ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Похоронная церемония длилась уже не один час, и люди устали. Никто не понимал, почему музыкальная часть так затянулась. Музыка была действительно прекрасной; хотя в ней ощущалось слишком много жизни…

Но этого хотел король. В завещании содержался регламент проведения церемонии, со всеми подробностями, и оставалось лишь следовать его букве.

Весь двор был в сборе.

Во-первых, лорды и леди (конечно, в траурных одеяниях, впрочем очень изысканных, и каких только оттенков черного тут не было); во-вторых, королевская семья — законная жена Кармина, Зафра, вся в белом, без всякой вуали, и двое детей, Брэндон и Беллисия (надо заметить, что Зафра не имела прав на престол, хотя Кармин отстаивал её интересы в суде. Дело тянулось уже двенадцать лет, без всякого продвижения. Зафра была простолюдинкой, простой смертной, поэтому спорам не было конца. Тем не менее брак был признан законным, и Брэндон являлся прямым наследником).

Присутствовали также Гости замка, коих съехалось очень много, в том числе и не очень похожих на людей. Невообразимые наряды всех цветов и фасонов представляли все эпохи, от средневековья до невообразимого будущего.

Собралась и прислуга: повара, горничные, лакеи, камердинеры, посудомойки.

Ремесленники: кузнецы, швеи, обивщики и прочие.

Ученые специалисты: библиотекари, адвокаты, врачи и писари.

Чиновники и служащие разного рода.

А также отдельные личности, не попадающие ни под один разряд.

Здесь были все. В часовню набилось столько народа, что яблоку упасть было негде.

Само собой разумеется, были и священники. Двенадцати Первосвященникам прислуживали семьдесят помощников. Мерцали свечи, под потолком клубился ладан.

Устроено все было очень хорошо, не придраться. Почивший выглядел превосходно, с трудом верилось, что он мертв. Королевский гробовщик постарался как следует. И музыка, конечно, играла свою роль (вероятно, звучала уже последняя часть симфонии).

И вдруг — вы не поверите! — труп сел!

Сначала воцарилась гробовая тишина. Первым замолчал хор, оркестр при этом продолжал играть ещё какое-то время. Дирижер оглянулся посмотреть, что случилось, и упал в обморок.

Тут поднялся жуткий крик. В основном, конечно, кричали женщины. Но и мужчины тоже. Кое-кто потерял сознание. Один из епископов упал на спину, опрокинув два сосуда с благовониями, отчего возник небольшой пожар.

Оживший мертвец — король Кармин — протер глаза. Он посмотрел на свою одежду, на гроб, в котором сидел. Затем, вытаращив глаза от изумления, оглядел окружающих: священников, прихожан, хор и снова прихожан.

И раздраженно сказал:

— Господи, что за жизнь! Не дают спокойно поспать!

Комната для игр

Далтон и лорд Питер все ещё не закончили партию. Игра получилась интересная, за неё не стыдно было бы и русским гроссмейстерам. Лорд Питер сделал рокировку ещё в начале партии, Далтон, в свою очередь, провел сицилийскую защиту, чтобы укрепить позиции. В целом тактика носила оборонительный характер и вызывала чисто теоретический интерес.

Линда, устроившись в большом кожаном кресле у камина, вышивала на пяльцах. Сделав один-два стежка, она переводила взгляд на пылающий в камине огонь и, забывая об узоре, подолгу смотрела на пляшущие языки пламени. Напротив неё сидела, настраивая гитару, Мелани Макдэниел.

Снеголап, склонившись над ломберным столиком, водил когтем по клеточкам кроссворда. Он только учился читать по-английски, но за короткий срок уже весьма преуспел. Пристроившись рядом, Дина Вильяме раскладывала карты, пытаясь вспомнить карточный фокус, который когда-то знала.

— Проклятье!

Лорд Питер потерял ферзя.

— Прости, старина, — утешал его Далтон.

Лорд Питер вздохнул.

— Как это я проморгал, что ты замышляешь!

Короче говоря, настроение было испорчено.

В комнату входили все новые Гости. В дальнем углу компания молодежи затеяла ролевую игру в стиле фэнтези, что-то из жизни доисторических ящеров.

Внезапно Линда спросила:

— Зима уже прошла?

Мелани взяла пару аккордов.

