ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Знаю, — ответила Дина. — Позавчера забрела куда-то, там было столько незнакомого народу!

— Скорее всего, это Гости из других человеческих миров, а не с Земли.

— Я так и поняла.

— Они предпочитают держаться своей компанией. Так же, как и негуманоиды.

— Так же, как и мы.

— Дурак дурака… — пробормотал Джин.

— Легок на помине, — заметил Далтон. Все посмотрели на вошедшего в столовую Снеголапа с устрашающего вида топором наперевес. Покрытый с ног до головы белоснежным мехом, этот громадный получеловек-полумедведь, с желтыми глазами хищника, зубастой пастью и длинными когтями, выглядел жутковато, и вряд ли кто-нибудь обрадовался бы встрече с ним в темном переулке. Но улыбался Снеголап вполне по-человечески и к тому же дружелюбно.

— Всеобщий привет! — Подойдя к столу, он отшвырнул топор в сторону, при этом задев локтем и опрокинув супницу с крабовым консоме. — Ой, простите.

— Ничего страшного, — вежливо ответил Такстон, накладывая на мокрые колени салфетку.

— Заклинание иссякло, — сделал заключение Джин. — Надо заглянуть в мир к Шейле и привести тебя в порядок.

— Итак, Джин, — продолжал Далтон, — вы со Снеголапом отправляетесь на войны и революции. Кого вы собираетесь свергнуть? Короля, князя, султана, фараона?

Джин смущенно хмыкнул.

— Понимаете… мы помогаем роялистам бороться с анархо-синдикалистским режимом. Слишком уж он чудовищный и такой кровавый, что по сравнению с ним монархия кажется просто раем.

— Удивительно, что роялисты ещё сохранились.

— В самой стране их почти не осталось — жить-то там просто невозможно, так что все они в основном эмигрировали в соседнее государство.

— Ты, должно быть, чувствуешь себя спасителем человечества.

— Подзаряжаю подсевшие моральные батарейки, — признался Джин.

— А тебе, Снеголап, зачем это?

Белоснежный зверь сел рядом с другом и лучезарно оскалился.

— Мне просто нравится, когда мех в воздухе клочьями и кишки повсюду разлетаются.

— Ага, понятно, подпитка усохших этических клеток, — прокомментировал Такстон.

Как раз в этот момент вошли Джереми и Линда Барклай, держащая за руку Мелани. Последовала церемония представления новой Гостьи.

— И как тебе у нас? Нравится? — спросила Дина.

— Пока что нравится.

— Это ещё фокусы не начались.

— А… какие?

Дина отставила чашку с кофе.

— Да разные. Как-то, например, к нам заявились синие уроды. Потом — духи ада. Но это ещё цветочки! Иногда вдруг начинается тряска, и стены становятся резиновыми, и все в замке ходит ходуном.

Далтон счел нужным успокоить новенькую:

— Просто замок временами подвергается нестабильности. А также существуют зоны хронической нестабильности. Советую держаться от них подальше.

— А…

— У вас скоро появится шестое чувство, и вы сможете здесь ориентироваться. И в зависимости от того, каким магическим талантом обладаете, вы сможете воспользоваться им во благо себе и другим.

— Магический талант?

Линда объяснила:

— Большинство людей, очутившихся в замке, обнаруживают в себе способность творить чудеса.

— Большинство… — проворчал Джин. — А вот у некоторых, взять хотя бы нас со Снеговичком, не очень-то получается.

— Не слушай его. Джин — лучший в замке фехтовальщик, а Снеговичок умеет телепортировать.

— Не очень хорошо, — возразил Снеголап. — Когда я последний раз пробовал, так врезался башкой в стену и отключился на час.

— Ты не рассказывал, — удивился Джин.

— Больно было.

— Тебе нужно разбегаться, чтобы начать телепортацию?

— Нет, обычно я просто стою и думаю. Потом делаю два-три шага, и я на месте.

— Как же ты ухитрился врезаться в стену?

— Вот ты мне это и объясни.

— Может, ты материализовался внутри стены?

Линда содрогнулась.

— Ужас. Никогда больше этого не делай.

— Не буду. Да мне никогда и не нравилось этим заниматься.

Далтон обратился к Мелани:

— Большинству людей их талант не вредит, если они достаточно осмотрительны и думают о том, что делают.

