ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Притворяюсь, — хмыкнул Такстон. — Я почти ничего не знаю обо всякой судебной медицине, да и об остальном тоже. Это все из детективных романов.

— Шутишь.

— Да нет. Когда я был женат, бывало, за неделю прочитывал по три штуки. Заняться больше нечем было. Читал Кристи, Сейерс, Честертона, Бентли, все такое. А вырос я на Конан Дойле. Всякие там описания меня не трогают, но хорошую интригу я люблю — от неё кровь бежит по жилам быстрее.

— Потрясающе.

— Разве это похоже на работу детектива? Вряд ли. Я всего-навсего не стесняюсь задавать людям неловкие вопросы.

— А дедукция? А наблюдательность?

— Ты меня переоцениваешь. Я не могу угадать по пятнышку глины на ботинках человека, что он только что вернулся откуда-то, или что у его собаки авитаминоз, или прочую чушь в духе Холмса. Но много ума не надо, чтобы понять — кто-то убил виконта, и, скорее всего, это произошло на обеде, и человек либо метнул нож, либо воткнул его в спину виконта, а потом выбросил.

— А теперь мы знаем, что это могла быть леди Рильма, — кивнул Далтон.

— Да, сейчас она возглавляет список. И это больше похоже на правду, чем версия с метанием стилета. Если его метнули и он воткнулся в спину, кто его потом вытащил?

Далтон попытался достать свою спину между лопаток.

— Может, он и сам мог, хотя я не представляю — ведь это очень неудобно и больно пытаться вытащить кинжал из собственной спины. А потом, я, конечно, знаю только то, что вычитал из книг, — но разве люди не умирают, когда их ударили в спину кинжалом? Я хочу сказать, сразу же? Мне всегда казалось, что это происходит довольно быстро. И все это наводит на мысль, что его могли ударить кинжалом в замке.

— Что касается убийств, я тоже, в общем-то, только в книгах о них читал да видел такое в кино, — сказал Такстон. — Но одно я знаю — кто-то ударил виконта стилетом, когда он сидел за столом, а потом, случайно или намеренно, бросил нож.

— Хорошо, но зачем бросать нож прямо там? Почему не закинуть его в кусты или в пруд? Почему убийца не попытался избавиться от предмета, который может стать уликой?

— Может быть, это вовсе не улика.

— А отпечатки пальцев?

Такстон посмотрел в окно.

— Что-то подсказывает мне, что никаких отпечатков на этой штуковине не будет.

— Почему, если, как ты предполагаешь, виконта заколола леди Рильма?

— Прежде чем бросить нож, она могла бы его вытереть.

— Ударив им мужа в припадке ярости? Может быть, но звучит как-то неубедительно. — Далтон поднялся. — Ничего не понять в этом чертовом деле, а меньше всего — как это никто ничего не видел. Жестокое убийство, на открытом месте, средь бела дня — и никто ничегошеньки не видел.

Такстон молчал. Далтон тяжело вздохнул:

— Хочу есть. Говорили, что ужин будет через час. А я ведь не обедал. Надо было взять что-нибудь со стола. Но…

— Магия, — сказал Такстон.

— А?

— Здесь не обошлось без магии, — повернулся к нему Такстон. — Я только не знаю, каким образом.

— Это интересно. Пока ты где-то ходил, я разговаривал с Тайрином как раз о том, почему в этом мире так мало магии. Или так трудно колдовать.

— Все равно, я думаю, тут замешана магия.

— Ещё какие-нибудь не менее блестящие соображения есть? Только не говори, что это элементарно.

— Я и не собирался. Однако, старичок, давай прогуляемся. Осмотрим место.

— Хорошо.

— Едой займемся попозже.

— Жаль.

Замок Пиили радовал глаз своим старинным и изящным убранством. Комнаты были отделаны в разных стилях и обставлены мебелью разных эпох — и просто старинной, и совсем уж антикварной, как в музее. На стенах висели гобелены с единорогами, в углах красовались доспехи. Этот замок во многих смыслах казался более домашним и уютным, чем Опасный. Пропорции помещений были рассчитаны на людей. Комнаты — не столь ошеломляюще огромные; кругом в изобилии встречались удобные кресла, диванчики, пуфики, мягкие ковры, лампы и трехногие столики, и каждый мог почувствовать себя комфортно.

