ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Думаешь, у тебя выйдет лучше? — фыркнул Карни.

— Не боги горшки обжигают.

Карни помахал пианисту и показал на Гольдфарба. Пианист кивнул, остановился и встал из-за инструмента. Гольдфарб кинулся к маленькому роялю, сел и начал наигрывать попурри из своего нового шоу, оживляя его блестящей импровизацией. Играл он так, словно имел четыре руки.

— Теперь Гольдфарб со своей музыкой весь вечер в нашем распоряжении, — сказала Иззи. — Бесплатно. Расслабьтесь и получайте удовольствие.

— Мне нравятся его мелодии, — заявил Руперт Бартлеби. — А вам?

— Ещё бы, не зря же я ежегодно отстегиваю Гильдии композиторов кругленькую сумму, — ответил Карни. — Так что Джерри свое получит.

— А я собираюсь сочинить шоу, — заявил Оливер Лебанон, — которое все превзойдет.

— Саморекламой занимаешься? — усмехнулась Иззи.

— Жизнь заставит.

Скай Фитцхаг встал и прошептал на ухо Карни:

— В баре всего один денг Твила. С женщиной.

— Да, я знаю. Сейчас подойду.

— Твои ребята боялись лезть на рожон.

— Просто им пока что было приказано не дергаться.

— Ясно. Какая же женщина свяжется с демоном?

Вмешалась услышавшая их разговор Сельма:

— Разве вы не знаете — демоны чертовски хороши в постели.

— Это все байки для старых кумушек, — возразил Фитцхаг.

— Я и есть старая кумушка.

— Ты ещё дитя. Ты ведь не уйдешь от меня к денгу, правда?

— Кто знает… Женщины любят время от времени пошалить.

— Выпей ещё, Сельма.

— Обязательно.

Карни добавил:

— Денги быстро истощают женщин. Роман с денгом сокращает жизнь.

— Жизнь коротка, — протянула Сельма, — но сладка. Не то, что теперешняя — сплошное мучение.

Фитцхаг прокомментировал:

— Сельма не столь несчастна, как расписывает.

— Не говори за других.

Скай Фитцхаг безнадежно пожал плечами, сел на свое место и опрокинул себе в рот содержимое стакана.

— До скорого, ребята, — махнул им рукой Карни. — Есть дела.

— Только кровью ничего не подписывай, — предостерег Монк Калаган.

— По крайней мере без своего агента.

Карни небрежно кивнул и начал пробираться сквозь толпу. У выхода он столкнулся с Тони Монтанаро.

— Босс! Наконец-то вы появились. У нас тут неприятности.

— Как там дела в моем ночном клубе, управляющий?

— Да нормально. Здесь Твил до нас добраться не может, хотя я уверен, что попытается.

Тони был одет в белый смокинг с красной бабочкой. Его довольно длинные седеющие волосы с пробором посредине были зачесаны назад. Несмотря на серебро в волосах, он выглядел моложаво. Брови над темными глазами почти сходились у переносицы, но в лице было что-то нежное, почти младенческое.

— Хауи рассказал мне про Талли и Курта.

— Да, это было ужасно. Но они могли бы вести себя осторожнее. Когда связываешься с денгами без магической подстраховки, лучше сразу заказывать похороны. — Тони безнадежно махнул рукой. — Вы понимаете, о чем я?

— Я знаю, что ты имеешь в виду. Что ещё происходит?

— Да во всем городе что-нибудь происходит. Вот Дюка Холланда замочили.

— Твил?

— На улицах поговаривают, что это его работа. Он на всех наезжает, не только на нас. По всему городу никому не дает покоя.

— Ему хочется мускулами поиграть, благо они у него есть.

— У него есть денги. А из хозяев совсем немногие обладают реальной силой.

— Дюк Холланд пользовался сильной поддержкой вуду, — вспомнил Карни. — Его охранные заклинания были что надо. Твил, должно быть, получил повышение в адской иерархии. Правильнее сказать, понижение. Денги Твила замочили Холландовых зомби. Холланд, конечно, человек был никудышный, но мне его жаль. Продал свою душу и слишком поздно обнаружил, что его обвели вокруг пальца. Представьте, что вы начертили защитный круг, а потом нате вам…

— Паршиво. Что ж, похоже, нам предстоит разбираться с посетителем.

— Он опустошил бар да ещё и шпионит.

— Беру его на себя. Как сегодня идет игра?

