - здесь быть неформальным поэтом,

В них о дальних дорогах, о феях, о зле и добре.

Но в колонку другую не встанет их горькая вера,

И в колонке другой слово теплится знаньем - не ей.

То стихи для Иных - моих тайных собратьев альтеров,

То стихи для таких, кто не пишет стихов для людей...

Они менее складны на вид, но поболее смысла.

В них - крупицы руды, что добыты бессоным трудом.

В них попытки постичь, сопрягая, значенья и числа,

И их страшная ясность крушит зеркала. А потом...

А потом - в леденящем безумье от чувства Порога,

Забыв веру и знанье, укрывшись от тех и других,

Одинокий жонглёр, я стихи сочиняю для Бога.

И бросая в огонь, дымом в небо дарю Ему их.

Сверху - вниз

Я слышу, ты плачешь... Холодную ночь напролёт,

1
{"b":"605107","o":1}