ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Перестаньте, Трэгг, — откликнулся тот. — Вы плохой актер.

Трэгг усмехнулся.

— Я жду не дождусь, когда Кармина не станет. Мы враждуем с давних пор. Он доставляет столько неприятностей. Началось с того, что моя первая жена наставила мне с ним рога.

— Не похоже на Карми, — сказал Трент. — Но тем не менее…

— Мы ещё не были женаты в то время, но…

— Ты все путаешь.

— Это лишь одна из многочисленных пакостей, которых я от него досыта натерпелся.

— Я слушаю, продолжай.

— Однажды он подал на меня в суд из-за задолженности по выплате налогов, и я оказался практически разорен.

— Он ещё слишком терпим ко всяким налоговым махинациям. Я не раз предупреждал его. Что ещё?

— Я не все помню. Но уже того, что я сказал, достаточно для моего оправдания.

— Достаточно, чтобы снести твою дерьмовую башку!

— Простите, сэр, но ваши выражения некорректны.

— Заткнись!

Трент повернулся к столу.

— Итак, Карми жив.

— Он не сможет долго прожить в саркофаге — не больше получаса. Даже если у него остался воздух, он долго не протянет, — заявил Рутвен.

— Теперь понятно. Сонное заклинание. Хорошо придумано и, главное, просто. Состояние глубокого сна легко принять за смерть.

— Да, очень легко, — сказал Рутвен. — Конечно, можно догадаться, но только если специально всматриваться. А большинство докторов выдадут свидетельство о смерти, не задаваясь подобным вопросом.

— Но Мирабилис! Он же опытный врач! — удивился Трент.

— Я знал, что мой план сработает, — сказал Рутвен. — Но не был уверен, как долго заклинание сохранит силу. Если бы речь шла о ком-нибудь другом, я бы не волновался. Но от такого могущественного волшебника, как твой брат, можно ожидать чего угодно. Всегда есть вероятность, что он очнется на какой-то момент ото сна и разрушит заклинание. На всякий случай я заставил королевского гробовщика, одного из приятелей Трэгга, притвориться, что ему не удается применить консервационное заклинание, и, следовательно, похороны откладывать нельзя. Я надеюсь, вы все поняли…

— Что? — Трэгг был поражен. — Вы разболтали свой секрет Мирону?

— Я уже говорил вам, — сказал Рутвен раздраженно. — Десять дней до похорон — это огромный срок. Если бы он очнулся, всем стараниям пришел бы конец. Я должен был что-то придумать, чтобы сократить всю эту процедуру, это наш единственный шанс.

— Но открыть наш план ему? Это безумие!

— Разве? — Рутвен посмотрел на Трента. — Сами знаете, Трент, вам это на руку. Вы ведь стали регентом только благодаря мне. Я, собственно, сделал то, что вы сами однажды попытались сделать для себя. Если вы отблагодарите меня по совести, я помогу вам стать королем Королевства Опасного.

— Идите к черту вместе с Брэндоном!

— Никто не узнает. Никто. План хорош, ваше превосходительство. Я сделаю все на благо нашего общего дела.

Трент улыбнулся.

— А как же ваш приятель Трэгг?

— Пользы от него — как от пятого колеса в телеге.

Трэгг покраснел и потупился.

— Я хотел подойти к вам, но мы не были знакомы. Потом, вы член королевской семьи, и я подумал, вы вряд ли стали бы иметь дело с таким, как я. Мне пришлось использовать Трэгга, — продолжал Рутвен.

— Вы рассчитывали, что, узнав о замысле, я немедленно вступлю в игру?

— Я правильно рассчитывал?

— Вам-то от этого какая польза?

— Как я уже говорил, я хочу уйти на отдых, жить в Королевстве Опасном. Не в замке, конечно. Завести свой собственный мирок с маленьким замком, в котором мне будут прислуживать прелестницы. Заманчивая перспектива. Все, что я хочу, так это позволить себе некоторые слабости на старости лет.

— Понимаю, — Трент задумчиво кивнул. — Понимаю. — Он сделал глубокий вдох. — Рутвен, мне очень жаль, но я огорчу вас. Всё будет иначе.

Трэгг поднял голову. К нему, казалось, вернулось спокойствие.

— Не объясните ли почему? — спросил Рутвен и склонился над пасьянсом.

— Не могу. Если бы вы обратились ко мне пятьдесят или сто лет назад, я, вполне возможно, принял бы предложение. Но времена меняются, и люди вместе с ними. Сейчас я уже не стремлюсь занять трон.

— Но в палате Тайного Совета вы настаивали на этом, — удивился Трэгг.

