ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—  Это не жизнь, сэр.

— Замолчи хоть на минуту. Были в жизни моей и счастье, и горе, которые делил я с самыми близкими и с самим собой, бывало сидя на берегу, когда, борясь со шквалами, дождливые Хайады волновали мрачные воды.

—  Хорошо сказано, сэр.

— Спасибо. Я прочел это на китайском печенье — знаешь, такое особое, которое предсказывает судьбу.

— Ого! Не может быть!

— Да где же мой чертов кофе, Телемах?

— Вот он, сэр.

Матрос протянул ему дымящуюся чашку. Он с наслаждением отпил обжигающий напиток.

— И пусть не будет мне помех, когда я выйду в море.[23]

Собрались тучи, закрывая светлеющее небо. Стало темно. Они проплыли мимо последнего островка между заливом и морем. Высокие волны брызгались пеной.

— Что-то уж слишком много помех.

— Не верьте предсказаниям, сэр.

— Постараюсь.

«Опасный» мчался в темную ночь.

Малновия

Надпись на дверной табличке читалась с трудом: слишком витиеват был почерк. Но он знал, что там написано.

«Соединенное Братство Волшебников —
Комната 218».

Окрашенная в черный цвет, блестящая дверь выглядела очень внушительно. Но ни ручки, ни молоточка на ней не обнаружилось.

Трент провел рукой по поверхности. Гладкая, очень гладкая. И вибрирует. Напряжение было просто невообразимым.

Он отступил на шаг и осмотрел фасад здания с крышей из шифера и стенами из неотесанного камня. Трехэтажный домик с чердаком бросался в глаза из-за своих причудливых мансардных окон, заостренных кверху. Но в общем выглядел он очень уютным и безмятежным.

Трент снова подошел к двери и постучал. Ответом ему было громкое эхо внутри здания.

— Ну ладно, — сказал принц.

Он снова отошел и внимательно осмотрел дом.

Затем вдруг обернулся вокруг своей оси, взвихрив плащ, поднял руки и встал в театральную позу, которая обеспечивала прием энергии из небесной вышины. Затем от его рук стала исходить необычайная сила, направляясь прямо на блестящую черную дверь.

Дверь с грохотом открылась.

— Прекрасно, — сказал принц.

На улице собрались зеваки, Трент улыбнулся, помахал им рукой, но они тут же разбежались.

Он пожал плечами и заглянул внутрь здания. Там было темно. Подойдя к двери, он увидел узкий коридор, изгибающийся влево. Принц отступил и снова взглянул на небольшой уютный домик, размеры которого явно не соответствовали длине коридора.

— Ничего себе фокус.

Он вошел в здание и двинулся по мрачному коридору. Но не сделал и пяти шагов, как дверь с лязгом захлопнулась; стало совсем темно и тихо. Трент вытащил газовую зажигалку, поднял её, освещая себе дорогу. Перед ним был поворот. Наверху послышался какой-то шум: за приглушенным грохотом раздался пронзительный крик.

Звуки становились громче. Рычание, стоны, скрежет когтей и крики, крики…

Трент как ни в чем не бывало продолжал идти, беспечно насвистывая себе под нос.

Внезапно раздался крик такой душераздирающий, что принц от неожиданности остановился.

— Так-так… — Он улыбнулся каким-то своим мыслям.

За поворотом следовал ещё один, и ещё. Коридор вел в никуда.

Принц шел по этому лабиринту уже пять минут, ничуть не приближаясь к цели, которой, как это ни досадно, являлся для него сейчас туалет. Он ругал себя за то, что воспитание не позволяет ему справить нужду где-нибудь прямо тут, у стенки.

Зажигалка сильно нагрелась, пришлось её погасить и некоторое время постоять в темноте.

Когда он снова щелкнул зажигалкой, пламя осветило монстра с зелеными глазами и страшными когтями. Чудище двигалось прямо на принца.

— Эй, привет! — сказал Трент. — Не знаешь, где тут можно отлить?

— Себе в штаны, — прорычало чудовище, растягивая пасть в улыбке.

— О! — только и сказал Трент.

Но тут пламя погасло, и демон ринулся вперед.

Наступил полный мрак.

