ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все четверо помолчали. Трент придвинулся к столу и снова принялся за остывший суп. Отхлебнул немного, положил ложку, отодвинул тарелку и снова откинулся на спинку стула.

— Нет, — заговорил Такстон. — Все это чепуха какая-то.

— Но как же тогда все случилось? — не успокаивалась Шейла.

— Никто не знает. Отчего загадка только интереснее. Люблю читать про такое в книжках. В реальности же, здесь и сейчас, страшновато.

— Да уж, — согласилась Шейла. — Подумайте, убийца — в этой комнате. Он или она — здесь, ужинает вместе с нами, а мы тут сидим спокойно.

— У меня ладони вспотели, — пожаловался Далтон.

— А-а, и у вас тоже? — спросила Шейла. — У меня вечно с этим проблемы. Я иногда ужасно нервничаю.

— А вот и Тайрин, — заметил Такстон. Начальник стражи сразу подошел к их столу и с каждым по очереди поздоровался.

— Позволите сесть с вами?

— Конечно. — Трент выдвинул для него стул.

Тайрин сел и устало вздохнул:

— Я получил отчет Мирабилиса. Он подтвердил, что рана ножевая. Лезвие задело ребро, вошло в левое легкое и пробило легочную артерию. Конечно, сразу началось кровотечение. Но скорость потери крови была невелика, поэтому виконт ещё довольно долго был жив. По краям раны видны следы заживления.

— Заживления? — переспросил Далтон. — Как такое может быть?

— Это магия, — пояснил Тайрин.

— Магия?

— Да, исцеляющая магия; наверное, сам Орин её и применил. Похоже, вот как это было. Когда Орин понял, что его ударили кинжалом, он сделал разумную вещь: прежде всего покинул садовый мир, где его магия не действовала, и отправился в замок, где она могла сработать. Насколько мне известно, Орин не был прирожденным волшебником, но, как и все мы, знал кое-какие мощные заклинания, например для поддержания здоровья. Наверное, он принялся колдовать изо всех сил, как только добрался до Опасного. И ему почти удалось справиться с раной. Однако он понимал, что одной магии будет недостаточно и требуется немедленная медицинская помощь. Он знал, что рана его смертельна, и решил рискнуть. Он мог бы вернуться домой и оттуда поехать в больницу, но до его портала из сада идти около десяти минут. До кабинета доктора Мирабилиса — примерно столько же, к тому же у доктора нет необходимого оборудования для оказания экстренной медицинской помощи. Тем не менее был один госпиталь неподалеку, в мире, портал которого находится в нише, где вы его нашли. Он решил рискнуть, не зная, с какой периодичностью появляется блуждающий портал, и проиграл.

— А что это за мир? — полюбопытствовал Такстон.

— Он называется Клингсор, — ответил Тайрин, — может, не очень развитый с технической точки зрения, зато хирурги там делают чудеса, даже с весьма примитивными инструментами. А госпиталь поблизости от портала как раз специализируется на экстренной хирургии. Орину удалось бы выжить, если бы он добрался до этого госпиталя. Но его магия оказалась слабовата, а кровотечение было сильным. Он потерял сознание, процесс исцеления раны остановился, и он просто истек кровью.

— Тогда понятно, почему он так поспешно ушел с приема, — сказал Трент, — зачем вернулся в замок и что делал в нише.

— Да. Это полностью исключает версию о том, что на него напали в замке.

— А про орудие убийства что-нибудь выяснили? — спросил Такстон.

— Отпечатков пальцев не было. Стилет абсолютно чистый.

Такстон кивнул, улыбаясь не то с сожалением, не то с удовлетворением.

— Самый обычный предмет, — продолжал Тайрин. — Сделан в мире Хельвиан, и подобные ему стилеты продаются там в тысячах уличных лавочек. Дешевая сталь, простая самшитовая ручка, латунный эфес. Лезвие заточку держит очень плохо, но в целом этим кинжалом можно пользоваться, если не будешь ничего резать ломтями. Чтобы проткнуть кого-нибудь, лучше орудия не найти.

— Если только не метать его, — вставил Такстон.

— Да, для метания он не предназначен, но сбалансирован неплохо, пожалуй, единственная его положительная черта. Это не совсем стилет, хотя и не метательный нож.

— Так можно было его метнуть или нет? — нетерпеливо спросил Далтон.

