ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Серый «Леланд» вломился в дом через высокие окна, снеся заодно часть стены. В комнате оказались покореженный бампер и передняя половина кузова. С водительского сиденья выбирался Джон Карни. Его окружало нечто вроде неяркой, переливающейся ауры. Твил присвистнул от изумления:

— Джон! Как мило, что ты заглянул.

— С Новым годом! Да пребудет с тобой благословение Брана.

Твил запрокинул голову и захохотал.

Карни отыскал под передним сиденьем бутылку и вылил содержимое в рот. Допив, с разочарованием заглянул внутрь:

— Ни капельки. Кончилось. Больше ничего. Больше никогда. Нектар догов.

— Догов?

— На вкус, как моча дога. Но идет мягко. — Он запустил бутылкой в стену. — «Приветствую тебя, брат!»

Твил хихикнул:

— Джон, да ты пьян.

— Да, пьян. Но сплю я или не сплю? Вот в чем вопрос.

— Мне кажется, ты совсем не спишь. Чему обязан столь неожиданным визитом?

— Писать хочу. У тебя есть удобства?

— Ну да. Дальше по коридору…

— Погоди-ка. Помоги мне её вытащить.

— Кто там у тебя?

— Шеф!

Человек с автоматом в руке просунул голову в пролом в стене.

— Шеф, он разбил ворота! Какой-то ненормальный! Он продрался через сад, испортил газон — мы не могли его остановить. Наши дурацкие автоматы почему-то не стреляли!

— Иди, я разберусь.

Карни пытался вытащить из машины Велму, которая не совсем пришла в себя. Твил стал помогать ему. Они поставили её на ноги, потом Твил взвалил её себе на спину.

— Рад видеть тебя, Велма. — Он похлопал её по упругой ягодице.

— Ты же говорил мне, что тебе нужна Велма, — заметил ему Карни. — Вот я и привез.

— Молодец, что отыскал её. Давай поднимемся наверх. Там Хелен. Устроим пирушку.

— Никогда не отказываюсь от пирушек. А где, кстати, денги?

— Да тут где-то. Что происходит, Джон? Ты в гости заехал, по делу или хочешь продать мне страховку?

— Пришла пора, усатый друг, подумать о делах… о том, что с денгами тебя связало…

— Они требуют уплаты долга.

— А-а, так я и думал. Когда?

— В полночь. Договор был подписан ровно двадцать четыре года назад.

Карни посмотрел на часы.

— Стоят. Который час?

— Не так много осталось. Но выпить разок — хватит.

Твил и покачивающийся Карни вышли из бальной залы.

В холле они встретили Фиоретто Роберто Сперанцу, Бобби, как всегда щегольски одетого и энергичного. Его нос был слегка красноват, но в общем Сперанца производил впечатление трезвого.

— Ваша честь! — поприветствовал его Карни.

— Хочу сказать тебе, что эти денги — кошмар, — заявил тот. — Приходишь к ним на вечеринку, а когда возвращаешься домой, то так радуешься, что жив остался, и прямо даже приятно, что был там. Но к делу, ребята.

Карни пробасил:

— Как можно так с мэром метропоп… мет-ролоп… очень большого города.

— Мальчик, да ты сегодня надрался, — сказал мэр Сперанца. — Ты сюда сам приехал или тебя течением принесло? Ты же на ногах не стоишь.

— И собираюсь… прос-с-стите, ещё больше на них не стоять.

— Ты прямо как огнедышащий дракон! Так и быть, я тебя угощу, но это приличное заведение, и когда они будут закрываться, придется уйти.

— Я не из тех девушек.

— Да, что касается девушек, — сказал Бобби, тихонько постукивая по ягодицам Велмы своей тростью. — Это Велма?

— У неё деревянная нога, только поэтому она прямо и стояла, — отвечал Карни.

— Клер, а теперь серьезно, — сказал Бобби. — Когда меня выпустят из этой увешанной коврами выгребной ямы?

— Бобби, не могу сказать, — отвечал Твил, обнимая Велму. — Денги и меня удерживают.

— Они что, собираются нажиться на тебе? Ну так зажарь побольше этих свиней.

— Боюсь, они сами тут всех зажарят, — отозвался Твил. — Что тебе сказать, Бобби? Ничего не могу поделать.

— Они тут держат уже половину городского совета. Ещё немного, соберется кворум, и можно будет посылать за пиццей.

— Бобби, этот город никогда не был твоим.

— Да, я знаю. Но, черт возьми, быть мэром тоже кое-что значит.