Дамам и господам подавали в гостиной напитки. При виде такого количества раздраженных и обиженных аристократов Такстон и Далтон засмущались и пошли искать укрытия в библиотеке.

Далтон осматривал полки, а Такстон, устроившись в кресле, попивал шерри.

— Если бы я мог сам допросить их, — вслух размышлял Такстон, но тут же усмехнулся своим словам и покачал головой. — Ничего не выйдет.

— Интересные книги, — сказал Далтон. — Они, кажется, более читабельны, чем то, что там стоит у Осмирика, хотя здесь много иностранных… погоди-ка, есть и английские. Боже!

Такстон очнулся от своих раздумий.

— Что такое?

— Тут очень странная книга.

— Да? Какая?

— «План Мосвелла», автор Доркас Багби.

— Что тут ещё странного, кроме редкого имени, которое встречается второй раз за день?

— Такой книги не может существовать. Я был литературным агентом, а библиофилом остался до сих пор. Очень люблю книги, особенно редкие и малоизвестные. Этот роман — что-то вроде легенды. Знаешь, я однажды попытался разыскать эту книгу и в результате решил, что это просто мистификация, придуманная каким-то юным любителем фэнтези, живущим на Среднем Западе. Но вот она стоит на полке. Думаю, сегодня всю ночь буду читать.

Такстон поднялся и подошел к полкам. Большая часть книг были очень старыми, некоторые просто рассыпались в руках. Он, склонив голову набок, стал читать названия на корешках.

— Видел когда-нибудь, чтобы слово «магический» писали как «могический»?

— Как-как? — переспросил Далтон.

Такстон снял с полки том — старый, хорошо сохранившийся, в крепкой обложке, покрытой тонкой кожей. Он открыл титульную страницу, и перед глазами предстал легкий и тонкий шрифт:

«КНИШКА МОГИЧЕСКИХ СЛУЧАИВ

об разныих преминениях ведьмавства

для услажденья и прасвищенья благародных гаспот.

Напесал некто Бальдор ис каирна».

— Жуткая орфография, но понять можно, — заметил Далтон. — Мне больше всего понравилось «прасвищенье». А автор, наверное, Бальдор из Каирна. Каирн — это кельтская пирамида из камней.

Такстон полистал книгу; она его заинтересовала.

— Не то чтобы быстро читается, но разобрать удастся, — сказал Далтон, заглядывая ему через плечо. — О чем это? Женские хитрости?

— Интересно. Очень интересно, — пробормотал Такстон — Думаю, и я сегодня буду читать всю ночь.

В дверях появился слуга.

— Господа, ужин подан.

Нижний город

Когда они уже выезжали из парка в сторону западной окраины города, Тони Монтанаро не выдержал:

— Босс, я не понимаю, что у них там такое у Пьяниц, что вам так нужно?

— Трюк с газировкой больше не пройдет. Надо придумать что-нибудь новенькое.

Улицы в этом окраинном районе были ещё полны народа и машин; вереницы покупателей тянулись в магазинчики, незаконно торгующие спиртным; дорогие машины то и дело притормаживали у тротуаров, где стояли вызывающе одетые женщины.

Большинство лиц на улице были смуглые, хотя и белых встречалось немало. Лучшие клубы располагались именно здесь, здесь же играли лучшие музыканты.

— Тони, ты знаешь, где «Мельница Джинна»?

— Да, был там пару раз. — Тони свернул налево и притормозил, пропуская развеселую компанию, перебирающуюся из одного бара в другой. — Это местечко просто неуловимое какое-то.

Он свернул направо, потом налево, проехал шесть кварталов и опять свернул налево.

— Люблю Нижний город, — сказала Велма. — Слушайте, мне надо выпить. Остановимся ненадолго?

— Да, — отозвался Карни. — И прямо здесь. Вход в «Мельницу Джинна» нисколько не впечатлял. Вывески никакой не было — просто дверь, выкрашенная зеленой краской, и фонарь над ней. Тони припарковался у обочины.

Карни распахнул дверцу.

— Пойдем, Велма, я угощу тебя.

— Отлично. — Она очаровательно улыбнулась.

26
{"b":"6054","o":1}