— Как всегда, в пользу заведения. Бизнес в порядке.

— Отлично. Кстати, отец Сили сегодня здесь?

— Да, кажется, я его видел. — Тони огляделся. — Вон там, рядом с оркестром. При нем такая киска…

— Тони, сделай мне одолжение, пошли мальчишку в бар за бутылкой сельтерской, и пусть принесет её к столику святого отца.

— Сельтерской? Ладно. Но отец и от чего-нибудь покрепче не отказался бы.

— Знаю.

— Конечно, босс, конечно.

— А потом скидывай этот обезьяний наряд и переоденься в уличную одежду. Я хочу, чтобы ты меня кое-куда отвез.

— О’кей, босс. Пойду скажу Энди, чтобы подменил меня.

Карни прошел к оркестру. Джерри Гольдфарб все ещё стучал по клавишам мини-рояля. Вокруг него собралась восторженная толпа, подпевавшая новоявленному шоумену.

Отец Сили развлекал юную даму, очень хорошенькую, с короткими каштановыми волосами, в коротком золотистом парчовом платье.

— Джон, привет, давненько не виделись, — улыбнулся отец Сили, сверкая лысиной в отблесках светомузыки. Он поднялся и протянул пухлую руку.

— Как дела, святой отец?

— Так себе. У меня до сих пор нет прихода. Епископ все ещё сомневается, назначать ли меня.

— Он не знает, какого хорошего человека мурыжит без дела.

— Спасибо, Джон. Но мы с его превосходительством расходимся во взглядах по поводу того, где находятся души, нуждающиеся в спасении. Они здесь, а не в церквях. Бабушкам в платочках билеты в рай уже проштамповали. — Он сделал широкий жест рукой. — А эти ещё не знают, в какую гавань пришвартоваться.

— Может, у них посадочные талоны в Харонову лодку.

— Вполне вероятно. Джон, разреши представить тебе мою племянницу Шону Сили. Шона, это мистер Джон Карни, владелец клуба «Пеликан».

— Здравствуйте. — Шона улыбнулась, продемонстрировав очаровательные ямочки на щечках.

— Привет. — Карни взял в ладони её маленькую ручку. — Университет?

— Откуда вам известно?

— Посмотрим… Женский клуб. Омикрон-ипсилон-каппа?

Шона слегка изумилась.

— Вы угадали.

— Специальность — математика.

— История. Но раньше была математика.

— Твоего приятеля зовут Чак, он на инженерном. Увлекается футболом, а на день рождения он подарил тебе огромного плюшевого медведя вместе с этим золотым колечком.

Покрутив кольцо, Шона покачала головой.

— Видно, правду говорят — вы и в самом деле волшебник.

Отец Сили расхохотался. Карни заметил:

— Ваш дядя много о вас рассказывал. Шона слегка покраснела.

— Ах, это вы дразнитесь. — Она повернулась к священнику. — Но как ты узнал про медведя? Я никому о нем не говорила.

Поставленный в тупик отец Сили пожал плечами.

Подошел мальчишка с бутылкой сельтерской.

Карни взял её и поставил на стол.

— Отец, я хочу попросить вас об одолжении.

А у стойки Тони Монтанаро практически выплевывал в морду денгу слова:

— Я сказал, заткни пасть. Понял? Нету больше!

— Так что нужно, чтобы взять пойла в этой вонючей дыре? — гулко разносился голос денга. Он прибавил ещё несколько отборных ругательств.

Ростом он был шесть футов шесть дюймов; массивное тело упаковано в черный габардиновый костюм с широкими лацканами. Черная рубашка, белый шелковый галстук. Лицо казалось странно искаженным — сильно торчащие скулы, обтянутый кожей лоб, да и кожа имела зеленоватый оттенок. При этом было в его лице что-то мощное, властное, если не сказать подавляющее. Только заостренные уши совершенно не походили на человеческие.

— Ты, денг, ничего не получишь. А теперь топай отсюда!

— Так вот как вы обращаетесь с клиентами? Как тебе это нравится, детка?

«Детка» была невысокой брюнеткой с густо подведенными темными глазами и яркими красными губами. Несмотря на крикливый макияж, казалась привлекательной. Одета она была в черное платье для коктейля и курила сигарету с пробковым фильтром. Выпустив в сторону Тони клуб дыма, она сердито сказала:

— Меня выгоняли из более солидных мест.

15
{"b":"6054","o":1}