ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все разошлись, в основном в сторону спален на втором этаже.

Тайрин печально улыбнулся Такстону и Далтону.

— По крайней мере, ночью убийств не будет. Я выставлю стражу у дверей всех подозреваемых.

— А, у вас есть список, — сообразил Такстон.

— Довольно короткий, — ответил Тайрин. — Не то что в детективах.

— Всякое бывает, — возразил ему Такстон. — Вообще, если подозреваемых меньше дюжины, значит, сыщик умен и близок к разгадке.

— Спасибо, — улыбнулся Тайрин. — Не могу, правда, утверждать, что так уж близок к разгадке, но в общем картина становится все яснее.

— Да что вы?

— На самом деле все довольно просто, только запутывается намеренным лжесвидетельством. Если не прямой ложью.

— Неужели? — удивился Далтон.

— Разве вы не видите? Они кого-то прикрывают! У них под носом совершено убийство, а никто ничего не видит. Очень даже понятно! Этих ребят водой не разольешь. Они скорее согласятся, чтобы злодей ушел безнаказанно, чем нарушат свой дурацкий кодекс солидарности. Скандал, по их мнению, самое худшее, что может случиться.

— Мы обсуждаем вероятность применения сверхъестественных сил, — напомнил Далтон.

— И мне такое приходило в голову. Я сразу заподозрил, что не обошлось без магии, но потом отмел эту версию. Существуют тысячи темных заклинаний для того, чтобы убрать человека, и, я думаю, они знают их все. Но, видите ли, каждый из них и сам маг и вполне может применить защитные заклинания, чтобы закрыться от сглаза или от проклятия, да и от десятка других видов колдовства. Уверяю вас, все они мастера в этом. Поэтому здесь будет наиболее эффективным самый простой метод. Такого не ожидают.

— Вы думаете, убийца рассчитывает на то, что благородные лорды будут молчать? — спросил Такстон.

— Дамик, например, долго сомневался, поделиться ли информацией, — напомнил Далтон. — Хотя все-таки в конце концов решил это сделать.

— Это Трент так говорит, — заметил Далтон. — Но он может и лгать.

— Он мог бы утверждать и прямо противоположное, — ответил Такстон, — и заявить, что Дамик ничего не хотел сказать.

— Пожалуй, — не мог не согласиться Тайрин.

— В любом случае, мне кажется, вряд ли Дамик стал бы говорить людям, среди которых был и убийца, что он знает, кто убил.

— Дамик всегда такой был, — ответил Тайрин. — Всегда любил хитрости и обходные пути. Может быть, таким образом он хотел дать понять Тренту, что подозревает его, и запастись одновременно свидетелями, на случай если что-нибудь с ним стрясется. Это и случилось.

— Понимаю, — задумчиво проговорил Такстон. — Но мне трудно представить Трента убийцей.

— Вы не знали его молодым, — возразил Тайрин. — Конечно, это было давным-давно, даже по меркам Опасного, но он был тогда горяч, вспыльчив, задирист. Не могу не признать, что он переменился, он долгое время провел в ссылке на Земле, что, должно быть, благотворно на него повлияло…

— Земля вообще-то не самый спокойный из миров, — вставил Далтон.

— Пусть так. Он во многом переменился к лучшему, но я достаточно стар и опытен, чтобы понимать — пард, даже если поменяет расцветку, все равно останется пардом.

— Леопард, — пояснил Далтон Такстону. — Поэтичный архаизм, очень распространен в замковом сленге.

— Да, леопард, прошу прощения. Но, думаю, вы меня поняли. — Тайрин почесался, что Такстон для себя объяснил невротической привычкой. — Если бы это были простые головорезы, я мог бы приказать провести повальный обыск и вмиг нашел бы второе орудие убийства. Во второй раз нам не повезло. Никто не оставил для нас ножичек на…

Произнося эти слова, капитан случайно повернул голову и замер, не договорив. Такстон и Далтон проследили за его изумленным взглядом. Что-то лежало у стены.

— Боги! — выдохнул Тайрин. Все трое подбежали к стене.

— Чтоб меня! — Капитан встал на колени. Стилет, лежавший на полу у стены, был абсолютным близнецом первого.

— Об него ты и споткнулся, — сказал Далтон Такстону.

— О чем вы? — Тайрин недоуменно взглянул на них.

Такстон объяснил.

