ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рядом с ними затормозила машина — длинный седан кремового цвета с широко расставленными крыльями над колесами, с белыми шинами и массивной решеткой из сияющего хрома. Крышку радиатора украшала фигурка крылатой Ники.

За рулем сидел Монтанаро. Карни помог Велме устроиться на переднем сиденье, сам сел на заднее и захлопнул дверь.

— Куда едем, босс? — осведомился Тони.

— К Велме. Велма, где ты живешь?

— В Твилери.

Тони ухмыльнулся:

— Босс, или вы с ума сошли, или вам помогает какой-нибудь могущественный колдун.

— Ни то ни другое. Но, сдается мне, прямая атака — лучше всего.

— Вы что, хотите его вызвать?

— Нет, просто заглянуть к нему. Твил любит поговорить.

— Он любит говорить сам. Босс, мне эта идея не нравится.

— И мне тоже, но нам не отвертеться. Что-то затевается, и мне надо узнать, что его гложет. Велма, ты знаешь?

— Клера ничего не гложет, — ответила Велма. — Он сам сгложет, кого хочешь.

— Это жестокий мир.

— Да… — Она достала сигарету. — Можно здесь курить?

— Конечно, — ответил Тони, выдвигая из приборной доски пепельницу. — В этой тачке все есть. — Он вытащил из гнезда прикуриватель и щелкнул им. Заплясавшее пламя осветило нарумяненные щеки и накрашенные губы Велмы.

Она глубоко затянулась и выпустила дым, который расплылся вдоль ветрового стекла.

— Да, жестокий. Одни едят, других самих поедают. Клер — из тех, кто ест. — Она глянула на Карни. — Ты тоже из таких.

— А я, крошка? — заинтересовался Тони.

— Ты необразованный, но умный.

— Ну-ка посмотрим, правильно ли я понял, — начал Карни. — Есть ублюдки и простофили, едоки и те, кого едят. Верно?

— Да.

— А ты к каким относишься?

— А я просто плыву по течению. Просто плыву.

— Так, теперь в ход пошли морские метафоры. Большая рыба, маленькая рыба…

— Большая рыба с большими зубами, маленькая рыба с присосками. Примерно так.

Они свернули на бульвар Уайтвей, смешавшись с потоком машин. Из театров выходили толпы, пары разгуливали по темным улицам, смеясь, напевая, останавливаясь перед витринами. Пьяные прокладывали в толпе свои зигзаги. За каменными стенами многоногий и многоликий город шевелился в ночном неоновом тумане, словно монстр, ворочающийся во сне.

— Они где-то у нас на хвосте, — сказал Тони.

Карни оглянулся.

— Пока никого не вижу.

— Погодите, сейчас повернем. Босс, это же самоубийство. Во-первых, они попытаются прикончить нас, пока мы едем через мост, во-вторых, если мы и доберемся до Врат Ада, то пропадем, не успев проехать и квартал, ну а если вы доберетесь до Твилери… Они либо подставят вас на посту дорожной полиции, либо просто схватят и замочат, может быть, на глазах у Твила.

— Поезжай сначала к гаражу Мэнни, — велел Карни.

Тони задумчиво кивнул:

— Понял. Поменяем тачки, да? — Он нахмурился. — Но они просто дождутся, пока мы выедем оттуда.

— Внутри высадишь меня, потом возьмешь новую машину и выедешь с Велмой. За тобой они не будут следить. А я пройду через дверь для почетных гостей в подвал. Потом поднимусь в ресторан Лаки и выйду через главный вход. Там ты меня и подберешь.

— Отлично, босс.

— Никто, кроме Лаки и его особо приближенных гостей, не знает об этой двери. Только Мэнни. Да я, раз уж мне принадлежит половина этой забегаловки. Да служащие Мэнни. — Карни усмехнулся. — Кажется, не такой уж это и секрет. Все же, я думаю, сработает.

— Рискованно, но мне нравится. — Тони пожал плечами. — Эй, да вы там и стаканчик пропустить можете, а?

— Сам плачу, сам пью, сам буяню…

— А мы так их и обманем, — рассмеялся Тони. — Пусть думают, что вы валяетесь на заднем сиденье, поэтому вас не видно.

— Если они разделятся, чтобы следить за тобой, ты…

— Босс, вы думаете, я больной на голову? Если они потащатся за мной, я буду колесить по улицам, пока их не укачает. Собью их со следа и подъеду за вами.

— Да, мозги-то ещё есть.

Тони хмыкнул и глянул в зеркало заднего вида.

