ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леди Рильма, казалось, едва сдерживалась, чтобы не взорваться.

— Хорошо! Я читала эту книгу! И что из того?

— Ничего, миледи, не считая того, что вы ненавидели своего мужа. Он был невероятно злобен, груб, безжалостен с вами, не говоря уже о том, что таскался за каждой юбкой.

— Как вы смеете!

— Это верно или нет?

— Боги! — Рильма опустила голову. — Как я могу отрицать это! В этой комнате нет человека, который не знал бы, что я ненавидела Орина. Достаточно ли этого для убийства? Да. О боги, да. Однажды я даже попыталась. Он смеялся, когда я схватила ножницы, а потом отвернулся… и я ударила его. Если бы на нем тогда не было жилета из толстой кожи, я бы ударила его в спину. Но у него не были защищены только руки. Если бы у меня хватило ума, надо было перерезать ему яремную вену.

— Да, — согласился Такстон. — Вы сказали, что на празднике услышали, как ваш муж застонал от боли. Не оттого ли, что вы воткнули ему в спину невидимый кинжал?!

— Я этого не делала.

— У вас есть кинжал, не так ли?

— Да, я ношу его за корсажем.

— Вы видели, как Орин делал непристойные предложения, неважно, насколько они одобрялись или даже приветствовались другой стороной, итак, он делал непристойные предложения леди Ровене. Вы знали, что подобное произойдет на приеме, потому что всегда происходило, когда ваш муж и эта дама встречались на любом из праздников. Произошло и в этот раз. Вы приготовили кинжал, сделали его невидимым…

— Да, я сделала это. Да! Я собиралась использовать заклинание. Но не для него! Я его не убивала!

— Нет? Тогда кому предназначалось заклинание?

Леди Рильма указала через комнату.

— Ей! Вот этой женщине!

Леди Ровена побледнела, поднеся руку к горлу.

— Да, ей! Она тоже виновата в моем унижении! Даже больше, потому что она могла бы воспротивиться, а он мог бы её послушать. Но ей надо было заниматься развратом на глазах у мужа! Порочная лисица! Её я хотела убить.

— Но не убили.

— Нет.

— Вы не закончили заклинание. Почему? Леди Рильма покачнулась. Один из лордов помог ей дойти до стула, на который она бессильно опустилась.

— Потому что тогда это чудовище уничтожило бы меня, — тихо заговорила она. — Он был злобен, как животное. Но если бы он заставил меня стать убийцей, он бы взял надо мной верх. Благодаря милости богов я поняла это и не подошла к леди Ровене, чтобы коснуться её там, куда потом полетел бы кинжал. Я отложила кинжал. Я не вытащила его даже тогда, когда Орин бросил в меня крылышко цыпленка, хотя гнев душил меня, как и всегда, когда он поднимал на меня руку.

Такстон покачал головой.

— Но, миледи, ваше заклинание все равно не сработало бы.

Рильма ответила не сразу.

— Нет?

— Нет. В книге написано, что нельзя наложить заклинание летящего дротика на кинжал. Ваше высочество, вы не могли бы объяснить, почему?

— Конечно, — откликнулась Доркас. — Заклинание убийства относится к злой магии, иногда её ещё называют черной, но цвет тут никакого значения не имеет. Эти фокусы, что нам показали, — безобидная магия, её называют белой. Она подразумевает помощь добрых духов, игривых духов. Они станут служить любому достаточно сильному магу. Но черное заклинание требует участия злого духа. Заклинания в этой книге совсем не такие. Вы можете сделать кинжал невидимым, но никого вреда нанести им не сможете. Даже трюк с летящим дротиком не сработает, если дротик будет направлен на человека.

— Благодарю вас, мадам, — кивнул Такстон. — Так что, леди Рильма, вы не смогли бы совершить убийство, если бы только не напали на мужа или леди Ровену старомодным, примитивным способом.

Такстон опять начал ходить внутри мрачного крута свидетелей, подозреваемых и совершенно невинных людей.

— Нужно быть очень хорошим магом, чтобы изобрести новое заклинание, особенно в мире, который содержит совсем мало магического. Для этого потребовались бы некоторые исследования. Исследования, которые вы время от времени проводили… лорд Белгард.

Белгард вынул из глаза монокль, протер его рукавом визитки и вставил на место.