Затем пламя вспыхнуло снова, и раздался ужасный вой, а на пол что-то упало.

Монстр вспыхнул и развалился на части. Трент перешагнул тлеющие останки и пошел дальше.

— Ну ладно. Я уже насладился вашим шоу. Может, теперь могу воспользоваться удобствами?

Стоны и крики наверху усилились.

— Мне уже начинает это надоедать.

Словно в ответ пол приподнялся и завибрировал, а стены затряслись, будто от безудержного смеха.

— Ну, вы меня уже достали!

Тут же все затихло: прекратились грохот и тряска, умолкли звуки, напоминающие саундтрек к фильму ужасов. Впереди выявилась дверь, и он поспешил к ней.

Шагнув внутрь, Трент попал в небольшой кабинет, загроможденный письменными столами, книжными полками и настольными лампами. На двери в дальней стене висела табличка: «Личный кабинет».

В помещении находились двое. В углу за столом сидела женщина и стучала по клавишам странного устройства, похожего на старинную пишущую машинку. За другим столом возле двери коротышка в очках писал в большой конторской книге, часто макая длинное черное перо в граненую чернильницу. У него были редеющие волосы, болезненный цвет лица и крупные желтые зубы.

Мужчина поднял голову, женщина — почтенная дама с гулькой на голове и толстыми очками на носу — продолжала печатать.

— Что вам угодно, сэр?

Трент сунул зажигалку в карман.

— Что это за представление там было?

Клерк расплылся в улыбке.

— Это наш тест. И вы его сдали. Желаете стать членом Гильдии?

— А каков членский взнос?

— Десятая часть вашего первого заработка. Одна часть пойдет на подписание договора о членстве, другая на…

— Меня это не интересует, — перебил его Трент. — Мне нужна только информация.

— А? Что же вы хотите знать, сэр?

— Кто убил моего брата.

Пушистые брови клерка поползли вверх.

— О, — он осторожно положил на стол перо. — Понятно. Ваш брат…

— Да знаешь ты!

— Уверяю вас, сэр…

— Где твой начальник? Кто тут главный клоун у вас в цирке?

— Простите? Сэр, это главный офис управляющего комнаты номер двести восемнадцать. Но в данный момент его нет. Если вам нужна аудиенция, я могу вас записать.

— Слушай, сейчас от этого дома и мокрого места не останется!

— Сэр, угрозы не…

Трент воздел руки, и комната задрожала.

— Ты же знаешь, что я могу привести угрозы в исполнение.

Клерк нервно замотал головой.

Комнату трясло, как в лихорадке. С полок посыпались книги, со стола упала лампа, чернильница опрокинулась, и чернила вылились прямо на книгу клерка.

— Боже мой!

Женщина подпрыгнула и завизжала, закрыв уши руками.

Над столом отвалился кусок штукатурки.

Клерк вскочил и помчался к двери с надписью «Личный кабинет».

— Пойду посмотрю, сможет ли управляющий принять вас!

— Вот спасибо. Очень любезно с вашей стороны!

Стукнув разок по двери, клерк распахнул её и вбежал внутрь.

— Славный денек, — сказал Трент женщине.

— Очень, — ответила она, слабо улыбнувшись, и снова села на стул. Обмахнулась папкой для бумаг и застучала снова на своей антикварной машинке.

Наконец из-за двери высунулась голова клерка.

— Управляющий примет вас.

— Да? Как это мило с его стороны, должен сказать. Спасибо! Большое спасибо!

Клерк провел Трента в кабинет и поскорее убрался восвояси.

Помещение сильно отличалось от приемной. Ковер здесь был таким толстым, что, казалось, может спрятать в себе пасущуюся овечку. Мебель была кожаной, стены обтянуты Дамаском. Весело потрескивали дрова в камине, выложенном мрамором. Интерьер комнаты дополняли античные вазы, изящные статуэтки, картины неизвестных мастеров.

За столом восседал длиннобородый человек в высоком колпаке, украшенном звездами и полумесяцами.

— Добро пожаловать, Трент, брат Кармина.

— Спасибо. Я имею честь разговаривать с…

вернуться

23

Из поэмы Джеральдо Риверы. А предыдущая цитата — из поэмы Барта Рейнольдса.

27
{"b":"6053","o":1}