— Разве тебя не приглашали перерезать ленточку, когда открывали новый завод по переработке мусора?

— Да, до сих пор не могу забыть, но я серьезно…

— Это их город, Бобби, — сказал Твил уходя.

— Да пусть забирают! Лишь бы отпустили меня домой, принять душ! — проговорил Бобби им вслед. — Я тебе говорю, это просто ужас какой-то. Я расскажу обо всем своему юристу. Ему надо посмеяться.

Насвистывая и поигрывая тростью, Сперанца прогулочной походкой двинулся по широкому, роскошно отделанному коридору в другую сторону.

— И как его выбрали мэром? — недоумевал Твил. — Не могу понять.

— Разве не ты платил за последние выборы?

— Да, знать бы ещё, зачем я это делал…

Они повернули за угол; денг, стоявший, прислонясь к багровой стене, выпрямился и вытащил изо рта зубочистку.

— Босс хочет вас видеть.

— Скажи Аштароту, что у меня с ним свидание в полночь, а никак не раньше.

Денг оскалился:

— У тебя осталось мало времени, так что бросай девку.

— Отвали, — огрызнулся Твил.

— И ты. — Денг посмотрел на Карни.

— У меня дела, спасибо.

— Перестань. Вам надо переговорить с ним.

— Ну, если ты настаиваешь. А кто такой этот Аштарот?

— Босс.

— Идем, — сказал Твил. — Он оккупировал мой кабинет.

Кабинет Твила был застелен голубовато-золотистым пушистым ковром и заставлен красной кожаной мебелью. За полированным столом орехового дерева сидел безупречно одетый денг. Его глаза были чернее сажи, а галстук — белее ангельского крыла.

— Входите, гости дорогие, — приветствовал их Аштарот, закуривая сигарету.

Твил уложил Велму на кушетку.

— Джон, рад видеть тебя. — Демон лучезарно улыбался.

Карни подошел к столу.

— А мы разве встречались?

— У нас общие друзья, — ответил денг. — Выпьешь чего-нибудь?

— Да, не помешает, прежде чем я засуну твою задницу в вонючую дыру, из которой она появилась.

— Это так ты отвечаешь на гостеприимство?

— Ну ты, денг, давай поспорим, чью задницу мы раньше поджарим!

Аштарот равнодушно фыркнул:

— Да ты пьян.

— Как знать… Мне надо, чтобы ты и твои ублюдки-подручные убрались отсюда прямо сейчас. Даю вам одну минуту.

Аштарот выплюнул сигарету.

— Эй, ты с кем, по-твоему, разговариваешь?

Карни потянулся через стол, схватил денга за лацкан пиджака, выволок огромное тело из-за стола, взялся за другой лацкан, притянув лицо Аштарота вплотную к своему. Между ними проскочила искра.

— А С КЕМ, ПО-ТВОЕМУ, Я РАЗГОВАРИВАЮ, МАТЬ ТВОЮ? С ОКНОМ, МАТЬ ЕГО?

Денг, изумленный силой Карни, отчаянно пытался высвободиться. Джон оттолкнул его, и тот рухнул в дорогое кожаное кресло.

Потом денг поднялся, прибивая язычки пламени, которые побежали по лацканам его габардинового костюма.

— Ты покойник. Не знаю, что там у тебя за фокусы, мне все равно. Ты покойник, парень.

Карни направил на него палец.

— Убирайся отсюда, из этого города прямо в свою преисподнюю, да поживее, а не то пожалеешь.

Денг обошел письменный стол и направился к двери.

— Отвянь. Твои приказы мне до лампочки. Хорошо, в этот раз мы не получим навара, но вот этого мы заберем с собой, и ничего ты не поделаешь. У нас договор!

Аштарот вышел, хлопнув дверью.

— Кажется, вам не удалось подружиться, — заметил Твил.

— У нас, знаешь ли, разный генетический код.

— Вот дьявол, что мне теперь делать? — Твил сел и запустил мясистую ладонь в блестящую черную шевелюру.

— Это твои проблемы. Двадцать четыре года назад ты так не переживал.

— Что я могу сказать? Был глуп. Слава, власть, вагоны первого класса — все это ослепляет.

— Меня тошнит от тебя. У тебя были мозги, почему ты ими тогда не воспользовался? Ты же понимал, что не сможешь выиграть.

Твил обхватил голову руками.

— Знаю, знаю. Иисус Христос всемогущий…

— Поздно причитать. В этот раз, парень, тебя взяли за яйца.

45
{"b":"6054","o":1}