— Что ты имеешь в виду?

— Замок такой огромный, что иногда забываешь, какое сейчас время года.

— Какая, собственно, разница? Тут можно найти любое время года, какое пожелаешь.

— Я знаю, но это совсем другое… Похоже, все-таки сейчас зима. Тебе не кажется?

— Я сегодня была в пустыне, и там было жарко. Вот все, что я могу сказать.

— И как тебе пустыня?

— Я люблю пустыни. В детстве я жила в Фениксе, там много пустынь.

— А по мне лучше лес. Деревья, ручьи, разные там поганки, свежий воздух.

— Все это прекрасно. Но пустыни меня притягивают, даже не могу объяснить чем. Просто там тихо и жарко. И мне нравятся кактусы.

— Да, кактусы — ничего, хотя у них премерзкие колючки. — Линда сделала несколько стежков и отложила пяльцы. — Все-таки интересно, зима уже прошла или нет. Может, мне залезть на одну из башен и проверить?

— На эту верхотуру! Лично я не полезу. У меня там голова кружится.

— Ты что, боишься высоты?

— Честно говоря, да, — ответила Мелани. — Так ты пойдешь?

Подумав, Линда сказала:

— Возможно, завтра.

— Если хочешь, я могу пойти с тобой.

— Хорошо. Я скажу тебе, когда соберусь.

Протянув Снеголапу раскрытую веером колоду карт, Дина Вильяме скомандовала:

— Ну-ка, возьми любую.

— Что?

— Возьми любую карту, я покажу тебе фокус.

— Фокус? А что это такое?

— Я скажу, какую карту ты вытянул.

— Если я вытащил карту, зачем надо, чтобы кто-то говорил, что у меня за карта?

— Да нет, ты не понимаешь! Я не буду смотреть на твою карту.

— Так ты хочешь, чтобы я показал тебе свою карту?

— Да нет! Я сама скажу, что у тебя за карта.

— Но если я уже знаю, что это за карта.

— Послушай, Снеговичок! Я угадаю карту. Ты не будешь мне её показывать и не скажешь, что вытянул. Понял?

— Как это ты так можешь сделать?

— Я и собираюсь показать тебе как.

— Так это будет что-то вроде фокуса!

Дина закатила глаза.

— Вот именно! Ну и бестолковый же ты! Это и есть карточный фокус.

— А… Понятно. Так в чем же смысл этого фокуса?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну если это фокус, тогда ты на самом деле не можешь отгадать, какая у меня карта.

— Могу.

— Но ты же сказала, что это фокус. Значит, ты либо подглядишь в мои карты, либо как-то высчитаешь нужную карту. Ведь так?

Терпение Дины подошло к концу.

— Снеговичок, ради всего святого!

— Так в чем же все-таки суть этого фокуса? Ты не можешь в действительности знать, какую карту я вытянул, не проделав что-либо подобного.

— Господи! О чем мы говорим!

— И что такого? А вот кто знает? «Глупый человек» — слово из восьми букв.

— Я знаю: Снеголап!

— Эй, полегче!

Лорд Питер потерял и второго своего коня.

— Должно быть, у тебя какая-то хитрая стратегия, — произнес Далтон. — Никак не пойму, почему ты поддаешься.

— Лопни твои глаза, я и не думал поддаваться, и, черт возьми, ты об этом прекрасно знаешь!

— Ну извини, извини. Успокойся, я тебя прошу.

— Да иди ты!

После напряженной паузы лорд Питер добавил:

— Извини, старик. Забудь. Ну прости меня!

— Ничего, все в порядке.

— Думаю, мне нужно сдаваться, — сказал лорд Питер, глядя на доску. — Да, все потеряно. Твоя взяла. Ты выиграл.

— Извини, старина.

— А хорошая партия получилась! — Лорд Питер выдохнул и громко зевнул. — Прошу прощения, меня давно тянет в сон. Я так плохо сплю в последнее время!

— А в чем причина?

— Странные сны.

— Какие?

— Не могу сказать. Я их не помню.

— Так как же ты понял, что они странные?

— Я от них просыпаюсь.

— Выпей стакан молока на ночь.

— Терпеть не могу молоко.

— Тогда сходи к Мирабилису.

— Не буду я принимать таблетки!

33
{"b":"6053","o":1}