ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—  Ерунда.

— Боюсь, ты совсем не изменился.

—  Изменился! Так считают даже посторонние.

— Хорошо, пусть так. Но ты уже немолод. Почему ты хочешь заполучить Опасный замок?

—  Он мой по праву. Я старший сын и по справедливости должен был унаследовать трон.

— Ты и Кармин — братья-близнецы. Он родился первым.

Трент стукнул кулаком по столу.

— Неправда!

— Дорогой, не смей повышать голос.

—  Извини, мама, но это преследует меня всю жизнь. Первым родился я, и могу это доказать.

— Как?

Трент поднялся, направился к столу, где были разложены бумаги, и схватил один из листов.

— У меня есть письменное подтверждение, написанное под присягой лечащим врачом, о том, что я первым покинул твое чрево.

— Успокойся, дорогой.

—  Взгляни! Видишь?

— Да, дорогой, я уверена, что здесь все черно.

—  Доктор Филиус. Помнишь его?

— Хорошо помню; я не так давно его встречала.

—  Но он уже несколько лет, как у… Да, конечно. Ты ему доверяешь?

— Разумеется. Я уверена, у доктора Филиуса не было причин лгать.

—  В таком случае, что скажешь?

— Он просто ошибся. Мать всегда знает точно. Первым был Карми.

—  Как ты можешь знать?

— Ты сомневаешься в моих словах?

—  Читай сама. Вот здесь. Доктор Филиус утверждает, что дал тебе снотворное.

— Да, он что-то давал, однако оно не подействовало. Он был слишком самонадеян, полагаясь на пилюли и микстуры.

—  Пусть так. Но Филиус знал, какое действие оказывает лекарство, и взял на себя труд записать, кто родился первым. Это был я, он клянется в этом под присягой и заверяет своей подписью.

— Несмотря ни на что, дорогой Трент, Карми был первым. Я знаю, я видела его родинку. Маленькую отметину в форме песочных часов на левом бедре. Она была прямо у меня перед глазами, когда Филиус положил его, красного и орущего, мне на грудь. Думаю, это было самое красивое пятнышко, которое я когда-либо видела.

Трент минуту помолчал, опускаясь в кресло.

— Твоя память затуманена. Филиус не мог оказаться таким болваном.

— Трент, ты сомневаешься в здравости моего рассудка?

—  Прости, мама, но памяти Филиуса я доверяю гораздо больше, чем твоей.

— Конечно, ты волен думать, как тебе угодно. Жаль, что вопрос о порядке престолонаследия превратился для тебя в идею фикс. Пойми, своей памятью я могу гордиться.

—  Не сомневаюсь. Ты помнишь о родинке Кармина, но не помнишь, когда увидела её. Это произошло после моего рождения. У меня нет родинки.

— Нет, дорогой, это случилось прежде, чем тебя дали мне в руки. Как я уже говорила, мать помнит такие вещи.

—  Ты была измучена, ещё действовало снотворное… Здесь написано, что роды были очень тяжелыми.

— Да, Трент, это так, но я тебе уже говорила…

Он махнул рукой.

— Пожалуйста, прекрати. Ты сама утверждала, что не собираешься меня переубеждать. А я настаиваю на своем.

Мать усмехнулась.

— Понимаю. Этот спор бесконечен.

—  Я прошу только, чтобы отец позволил мне вернуться в замок.

— Дорогой, ни я, ни твой отец уже не являемся частью этого мира. Мы живем в совершенно другом измерении, в упорядоченной системе, которая в десять тысяч раз больше, чем все миры, вместе взятые. Огромнее, чем само мироздание. Ты и понятия об этом не имеешь. Дела мирские нас не касаются. Они за пределами сферы нашего существования. Живущие должны сами решать свою судьбу; мы не можем вмешиваться.

—  Но согласись, несправедливо, что мне нельзя жить в замке только из-за отцовской прихоти. Возможно, я и совершил когда-то ошибку, но прошло уже столько лет, и я заслуживаю прощения.

— Трент, отец все тебе прощает. Можешь не верить, но он любит тебя и всегда любил. Тут не о чем говорить.

—  Тогда, черт возьми, в чем же проблема?

— Прошу, не говори со мной таким тоном.

—  Извини, мама, я в самом деле не понимаю.