— Значит, все это время он лежал здесь. Но почему его никто не видел?

— Он был невидим, — заявил Такстон.

— Ах, черт. — Тайрин качал головой. — Все-таки магия.

— Думаю, да, — сказал Такстон. — Но мы так и не знаем, кто это сделал.

— Верно, — согласился Тайрин, — но многое стало гораздо яснее.

— Теперь понятно, почему никто ничего не видел, — заметил Далтон. — Видеть было попросту нечего.

— Да, по крайней мере в руке убийцы, — согласился Тайрин. — Просто никто не заметил или забыл, как кто-то делал так. — Он сжал кулак и с силой коснулся груди Далтона. — Особенно если это выглядело как дружеское похлопывание.

— Все равно не совсем понятно, — не унимался Такстон.

— Что, например?

— Почему убийца бросил оружие у места убийства? Тем более второй раз.

Капитан задумался.

— Это просто — нужно было побыстрее избавиться от него, чтобы его не нашли, если я вдруг решу устроить обыск. Хотя они все знают, что я не буду подвергать их такому унижению. — Тайрин нахмурился. — Нет, в толк не возьму, почему его бросили здесь.

— И я, — подхватил Такстон. — Во всяком случае, начиная с этого момента.

Тайрин ехидно приподнял бровь.

— Надеюсь, вы поделитесь со мной своими открытиями?

— Непременно, — сухо отвечал Такстон. Тайрин поднял стилет.

— Думаю, нет смысла искать на нем отпечатки пальцев. Да и гонца в такую погоду я бы не стал посылать. Все это может подождать до утра.

— Никаких отпечатков. — Далтон изумленно покачал головой. — Не могу вспомнить, чтобы кто-нибудь из подозреваемых был в перчатках.

— Да, но могу спорить на что угодно, что отпечатков опять не будет. Может быть, и убийство было совершено каким-нибудь магическим способом, — заявил Тайрин.

— Ну что ж, — вздохнул Такстон. — Думаю, здесь больше делать нечего. Все уже заперли двери.

— Предлагаю и вам, господа, сделать то же самое, — сказал им Тайрин. — И сам поступлю так же. По правде говоря, я очень устал. Уж сердце у меня болит, и в голове туман…

— Как будто приняли наркотик?

— Иль осушил снотворного стакан. — Тайрин зевнул. — Умоляю простить меня, господа. Я должен лечь в постель. — Он повернулся и двинулся прочь, помахав им рукой. — До встречи утром.

— Спокойной ночи, капитан, — сказал ему Такстон.

— Все-таки как поэтична речь тут у них в замке, — в восхищении заметил Далтон.

Это была темная ночь, ночь бури и натиска.

Молнии прорезали небо, освещая море, которое отчаянно билось о скалы внизу. Замок омывался дождем, выл ветер. В перерывах между вспышками молний море обретало серо-зеленый оттенок и странно мерцало.

Далтон отошел от окна, вернулся в мягкое кресло и, открыв «План Мосвелла», опять принялся за чтение.

Такстон лежал в постели, увлеченно погрузившись в «Книшку могических случаив».

В окно стучал дождь, и гром прокатывался над берегом.

Тут в дверь постучали.

— Кого это дьявол несет? — пробормотал Такстон, нехотя отрываясь от книги.

— Я открою. — Далтон поднялся.

Он повернул в замке огромный ключ, откинул засов и широко открыл тяжелую дубовую дверь; заскрипели кованые петли.

— Добрый вечер, мистер Далтон.

— Принцесса Доркас! Входите, ваше королевское высочество.

— Благодарю вас. Очень рада, что вы ещё не спите. Не хотелось вас беспокоить.

Доркас, улыбаясь, вошла в комнату. Такстон уже встал.

— Ваше королевское высочество, какая приятная неожиданность. — Он поклонился.

— Вы, наверное, удивлены, почему я здесь, — начала она.

— Да, мадам, это не очень благоразумно, когда в замке убийца.

— На мою жизнь уже покушались, — сказала она. — Но ничего не получилось. Второй попытки не будет. Это слишком рискованно для убийцы. Думаю, теперь он понимает, что я не открою того, что знаю.

Гольфисты переглянулись.

— Мадам, — начал Такстон, — надеюсь, с нашей стороны не будет дерзостью спросить вас — что вы знаете?

36
{"b":"6054","o":1}