Мелани кивнула.

— Понятно. А какой у меня будет талант?

— Этого никто не может сказать. Все что угодно, от материализации и телепортации до…

— Поиска драгоценных металлов, некромантии, хиромантии… — начал загибать пальцы Джин.

— Только не это. — Линда передернула плечами.

— …контактерства…

— Вот это уже что-то полезное, — предположила Мелани.

— Контактерство очень даже полезно, — подтвердил Джин. — Я, например, в контакте с тридцатитысячелетним священником из Лемурии.

— Правда? — Мелани посмотрела на него с уважением.

— Ну да. В астральном плане он считается очень мудрым существом.

Далтон с ехидством осведомился:

— И как же зовут это мудрое астральное существо?

— Если вы просто посмеяться хотите… — обиделся Джин.

— Прости. Теперь я серьезно спрашиваю. Кто он?

— Нет, ваши скептические вибрации портят мою карму.

— Ну пожалуйста, — шутливо взмолился Далтон.

— Только если вы серьезно.

— Я серьезно. Как зовут сущность, с которой ты контактируешь?

— Муррей.

— Муррей?

— Но он любит, когда его называют Скипом.

Мелани повернулась к Линде.

— Они ведь шутят, да?

— Они всегда шутят. Не обращай на них внимания.

— Мне понадобится некоторое время, чтобы ко всему этому привыкнуть, — решила Мелани.

— Это точно, — кивнул Далтон.

— После обеда, — пообещала Линда, — мы с тобой отправимся в кругосветное путешествие.

— А сейчас что — обеденное время? — удивилась Мелани.

— Сейчас десятый час вечера по восточному времени, так что ты, наверное, уже голодна.

— Я не ужинала, аппетита не было, но сейчас чувствую, что проголодалась.

— Попробуйте сыры, — предложил Такстон. — Камамбер — стоящая вещь. И трюфели здесь настоящие, насколько я могу судить.

— Мне нравится этот омар с карри, — подхватила Дина. — Как ты относишься к карри?

— Хочешь пирог с заварным кремом? — Далтон поднес блюдо к носу Джина.

— Убери от меня эту унылую еду, — помотал головой Джин.

— Тысяча извинений.

— Мы, лихие ребята, не едим сладких пирогов, мы предпочитаем картошку с мясом. — Джин показал на Снеголапа. — А он вообще обожает восковые свечки под соусом «Тысяча островов». Но, как говорится, de gustibus поп disputandum est , [1]и засмеялся, довольный своей образованностью.

— Иногда предпочитаю парафиновые, — поправил его Снеголап. — Зависит от настроения.

Джин заметил тревогу в зеленых глазах Мелани.

— Простите, мы ведь, кажется, не представили вам Снеголапа?

— Нет, — прошептала девушка.

— Мелани, — торжественно объявил он, — разрешите представить вам нашего друга Снеголапа.

— Привет, Мелани! — заулыбался Снеголап.

— Привет.

— Я не такой страшный, каким выгляжу.

— Рада с вами познакомиться, Снеголап.

— Я тоже. Я это сказал потому, что заметил, что вы на меня не глядите.

— Немного испугалась. Простите.

— Ничего.

— На самом деле он — киска, — заверил её Джин. — Правда. Расскажи ей про свои хобби, Снеговичок.

— Мои хобби?

— Да. Плетение кружев, клуазоне, батик — всякие пустяковины.

— Что это за ерунда такая — батик?

Мелани нервно хихикнула.

— А ещё Снеговичок — фанатик-птицелов, — продолжал Джин. — Он каждое утро меряет шагами болото, с подзорной трубой в лапе, в надежде углядеть зяблика, или свиристеля, или хотя бы куропатку, а может, перепелку, гнездящуюся в густой траве.

Линда закатила глаза.

— Джин, ну в самом деле…

— Иногда я ни слова не понимаю из того, что он говорит, — покачал головой Снеголап.

— Джин — наш местный Остряк, с большой буквы, — пояснила Линда.

— Остряк-самоучка, — поправил Далтон.

— Местный клоун, — предложил свою версию Такстон.

вернуться

1

О вкусах не спорят (лат. ).

5
{"b":"6054","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Персональный демон
Экспедиция в рай
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Если любишь – отпусти
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Золотая Орда
Рой
Сердце бури
Путь журналиста