— Мне хватило двух дней управления замком, чтобы прийти к выводу, что я не хочу власти. Если бы я раньше знал, что эта власть влечет за собой, давно бросил бы все попытки добиться её. Но я и догадаться не мог. Меня, наверное, власть никогда и не привлекала. Это, скорее всего, вопрос психологии, а корни уходят в мои отношения с отцом. Но это не важно. Я не собираюсь убивать Карми.

— Вы действительно разочаровали меня, Трент, — сказал Рутвен.

— Вам следует обращаться ко мне «Ваше королевское высочество»!

— О, простите. Вы правда меня очень разочаровали. Я считал вас умным малым.

— Видите ли, я не только умный, но и ленивый. Прокатиться на лодке, поплавать, ночью поиграть с девчонками на пляже — вот это я люблю. Владейте замками, подземными тюрьмами, всем, чем угодно. Но свою свободу я не отдам!

— Очень жаль. Из нас могла бы получиться отличная команда.

— Я не играю в команде, Рутвен.

— Что ж, действительно очень жаль.

— Итак, боюсь, что ваш маленький план провалился, — проговорил Трент, подходя к магическому кристаллу.

— Не так быстро, — сказал Рутвен. В его руке возник огромный пистолет. — Я не позволю вам сделать это!

— Вы не посмеете разрушить заклинание! — закричал Трэгг.

— Почему нет? — невинным голосом спросил Трент.

— Если заклинание прервется раньше времени, то духи, которых мы вызвали, разорвут нас на кусочки!

— Извините, но это не моя проблема.

Рутвен снял пистолет с предохранителя.

— Предупреждаю вас. Если вы не выполните мое требование, я выстрелю.

— Рутвен, вы даже не крыса. Вы похожи на мышь, бегающую по вечерам в крысиную школу.

— Ах так, друг мой? Вы сами напросились.

Раздался хлопок. Рутвен от изумления вытаращил глаза. Из пистолета вылетел и развернулся флажок с надписью «БАХ!!!».

— Что за надувательство?!

Трент схватил кристалл. Послышался громкий треск.

— Заклинание! — задыхаясь прокричал Трэгг.

Трент изучающе разглядывал многогранник.

— Подарю его Карми на следующее равноденствие. Он пишет научную фантастику и сможет по достоинству оценить эту абсолютно бесполезную вещицу. [28]

— Вы разрушили заклинание! — пронзительно вскрикнул Трэгг. — Вы убили нас обоих! Мы умрем ужасной смертью!

— Что ж, это действительно проблема, — сказал Трент серьезно. — Я чувствую, есть над чем поработать. Я повысил свою сознательность, но вот с сочувствием все ещё есть проблемы.

За окном потемнело. Раздался душераздирающий крик. Дом затрясло, как в лихорадке.

Трэгг побледнел.

— Нет! Только не это!

Рутвен тяжело опустился на стул.

— Ну вот, это за мной. Из Чистилища.

— Сам виноват, — усмехнулся Трент.

Рутвен понурил голову.

Трэгг выбежал из комнаты.

— Не выходите из круга! — предупредил Рутвен. — Иначе будет ещё хуже.

Но Трэгг уже был за дверью. Стены шатались, пол трясся. Демоны орудовали вовсю.

— Ну нет, ещё не все кончено… — прошептал Рутвен.

— В самом деле?

— Теперь, когда моя сила вырвалась на свободу…

Ужасный крик донесся снизу.

— Желаю удачи, — сказал Трент, выходя.

В холле он перешагнул через слабо дымящуюся зловонную кучку чьих-то останков.

На улице, казалось, ничего не изменилось. На буковых деревьях готовы были распуститься почки. Весеннее солнышко приятно согревало землю.

— Какой замечательный день!

И он направился к главной улице.

Часовня

Музыка звучала крещендо, сопрано в хоре взяли верхнюю ноту. Это была кульминация Второй симфонии Малера. [29]

вернуться

28

Извините, ещё несколько слов. Издательство требует пояснений. Комментарии насчет прозрачного стеклянного кристалла даны в ежегоднике «Победители конкурса Небула» — премии, присуждаемой ОНФА (Обществом научных фантастов Америки) за лучшую книгу года в этом жанре. Данный артефакт представляет собой прозрачную прямоугольную стеклянную фигуру, внутри которой просматриваются завихрения некоего неопределенного сверкающего вещества, — все это в целом походит на астрономическую модель. Хотя автор этой книги никогда не получал премию Небула, не стоит думать, что его иронические замечания обусловлены обидой или горечью по этому поводу. Не следует также подозревать его в стремлении объявить писателей, награжденных этой премией, лжецами и обманщиками.

вернуться

29

Конечно, всем известно, что Вторая симфония Малера имеет подзаголовок «Всем умершим». Извините. Обещаю, что это будет последняя сноска.

32
{"b":"6053","o":1}