ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего, если я буду называть тебя Сатива Хемлин?

— Зачем это?

— Напоминает земные имена.

— Земные?

— Земля. Я оттуда.

— О, прости, никогда не слышала.

— У тебя просто не было случая побывать там. Между прочим, ты так и не сказала, почему тебя преследуют.

— Я могу стать ценной заложницей, ведь унаследовала место в Высшей Палате законодательного собрания Доминиона, пожизненное звание Главнокомандующего в гвардии Доминиона. Я единственная дочь губернатора, а моя мать — высочайшее официальное лицо Доминиона. Она контролирует сотни миров, напрямую не связанных с Сетью.

— Да, ничего не скажешь — важная персона. А что за Сеть?

Сатива бросила на него недоверчивый взгляд.

— Я же говорил тебе, что я из мира, который очень далеко отсюда.

— Насколько далеко? Разве может мир находиться вне Сети? А если так, то как ты попал сюда? Эта планета непригодна для жилья.

— Я попал сюда… как тебе объяснить… Это такая же пространственно-временная аномалия, как и та, с помощью которой удалось обмануть кодовый замок системы безопасности.

— Магия?

— Да, магия. Это правда, хотя ты и не веришь.

— Я верю, — сказала она. — Особенно когда ты бормочешь всякую чепуху. Наверное, это заклинание какое-то.

— Да, что-то вроде того. Вообще-то ты совершенно права… Ведь магия — в основном от разума. Хотя и от психики, как я ни ненавижу это слово.

— Да пусть будет что угодно. — Она вздохнула. — Ну ладно, даже хотя я и уверена, что ты лжешь, я расскажу тебе, что такое Сеть. Это всего-навсего излом в пространственно-временной среде… И не пытайся строить из себя невежу — уверена, ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Так вот, это трещина, дефект, если хочешь. А ещё лучше было бы сказать — рубец в континууме. В отличие от многих других этот излом не изучен. Рубцы образовались, как говорят астрофизики, на ранних стадиях формирования Вселенной. Они возникли, когда изначальные потоки материи, или, точнее, энергии, проходили стадии стремительных изменений. Поскольку этот процесс не происходил непрерывно, отдельные участки потоков изменялись независимо от остальных. Рубцы возникли между этими участками. Это похоже на то, как, например, замерзает пруд: не сразу весь, а отдельными пластами. Представь себе многомерный эквивалент этого процесса. Пространтвенно-временные пласты связаны между собой нитями.

— Космические струны?

— Что? Как ты их назвал?

— Это всего лишь теория, которая существует у нас на Земле. Но сейчас я понимаю. И эту Сеть используют для межзвездных путешествий, она помогает развить скорость больше скорости света?

— Ты слишком быстро все понял, а ещё кичишься своим невежеством. Да, области поблизости от Сети аномальны и, с точки зрения технологической пользы, могут использоваться для космических путешествий.

— Как?

— Представим, что ты летишь на своем корабле недалеко от Сети и под действием гравитации твой корабль удерживается Сетью. Воздействие пространства и времени привело к странным эффектам, большинство из которых не поддается научному описанию, как и это сверхсветовое путешествие. Но если слишком приблизиться к Сети, можно погибнуть. Понимаешь?

— Да, отлично понимаю.

Сатива нахмурилась и пожала плечами.

— Мировой Доминион иногда называют Бусами. А Сеть проходит через несколько галактик…

— Межгалактические путешествия? Ты говоришь о путешествиях на огромные расстояния, не так ли?

Она кивнула.

— Для Сети это сущие пустяки. Ведь Сеть нивелирует пространство и время.

— Здорово, мне нравится. Но, по всей вероятности, у вас идет война…

— Меткое наблюдение.

— Восстание?

— Что-то вроде этого.

— И Нарушители именно и есть бунтовщики?

— Они преступники.

— И ты как раз в составе правящей верхушки, которая сейчас в осаде. Представляю, что ты чувствуешь.

— Чувства тут ни при чем. Это шайка головорезов, которые возомнили себя благородными борцами за свободу.

— Их кто-нибудь поддерживает?

— Да. У них есть сторонники в законодательной власти и даже в Верховной Палате.

— Интересно.

— У них мощная поддержка. Я вообще думаю, что они уже победили. Доминион обречен. Это лишь вопрос времени. Но мы ещё поборемся.

