ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джин, Линда и Снеголап проснулись от лая Гуфуса и общего шума и теперь зачарованно наблюдали за происходящим.

Абломабель тоже очнулся. Выдвинув антенну, умирающий контролировал работу механизмов.

— Говорят, что починить можно, — сообщил морской житель.

— Это обнадеживает, — отозвался Джин. — Они уже встречались с чем-либо подобным «Страннику»?

— Пожалуй, все машины в чем-то похожи, — сказал Абломабель. — Принадлежат к одному классу.

— Ну да, если видел хоть одну, значит, видел их все. Что касается техобслуживания, эти ребята переплюнут все сервисные станции. Отличная организация. А что они делают, если не надо помогать странникам из иных измерений?

— У них теперь мало работы, — отвечал Абломабель. — Давно прошло то время, когда они были нужны.

Ремонт продолжался. То и дело под челноком что-то мигало и вспыхивало.

Чтобы занять время, Абломабель поведал историю своей жизни, рассказал о морской цивилизации, последним представителем которой он стал, а также описал историю своей расы, её культурное, общественное и техническое развитие, попытался передать своим гостям атмосферу последних дней заката этой культуры. Ещё он рассказал об истории и судьбе других видов разумной жизни на планете. Одно время здесь мирно сосуществовали тысячи, если не десятки тысяч рас и народностей — кажется, все они были продуктом технологий, которые способствовали процветанию искусственных и полуискусственных форм жизни.

Главной проблемой для Джина, Линды и Снеголапа (и, похоже, для Гуфуса, так как ему, кажется, тоже было интересно) оказалось понять детали истории, которую рассказывал им Абломабель.

— …это было, когда Ивлем издал законы Ниа Лие, а Виим выразили протест, однако они не были столь упрямы, чтобы сменить парадигмы на манер Минап-Тева, в конце концов они достигли Йоу-Негарах. В то же самое время фракции в Хуменатилатуиопухтем заявили свое несогласие, стремясь задать взбучку Ивлему и в то же время не желая принимать ответственность Слагг-Гефина…

Наконец Абломабель тяжело вздохнул и замолчал.

— Было очень интересно, — учтиво сказала Линда. — Спасибо.

— Рад был услужить вам, — отвечал Абломабель; его речь за последние полчаса стала значительно лучше.

— А есть ли шанс для вашей расы вернуть былое? — спросила Линда.

— Боюсь, что репродуктивные машины Хблутмена не в состоянии заняться вохметом, и задача эта мне не по силам.

— А помощь машин?

— Их вмешательство может нарушить этико-философское равновесие. Тогда последует Директива о Сериальном Парафразе, если я правильно выражаюсь.

— Да, я понимаю, — вежливо соврала Линда.

Они молчали, наблюдая, как море, освещаемое красным солнцем, то накатывает на берег, то отступает.

Наконец машины прислали отчет.

— Они сообщают, что аппарат работает, — объявил Абломабель. — И считают, что процент вероятности ещё одного сбоя не выходит за пределы приемлемого риска.

— То есть жутко опасно, — перевел Джин. — Ну что ж, будем собираться.

— Абломабель… — начала Линда.

— Да, — ответило морское создание. — Печаль — в моем главном насосе.

— Мы же не можем вот просто так оставить тебя здесь. Ты помог нам. Спас нам жизнь.

— А разве разумное существо могло бы поступить в подобных обстоятельствах иначе?

— Ещё как. Но ты спас нас.

— Был очень рад. Очень рад, — только и смог сказать умирающий.

Линда обняла огромную голову существа.

— Прощай, Абломабель.

— Прощай, Линда Барклай. Прощайте, Джин Ферраро, Снеголап и Гуфус. Да будет дарована вам долгая жизнь, чтобы вы увидели, как космос возродится в грядущем веке святого Бунья Врии-Джель.

— И тебе того же, — ответил Джин. — Прощай. Поблагодари за нас машины.

— Они тоже были рады помочь вам.

И Абломабель был оставлен мирно заканчивать дни свои у кромки моря.

Индикаторы на панели управления светились зеленым. Механизмы ободряюще гудели.

Джин попереключал тумблеры, понажимал кнопки. Огоньки на панели замигали, и начали завывать двигатели.

За окном опять завертелся калейдоскоп — тысячи вселенных появлялись на миг и пропадали. Джин кое-как завесил иллюминатор, чтобы избавиться от мигания, бившего по глазам.