— Не стану подтверждать это.

— Вы читаете много книг, относящихся к магии, не так ли, милорд?

— И что из того?

— К очень опасной магии.

— Иногда. Чисто академический интерес.

— Да? А зачем вы покупали кинжал в Хельвиане? Не стоит отрицать. Сыщики Тайрина определили принадлежность ножа по крохотному клейму владельца на самшитовой ручке. Для дешевого товара нехарактерно, но у ремесленников своя гордость. Торговец продал такие кинжалы нескольким людям, но запомнил ваш монокль. И опять я спрашиваю вас, милорд, зачем вы покупали это оружие?

Белгард вспыхнул от ярости.

— Просто купил один, вот и все.

— Значит, это вас видел граф Дамик на рынке в Хельвиане?

— Да. — Плечи Белгарда поникли.

— И он, большой ценитель оружия, спросил вас, почему вы тратите деньги на такую ерунду.

— Да, это его слова.

— И что вы ему ответили, милорд?

Белгард собрал остатки мужества.

— Я не удостоил его ответом, и черт меня побери, если удостою вас.

— Могло ли так произойти потому, что вы как раз раздумывали над заклинанием, упомянутым её высочеством, заклинанием убийства, которое помогло бы вам разделаться с Орином на празднике, и вы хотели проделать это обычным ножом, который трудно идентифицировать?

— Нет! У меня не было такого намерения.

— Вы вполне могли читать книгу Бальдора.

— Даже не видел её.

— Свидетелей, опровергающих или подтверждающих ваше заявление, у нас нет, милорд. Но в библиотеке Опасного содержатся записи о десятках книг по магии, которые вы брали.

— Ну и что? Многие интересуются магией, — фыркнул Белгард. — Даже горничные.

— Да, но не у всех есть мотив для убийства. А у вас был. Вы годами копили ненависть. Да и Орин был совершенно отвратителен — злодей, мерзавец и подлец. Уже не говоря о том, что имел связь с вашей женой…

— Ублюдок! — Белгард замахнулся на Такстона своей малаккской тростью; тот изящно уклонился, трость вылетела из руки графа и с грохотом упала на каменный пол.

— Извините, — тихо сказал Такстон.

— Да! — взвизгнул Белгард. — Да, я ненавидел его и убил бы, если б мне удалось хорошо подготовить заклинание. Это и впрямь заклинание, наводящее кинжал на цель, но вовсе не те детские забавы, которыми, как вам кажется, я занимался. Нет, я годами работал над ним. Оно должно было пробить все его защиты, всю броню. Оно действует на больших расстояниях. Я могу произнести его в своем мире и послать невидимый кинжал через замок в мир Орина. Это шедевр магии, и он бы сработал, если бы у меня было время поработать с ним. Но метать кинжал здесь? Чушь! Зачем? Я и не видел никогда эту вашу книгу. Плевать мне, как долго она была в замке. Я даже не подозревал о ней!

— И я так думаю, милорд, — отвечал ему Такстон, отходя от него. Он остановился перед Трентом, который стоял, держа жену за руку.

Принц усмехнулся:

— В этой мизансцене убийца должен во всем признаться. Правильно? Правильно. Что из этого следует? Вы смотрите сейчас на одного из лучших магов во всех мирах, если не будет слишком нескромно так говорить о себе. Мотив? Я бы убил сукина сына рано или поздно, на дуэли или по-другому, за оскорбление моей жены и попытку изнасилования в извращенной форме. Этот человек вел себя как бешеная собака, и его надо было избавить от столь мучительного существования ещё много лет назад. Немало несчастных служанок — а он особенно любил совсем молоденьких горничных — согласились бы со мной. И он не ограничивался просто изнасилованием или «принуждением к вступлению в извращенную связь», как это классифицируют, нет, он ещё добавлял к этому побои. Возможность? Я мог бы выпустить на него всех демонов, в любое время, независимо от того, чем он там защищался, и люди Тайрина нашли бы части его тела красиво разложенными по бильярдной комнате в его замке. Но Кармин стал бы презирать меня после этого. Так что, поскольку мы тут ищем убийцу, кто бы это ни был, я могу сказать, что, хвала богам, это не я. Да, я признаю намерение. Но я не убивал его. Кто-то меня опередил.

42
{"b":"6054","o":1}