— Думаю, да, — ответил Тайрин. — Хотя сейчас мне кажется, что его все-таки не метали. Кто-то ударил виконта с близкого расстояния. Я почти уверен.

Никто не стал задавать очевидный вопрос.

— Расследование ещё далеко не закончено, — продолжал Тайрин. — Я должен опросить всех, кто мог видеть хоть что-нибудь. А это означает — почти всех, кто был на празднике. Кстати, группа крови на лезвии стилета совпадает с группой крови виконта. Нет никакого сомнения в том, что это орудие убийства. — Тайрин поднялся. — Мне надо опросить ещё кучу народу. Прошу извинить меня… леди Шейла… ваше королевское высочество. — Тайрин неловко поклонился и вышел.

— Он яснее ясного дал понять, что считает меня убийцей, — заметил Трент.

— А мне кажется, он подозревает скорее леди Рильму, — возразил ему Такстон.

— Тогда у меня, наверное, паранойя. — Трент повернулся к жене. — Дорогая, ты поела?

— Не могу ничего есть. Я так из-за всего этого расстроена!

— Тебе надо поесть. Вечером тут перекусить не дают.

Она положила в рот кусочек, старательно пожевала.

— Уже все холодное, а я устала. Может, мы…

— Добрый вечер, леди Шейла, ваше высочество…

Трент поднял взгляд.

— Дамик! Привет!

Такстон и Далтон встали, а Трент остался сидеть.

— Позвольте представить господ Далтона и Такстона. Господа, его превосходительство граф Дамик из Ультима Туле.

Граф щелкнул каблуками и склонил голову.

— Рад познакомиться, господа.

Гольфисты поклонились в ответ.

— Пожалуйста, господа, садитесь, — пригласил граф. — Не хотел мешать вашей трапезе, но я должен кое-что сказать вам, Трент.

— Садитесь, Дамик.

— Благодарю вас.

— Вина?

— Спасибо, я уже отужинал.

— Что случилось?

— Да все то же. Тайрин меня подозревает.

— Какие у него для этого основания?

— Все из-за ссор по поводу права наследования. Несмотря на мои уговоры, Орин решил поддерживать семью Доу в распрях с моими союзниками, родственниками Золтанов. Он вложил деньги в провинции, управляемые кланом Доу, — выбрал выгоду в противовес дружбе. Поэтому я теперь под подозрением. А моя пламенная любовь к холодному оружию, которая всем известна, и вовсе наводит всех на соответствующие мысли.

— Не беспокойтесь, друг мой, — сказал Трент. — Тайрин на самом деле не верит, что вы могли это сделать.

— Неужели? Жаль, что он мне об этом не сказал!

— Его расследование ещё не завершено. Он даже ещё не начал выдвигать гипотезы — до сих пор выбирает подозреваемых. Конечно, вы у него в списке. И я тоже. В конце концов, Орина многие ненавидели.

— Я-то к ним не отношусь! Вот что самое важное: я не поддерживал его политические взгляды, но мы дружили, хотя я первый готов сказать, что у него было много недостатков. Но он… он знал, как можно хорошо провести время. Иногда с ним бывало очень весело.

Трент слегка пожал плечами.

— Ничего не могу сказать. Мы не общались.

— Ну да, могу понять почему. Однако мне нужен ваш совет по несколько иному делу, которое меня тревожит.

Граф посмотрел в одну сторону, потом в другую и, подавшись вперед, тихо сказал:

— Я знаю, кому принадлежит кинжал.

— Откуда? — приподнял бровь Такстон.

— Я видел, как этот человек покупал его, когда последний раз был в Хельвиане. Там есть рынок в деревне Флибас… Но я не стану сейчас называть его имя.

— Вы же не можете сказать наверняка, что тот кинжал, который кто-то где-то покупал, и есть орудие убийства, — возразил Трент. — Таких кинжалов много. У меня самого когда-то был очень похожий.

— Конечно, мое свидетельство не может служить доказательством вины, но все же я обязательно расскажу об этом Тайрину, если не из дружеских чувств к Орину, то из чувства долга.

— Конечно скажите.

— Да, но это может выглядеть как донос.

— Понимаю, — согласился Трент. — Но, мне кажется, сказать все-таки нужно.

31
{"b":"6054","o":1}