— Черт, вот они. Вон «Дюран Роудмастер» Симуса Риордана. Узнаю его по решетке.

— Симус получит первым, — сказал Карни, — но сейчас у нас нет времени.

Тони свернул направо, на Сорок третью улицу, проехал полквартала и поднялся по крутому пандусу с вывеской «Парковка».

В гараже Карни вышел из машины возле застекленного офиса.

— Припаркуйся, возьми другую машину и вали отсюда побыстрее. Если задержишься, то, когда подъедешь к ресторану, помигай фарами. Швейцар позовет меня, чтобы я не торчал на улице.

— Понял, босс.

— Мэнни или кто там сегодня дежурит, позаботится о тебе.

— Ясно.

Он закрыл дверь и вошел в офис. Дежурил Билли Пинск. Карни заказал какую-нибудь неприметную машинку напрокат.

— Как раз есть такая, какая вам нужна, мистер Карни. «Леланд-седан», серый, без всяких примочек.

— Там Тони Монтанаро. С ним и договоришься. А сейчас проводи меня к Лаки.

— Дверь открыта, мистер Карни. Всегда. Вы знаете, где она?

— Это там вот, сзади, а потом направо?

— Да, мистер Карни. Прямо до конца коридора — мимо не пройдете.

— Хорошо, спасибо.

— Там темно, мистер Карни. Поосторожнее, пожалуйста.

— Хорошо.

Он прошел в глубь гаража, открыл стальную дверь и вошел. По ту сторону было тихо. Он повернул направо, прошагал в темноте до следующей двери, приоткрытой, войдя в неё, двинулся вперед по недлинному коридору, обогнул всякие бойлеры и трубы и поднялся по деревянной лестнице.

Толкнув дверь на верхней площадке, Карни оказался на кухне ресторана Лаки. Большое помещение было полно людей в белых передниках и колпаках, они в поте лица трудились у разделочного стола и над плитой. Пар, как гриб ядерного взрыва, разрастался до самого потолка. Тысячи разных ароматов перебивал запах свеженарезанного лука.

Никто даже не взглянул на вошедшего, и он без помех пробрался через кухню, миновал вращающуюся дверь и прошел мимо мужского туалета. Мельком подумал — не облегчиться ли, так, для порядка, просто чтобы дать Тони побольше времени. Но беспокойство подгоняло его.

К главному входу он прошел через меньший из двух ресторанных залов, не увидев по пути ни одного знакомого лица.

Очутившись на улице, он посмотрел по сторонам. Тони не было. Портье спросил, не нужна ли ему машина, но он отрицательно покачал головой, вернулся под навес над тротуаром и постоял там минуты три, ожидая увидеть «Леланд» Тони или «Дюран» Риордана.

Ни та, ни другая машины не появлялись. Он подозвал портье, проинструктировал его и выдал пятерку.

— Конечно, мистер Карни.

— Просто позови Альфонсо. Я буду за своим столиком.

— Да, сэр.

В холле, где он сдал в гардероб пальто и шляпу, Альфонсо приветствовал его улыбкой:

— Накрыть ваш столик, мистер Карни?

— Нет. Я, наверное, ненадолго. Просто вы пью чего-нибудь.

— Как скажете, мистер Карни. Официант проводил его. По пути он увидел столик, занятый тройняшками Бакуниными — Грампо, Сиско и Хеппо и двумя хористками, — все они сидели за поздним ужином поел очередного представления своего мюзикле Шоу «Ну, погоди!» шло давно, но пользовалось неизменным успехом. Карни подошел к столику артистов.

Сиско оторвался от расписания скачек.

— Джонни, друг мой! — Его истинный голос, не приправленный латинским акцентом сценического персонажа, всегда немного удивлял. — Как дела?

Грампо улыбнулся своей крокодильей улыбкой:

— Убил кого-нибудь только что?

— Никого. Уж скоро год, как никого я тронул.

— Ну, ты даешь! Этак мы скоро услышим, что ты подбираешь брошенных котят.

Детская улыбка Хеппо была такой же широкой, как его лысина, простиравшаяся от лба почти до основания затылка. Без парика и грима он походил на местного денди, а может быть, на чиновника, но никак не на блистательного комика, каковым являлся.

— Привет, Джон, — сказал он, — Давно не видел тебя в «Пенобскоте».

— Мне тяжело состязаться в остроумии с народом из «Пенобскот форума». Я же не могу не спать ночами, готовя экспромты.

21
{"b":"6054","o":1}