ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сетка. Инструмент для принятия решений
Илон Маск: изобретатель будущего
Билет в другое лето
Школьники «ленивой мамы»
Случайный лектор
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Бертран и Лола
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Девушка, которая играла с огнем
A
A

— Ну, идем. — Он спустился по шаткой лестнице на первый этаж. Она последовала за ним.

Когда она вышла на улицу, он уже седлал лошадь. Упряжь была ей совершенно незнакома, выглядела громоздкой и совершенно неудобной. У его кобылы гнедой масти была длинная развевающаяся грива.

Он взобрался в седло.

— Ну что ж, прощай, девочка. Советую тебе поторопиться. Ты хорошенькая, я бы сам не отказался позабавиться с тобой, но не хочу, чтобы меня поймали со спущенными штанами. Господь да не оставит тебя.

— Погоди!

Он остановился.

— Что такое?

— Возьми меня с собой.

Он, кажется, понял и сдвинул брови.

— Нет, вряд ли. Приятно, когда тебе согревают постель, но ты, скорее, будешь камнем у меня на шее.

— Я заблудилась. Пожалуйста, помоги мне. Мне больше не к кому обратиться.

Он нахмурился.

— Что за странный язык? Какое-то кряканье. Откуда…

Он вдруг оглянулся, и лицо его сразу напряглось.

— Проклятье. Обычно они спят до обеда. — Он повернулся к ней и протянул руку. — Садись, девочка. Поторопись.

Она вскарабкалась на лошадь и шатко утвердилась на крупе, обняв мужчину руками за пояс.

Лошадь направилась по тропе, прочь от ручья, сначала шагом, затем рысью, а потом пустилась легким галопом. Она решила, что на галопе легче держаться, чем на рыси. Позвоночник лошади впивался ей между ягодиц. Было больно, и она гадала, как долго сможет так просидеть.

Позади слышался топот копыт. Мужчина быстро оглянулся и, подгоняя, ударил пятками лошадь.

Они неслись через лес. Мелани держалась изо всех сил, но опыта верховой езды у неё не было. Она слабо представляла себе, как держаться на спине лошади, не говоря уже о том, как ездить вдвоем. Она подпрыгивала и то и дело съезжала в сторону, с трудом возвращаясь обратно, не решаясь оглянуться.

Но погоня была слышна — все ближе и ближе.

Они взобрались на холм, перевалили через вершину и оказались в густой роще, где ветви хлестали их с обеих сторон. Миновав на всем ходу ручей, поднялись на невысокий берег и снова поскакали по тропе.

Это произошло, когда они пытались взобраться по следующему крутому склону. Лошадь приостановилась у подножья, а потом прыгнула. Мелани не успела крепко схватиться и соскользнула с крупа, сильно ударившись о твердую землю. Всадник, не оборачиваясь, помчался дальше.

На мгновение она почувствовала себя оглушенной. Когда же подняла голову, вокруг стояли три всадника. Она села.

— Только досмотрите, что мы нашли, — сказал один из них, чернобородый, с маленькими глазками.

Все трое были в кольчугах, но без головных уборов, очевидно из-за жары. Они спешились.

— Он уходит.

— Подождет. Кроме того, мы всегда можем сказать, что убили его.

— Точно. Кто станет спорить?

— Тогда кто первый?

— Я, — сказал чернобородый, отстегивая ножны.

Двое схватили её. Она и не сопротивлялась — голова все ещё кружилась.

Они быстро раздели её и растянули за руки и за ноги на земле.

Чернобородый уже стягивал штаны, когда что-то остановило его.

— Кто это? — И он загоготал. Двое других отпустили Мелани и поднялись.

Мелани села. На вершине холма появился тот же наездник, пеший, с мечом в руке. Он медленно приближался, и его лицо выражало решимость, словно перед неприятным, но необходимым делом.

Посмеиваясь, двое из рыцарей вытащили мечи. Чернобородый торопливо одевался.

Не задумываясь о том, что она делает, словно её тело подчинялось своему собственному непререкаемому закону, она поползла, раздетая, к ножнам, валявшимся неподалеку. В ножнах оказался большой меч — его обоюдоострое лезвие тускло поблескивало. Она поднялась, подошла сзади к чернобородому, медленно поднимая меч, а оказавшись позади него, изо всех сил замахнувшись, опустила тяжелое оружие на его голову.

Её удивило, как глубоко лезвие рассекло череп. Два гейзера крови выплеснулись из раны. Человек упал, и она выронила меч.