Она пожала плечами.

— Когда-нибудь разберешься. У тебя есть голова на плечах, и в конце концов ты осознаешь, что отец желал тебе только добра.

—  Не сомневаюсь, — сухо ответил Трент. Он допил виски и поставил стакан. — Отлично.

— И вправду замечательно. Мы славно поговорили, но я должна идти.

—  До свидания, мама.

— До свидания, дорогой. Будь это в моих силах, я бы не придавала значения прошлому и назвала бы тебя прямым наследником, но это не в моей власти. Понимаешь, удел женщины…

—  Да, к несчастью для меня. Мне только и остается, что бороться за права женщин.

— Ты не понимаешь, — она подняла руку, как бы желая его остановить.

— Беру все свои слова назад и умолкаю.

— Твоя душа со временем успокоится, восстановится душевное равновесие или, скажем так, несоответствия будут исправлены.

—  Я буду стараться, мама.

— Итак, Трент, сын мой, я тебя покидаю. Помни, ты был моим самым любимым сыном.

Он улыбнулся и кивнул.

— Я верю, мама, прощай.

Её образ понемногу растаял. Прежде чем совсем исчезнуть, она едва заметно взмахнула рукой на прощание. Оставшись один, Трент придвинул кресло поближе к камину, в котором все веселее и задорнее плясали языки пламени.

Шахта

Под фундаментом административного здания они обнаружили туннель, который вел в шахту. В конце туннеля их ждала огромная железная дверь, с виду совершенно неприступная.

— Поколдуешь? — спросила Сатива.

— Конечно. Всегда стоит попробовать. Главное, не забыть, что повторное заклинание может нейтрализовать первое. Нужно произнести только один раз.

— Мало того что дверь бронированная, она ещё и на сигнализации. К ней нельзя подобрать ключи, и выбить её не получится.

— Все не так страшно. Думаю, открыть её несложно.

— Единственное, что мне совершенно ясно, — пробурчала Сатива, — так это…

Девушка не договорила, застыв с открытым от удивления ртом, — Джин с ухмылкой распахнул перед ней дверь.

— Заклинание работает как надо, если его правильно произнести.

Сатива была ошеломлена.

— Не может быть! Комбинация замка состоит из тысячи цифр. Ты просто не мог…

— Она сама открылась.

— Но как?

— Э-э… маленькие электроны пересекли катушку сопротивления в надлежащей последовательности.

— Но шанс, что это произойдет само по себе, ничтожен.

— Его практически нет. Для того и нужно заклинание сделать невозможное возможным. Если есть хоть малейшая возможность, это произойдет. Но как я уже сказал, действовать надо не откладывая. Заклинание не всегда срабатывает.

Сатива больше не промолвила ни слова.

Они вошли и захлопнули за собой дверь. [12] Стены туннеля были покрыты металлическими пластинами; Джин решил, что они находятся пока не в самой шахте, а при входе в неё. Его предположения подтвердились: туннель вывел их в зал, из которого расходились в стороны ещё несколько коридоров. В проходившем через центр зала круглом столбе виднелись широкие двери — за ними явно скрывался грузовой лифт.

— Славная дырка, — произнес Джин.

— Ты имеешь в виду «главная шахта»? Вряд ли. Этот лифт доставляет оборудование с этажа на этаж. Метод добычи здесь довольно мудреный.

— Совершенно не разбираюсь в горном деле, просто высказал предположение.

— Догадываюсь. Между прочим, нам вряд ли удастся в этот лифт попасть.

— Может быть.

— Заклинание все ещё действует?

— Должно быть, однако… — Джин поразмыслил. — Может, его подстегнуть как-нибудь?

— Ты волшебник, тебе лучше знать.

— Видишь ли, я… не слишком опытен.

вернуться

12

Автор никогда не бывал в шахте, но прочитал несколько книг о подземных выработках. Вполне допустимо в данном случае сослаться и на тот факт, что недалеко от его дома находилась заброшенная угольная шахта, из которой время от времени извергались дым и пламя.

18
{"b":"6053","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Самый богатый человек в Вавилоне
Невеста снежного короля
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Хирург для дракона
Три нарушенные клятвы
За пять минут до
Бородино: Стоять и умирать!
Центр тяжести