Шло время. Гуфус бодрствовал, а Снеголап мирно посапывал в своем кресле. Джин и Линда играли на компьютере сначала в крестики-нолики, потом в шахматы, потом в супербратьев Марио (изобретение Джина).

— Очень забавно, — сказал Джин, — но эта музыка сводит с ума.

— Берегись вот этих ползунов. Они… о-оп! Тебя убили.

— К черту. Знаешь…

Внезапно Гуфус взвыл.

— Гуф! Что случилось?

Что-то пронзительно зазвенело.

— Сигнал! — крикнул Джин. — Заклинание сработало!

Мелькание за окном прекратилось. Под челноком расстилался зеленый мир — сплошной лес.

— Она в этой вселенной! — воскликнула Линда.

— Да, но где именно — вот вопрос.

Гуфус возбужденно лаял, просунув морду между Линдой и Джином.

— Гуф, потише, а?

Пес, похоже, был готов выпрыгнуть в иллюминатор.

— Думаю, мы на верном пути, — обрадовался Джин.

Аппарат планировал на высоте примерно в сотню метров, внизу виднелась извилистая речка. Нежно зеленеющие там и сям пшеничные поля выдавали присутствие разумных и, может быть, человекообразных существ.

Гуфус повернул голову направо и гавкнул. Джин направил челнок в ту сторону.

— Видишь что-нибудь? — спросил он Линду.

— Нет. Погоди-ка! Вон там какие-то люди… Вон! Джин! Я её вижу! Ох!

— Что?

— Кажется, она в беде. Приземляйся скорее!

— Хорошо, только я не очень умею.

Джин послал аппарат в пике и выровнял у самой земли. «Странник» мягко приземлился посреди поляны.

— Совсем неплохо для первого раза, — похвалил себя пилот.

— Бежим быстрее!

Не без труда они вылезли из челнока.

— Куда? — спросил Джин. — Я потерял ориентировку.

— Идем за Гуфусом.

— Конечно!

Гуфус стремительно несся по лесу, вниз по склону, потом вверх по холму, следуя по натоптанной тропе. В конце концов он намного опередил своих спутников, скрывшись в густой растительности.

— Джин, скорее!

— Иду, иду.

Они выскочили из леса на дорогу с глубокими колеями и увидели странную сцену. Гуфус навалился на рыцаря в кольчуге, пытаясь откусить ему правую руку. Оба катались по земле рядом с обнаженной Мелани, которая, оторопев, смотрела на происходящее. Рядом валялись двое мертвых рыцарей, а третий, с мечом в руке, стоял в стороне, с любопытством наблюдая за схваткой.

Линда оттащила Гуфуса от его добычи. Рыцарь застонал, поднимая изувеченную руку.

— Поставим на «оглушить», — сказал Джин, наводя свое футуристическое оружие на мужчину. Пистолет сказал «вуумп», и человек упал на землю, потеряв сознание. На тунике, покрывающей его кольчугу, стал виден вышитый зеленый крест.

— Просто на всякий случай, пока мы не поймем, что здесь происходит, — сказал Джин. — Сначала стреляй, потом спрашивай, кто тут христианин, — таков мой девиз.

Линда принесла Мелани её одежду.

— Эй, — крикнул Джин мужчине, стоявшему в стороне. — Конечно, есть международный пакт о невмешательстве, но уж наплюй на него.

— Он спас мне жизнь, — проговорила Мелани, торопливо одеваясь. — По крайней мере пытался. А ведь он меня и не знает.

— Поэтому и стоит тут в сторонке?

— Мелани, что случилось? — Линде не терпелось расспросить подругу.

— Кажется, я попала во времена отважных рыцарей, и они хотели меня изнасиловать, а вон тот вообще попытался убить. А чья это собака?

— Это Гуфус, он тебя нашел, — объяснила Линда.

— Спасибо, Гуфус.

— У-ур-р-р-ф-ф!

— Я боялась, что никогда больше тебя не увижу, — призналась Мелани.

— Ты боялась! А уж я как переживала! Я же за тебя отвечаю!

— Наверное, глупо было заходить в этот мир, да?

— Ты не знала, а мне следовало приглядывать за тобой, пока ты не освоилась.

47
{"b":"6054","o":1}