Один из оставшихся двух рыцарей повернул голову и изумился, увидев, что произошло.

Он угрожающе двинулся к девушке. В тот же момент всадник припустил вниз по склону холма.

Тот, который шел к Мелани, оглянулся. Она повернулась и побежала, но далеко убежать не смогла. Рыцарь догнал её, схватил за волосы и, повалив на землю, занес над ней меч.

Прежде чем клинок опустился, она успела подумать, что теперь нет нужды беспокоиться о том, что покажет тест на беременность.

Последняя её мысль была о двух сыновьях, которые никогда не появятся на свет.

Сад

Принц Трент выглядел потрясающе — волосы цвета сливочного масла оттеняли небесную синеву глаз, а простая и элегантная одежда — белая рубашка-тенниска с красной застежкой, бежевые слаксы и серые замшевые туфли — подчеркивала его моложавость. На вид ему было лет сорок. Красавец принц лучезарно улыбался.

— А где же Шейла? — удивился Далтон.

Трент усмехнулся:

— Мои родственники немного высокомерны. А Шейла не из аристократов да вдобавок ещё и Гостья. По положению она оказывается на пару ступеней ниже горничной.

Трент сидел на краю стола, скрестив на груди руки и покачивая одной ногой. Кажется, его нисколько не взволновало известие об убийстве.

— Понятно. Жаль.

— Она и не хотела идти. И с сестрицей я бы поссорился.

— Мне неловко спрашивать об этом, сэр, — начал Тайрин, — но у вас, случайно, не было распрей с виконтом по этому поводу?

Улыбка Трента немного увяла.

— Вообще-то да. — Он вдруг снова заулыбался. — Вы обращаетесь ко мне «сэр»? Когда я служил в гвардии, мне говорили «ваше королевское высочество».

— Это было давно, — улыбнулся Тайрин.

— Да, слишком давно. Сейчас мне нравится, когда меня называют просто Трентом. Никаких высочеств или даже сэров — только в официальных случаях.

— Как пожелаете, Трент.

Тайрин подождал немного.

— Вы правы, я пытался уклониться от ответа, — опять усмехнулся Трент. — Вы хотите знать о стычке с Орином… Как-то вскоре после нашей свадьбы мы с Шейлой пришли на вечерний прием. Орин был одним из тех, кто ясно дал понять, что ей не рады. А потом этот сукин сын начал к ней приставать. Не просто любезничать; он повел серьезную атаку. Платье было просто изодрано в клочья.

— И вы его ударили?

— Да, конечно.

— И вызвали на дуэль.

— Нет, это он меня вызвал.

— Ясно…

— Это случилось позднее, и он был пьян. Заявил, что ни один человек не может ударить его и остаться в живых.

— Но ведь это неправда, будто вы ему ответили, что сексуальное оскорбление — преступление, за которое положена смерть в любом цивилизованном мире?

Трент спокойно смотрел на Тайрина.

— Именно так я и сказал.

Такстон сидел у стола, с увлечением поедая бланманже.

— Вкусно? — спросил Трент, повернувшись к нему.

— Только если любишь бланманже, — отвечал Такстон. — Жалко, что все это придется выбросить.

— Скоро ужин, — заметил Далтон.

— Мой брат ещё не вернулся? — спросил Трент у Тайрина.

— Нет, как мне доложили. Он никому не сказал, куда отправился, а значит, не хочет, чтобы его беспокоили.

— У него, наверное, какие-нибудь срочные дела. А может быть, история с Орином его тоже не очень волнует. Я не думаю, что они часто общались.

— В любом случае, — сказал Тайрин, — его нежелание присутствовать здесь ставит меня в затруднительное положение. У меня строгий приказ никого не отпускать по домам, пока на то не будет личного распоряжения короля.

— И что вы будете делать? — спросил Трент. — Поставите палатки?

— Они никогда на это не согласятся. Нет, мы переночуем в замке Пиили.

— В замке Пиили? — с удивлением переспросил Далтон.

— Это старая крепость милях в пяти отсюда, на берегу, — объяснил Трент. — На утесе прямо над морем. Очень живописная. В детстве мы с братьями любили там играть. Давно это было.

— Добраться будет непросто, — сказал Тайрин, — но мы постараемся. Я уже приказал привести сюда лошадей, потому что некоторые дамы не смогут пройти туда пешком.

19
{"b":"6054","o":1}