— Ты хочешь спасти Доминион?

— Да, как видишь, есть ещё наивные люди, надеющиеся на победу, верящие в принципы, за которые сражаются.

— Какие принципы?

— Тебе прочесть лекцию о патриотизме?

— Не хочешь — не надо, — сказал он. — Давай поговорим о более важных вещах. Нам-то что делать?

Сатива пожала плечами.

— Преврати меня в кого-нибудь.

— Да ладно тебе… Все же как лучше, остаться в шахте или уйти?

Она снова пожала плечами.

— Даже обсуждать не стоит. В любом случае нас найдут.

— Тогда предлагаю спрятаться в шахте, — сказал он.

— Спрятаться? Я думаю, выход один. Где мой бластер? — В её глазах горела решимость.

— Не вздумай! Я не дам им схватить тебя.

Она взглянула на него снизу.

— В самом деле? — и сделала движение, чтобы встать.

— Подожди минутку, надо передохнуть, — сказал он, усаживаясь рядом.

Теперь Сатива посмотрела на него долгим, изучающим взглядом.

— Почему ты помогаешь мне?

Он наклонился и поцеловал её.

— Прости, — сказал он. — Как-то само собой получилось. Просто не удержался, ты чертовски привлекательна.

— Ты меня хочешь? Тогда я твоя. У меня нет повода тебе сопротивляться.

— Едва ли я могу в такой ситуации.

— Так ты мне поэтому помогаешь? Ну наконец-то я поняла.

— Не имею привычки помогать женщинам с этой целью.

— Тебе нравятся мужчины?

— Нет, я не это имел в виду.

— Тогда что тебя останавливает? — Она взяла его руку и положила себе на колено.

Ткань её костюма оказалась тоньше, чем он думал.

— У нас не так много времени.

— Ты ранена, — сказал он, осторожно касаясь плеча Сативы.

— Всё в порядке. — Замочек на комбинезоне щелкнул, и костюм медленно сполз, оголив грудь.

Джин видел, что кровотечение остановилось и рана заживала, но боялся причинить боль.

— Ну что же ты, дожидаешься, пока меня схватят?

— Я им не позволю. Ты прекрасна, ты знаешь об этом?

— Кто-то говорил мне.

— У тебя есть муж?

— Да, он художник.

— Никогда не спал с замужними женщинами. Это забавно.

— Что в этом забавного?

— Ничего, извини. Я не имел в виду, что ты…

— Иди ко мне.

Преисподняя

Он ожидал, но сам не знал чего.

Он стоял на берегу широкой реки. Небо над головой было темным и давящим, словно низкая крыша. Может быть, это огромная пещера с высоким сводом? Скалы теснились самой кромки воды, рядом с тем местом, где стоял он, всматриваясь в темноту в надежде обнаружить признаки жизни.

Нет, он почти не надеялся найти здесь жизнь.

Вода, с серебристым отливом у берега, маслянисто-черная вдали, шлепалась о прибрежные камни, плескалась, хлюпала, подбиралась к выбоинам у подножия скал и, будто щенок, лакала шершавым языком из каменных мисок. Река медленно несла свои тяжелые воды. Темнота и тишина.

Он сам удивлялся, как мог хоть что-то различить. Ни одного источника света. Ни лучика, ни солнечного пятна, ни звезд — королевство Тьмы — вот что это. Интересная мысль. Подземное царство. Мрак и гробовая тишина.

Он смотрел на воду, которая теперь чмокала, как младенец. А есть ли под ногами земля? Или все это действительно сон? Нет, он стоял на твердой почве, большом валуне или на чем-то вроде этого, вполне реальном. Это не сон. Он решил не думать о том, как попал сюда. Но вопросы роились навязчиво и неотвязно: где это место? Что он делал все это время?

Кто он такой?

Кто?

Нет, лучше не думать. Что толку задавать вопросы, когда ответов не найти. Лучше подождать, понаблюдать и собрать факты. Только после этого можно о чем-либо размышлять.

И ни к чему спрашивать, чего он ждет и что наблюдает. Несмотря на то что здесь не было ничего, кроме темноты, он был уверен: что-то должно произойти. Появится, проявится, как на фотографии, и это что-то будет важным.

15
{"b":"6053","o":1}