ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такстон поправил мешок с клюшками.

— Что ж, мы в число приглашенных не входим.

— Это точно.

Они двинулись дальше по коридору.

— Подожди минутку. — Такстон остановился. — Меня, кажется, тоже осенило.

— Да?

Такстон прокашлялся и продекламировал.

Иоганн Себастьян Бах
Бегал в мокрых штанах.
Его трехчастное произведение
Вызывало раздражение.

— Неплохо, — одобрил Далтон. — А ты тоже обнаружил, что «Моцарт» не очень-то рифмуется?

Такстон задумался:

— Боди-арт?

— Не слишком удачно. А к Бетховену подобрать что-нибудь практически невозможно.

— Можно переменить категорию. Или можно… что это?

Далтон остановился заглянуть в небольшую нишу слева. Из-под арки торчала пара ног в чулках.

— Что у нас здесь? — поинтересовался Такстон.

Пройдя в нишу, они обнаружили мужчину, лежавшего на спине. Темноволосый и бородатый, он был одет в отороченную мехом синюю накидку и длиннополый оранжевый камзол. На накидке красовалась изящная вышивка золотой нитью. Вся одежда была ладно скроена и выглядела дорогой. Почти каждый палец украшали золотые перстни с драгоценными камнями.

Но этот богатый наряд теперь был лежащему ни к чему. Губы мужчины посинели, а лицо окрасилось в пепельный цвет. Глаза безжизненным взглядом уставились в пространство.

Такстон стал на колени над лежащим и взял его за правое запястье.

— Пульса нет. — Он прощупал шею, затем наклонился и приложил ухо к груди. — Сердце не бьется. Но он ещё теплый. Умер совсем недавно.

Далтон опустился на одно колено и посмотрел покойнику в лицо.

— Как думаешь, от чего?

— Да все, что угодно, могло случиться. На вид ему лет сорок. Нельзя исключить и сердечный приступ.

— У замковых аборигенов возраст трудно определить. Некоторым из них больше сотни лет.

— Верно. И кто знает, подвержены ли они обычным болезням. С такой продолжительностью жизни — наверное, нет.

— Но они не бессмертны, — возразил Далтон. — Когда природа возьмет свое — всего лишь дело времени. — Он осмотрел тело. — Ни синяков. Ни крови. Посмотри на эти драгоценности. Вор бы их не оставил. Видимо, бедняга умер своей смертью.

Такстон задумчиво поскреб подбородок. Затем предложил:

— Давай перевернем его.

— Может, не стоит трогать?

— Если что, положим обратно. Берись за ноги.

Они повернули тело набок, затем аккуратно перекатили.

Такстон поднял брови.

— Здрасьте, а это что такое?

— Значит, все-таки без чьей-то помощи не обошлось.

Чуть левее от середины спины, между лопатками, в ткани виднелась небольшая прореха, окруженная темным пятном.

— Удар ножом? — предположил Далтон.

— Скорее, стилетом. Давай снимем накидку и осмотрим рану.

Они с трудом стащили накидку с обмякшего тела. Обнаружив соответствующую дырку в камзоле, они повели дальнейшую борьбу с одеянием и в конце концов добрались до белой полотняной рубашки, на которой алело пятно крови.

— Вот где вошло лезвие. — Такстон потрогал ткань. — Крови немного. Тонкий был кинжал, это точно. Глубокий удар, прямо в сердце. Однако нанесен нетвердой рукой. Может, просто повредил аорту, вызвав медленное кровотечение. Настолько медленное, что бедняга успел выйти с праздника и вернуться в замок. Но тут открылось внутреннее кровотечение… и конец.

— С праздника? Думаешь, он оттуда?

Такстон кивнул и задумчиво проговорил:

— Ты его когда-нибудь раньше видел?

Далтон покачал головой.

— Может, это Гость.

— Не думаю. С виду благородного происхождения.

— Верно. А ты и в самом деле думаешь, что нападение произошло на празднике? Мы же только что видели: там все спокойно.

— Ну и что? — возразил Такстон. — Если это произошло там, то уж, конечно, было сделано втихаря.

— А зачем ему было возвращаться в замок?

— Кто знает? За помощью?

— Почему он сразу кому-нибудь не сказал?

— Да, логики мало. — Такстон покачал головой. — Не знаю. Просто интуиция. Может, на него напали здесь или поблизости. Может, он не из знати. Скоро мы это узнаем.

— Пойду за Тайрином, — сказал Далтон, поднимаясь на ноги. — Ты останешься?

— Как я понимаю, гольф на сегодня отменяется.

— Я постараюсь побыстрее. Будь осторожен. Возможно, злодей все ещё поблизости.

— Не волнуйся, буду начеку.

Далтон поспешил прочь.

В нише было тихо, даже слишком тихо. Такстону пришлось попотеть, натягивая одежду на тело покойного, но в конце концов он примерно восстановил тот вид, в котором они обнаружили неизвестного мужчину.

Он поднялся и отступил на шаг, оглядывая тело. С шумом выдохнул воздух.

Вроде все так.

Он начал осматривать пол вокруг тела, расширяя зону поиска до тех пор, пока не вышел в коридор. Не обнаружилось ничего, ни капельки крови.

Вернувшись, он встал над покойником и задумался.

Тут в коридоре послышались шаги, и Такстон оглянулся. Мимо шел человек в костюме эпохи Ренессанса. Поравнявшись с нишей, он мельком заглянул в неё, но тут же посмотрел повнимательнее — и остановился.

— Эй, ты, — обратился он к Такстону, — что происходит?

Такстон перевел взгляд на труп.

— Я задал тебе вопрос, — возмутился человек, подходя ближе. Внезапно он застыл на месте, уставившись на тело. — О боги.

Такстон отступил на шаг в сторону.

Мужчина опустился на колени и склонился над покойником, а затем встал и поглядел на Такстона. Он, как и лежащий, был высок и чернобород, правда, выглядел несколько моложе. Глаза его поражали своей яркой голубизной.

— Ты знаешь, что тут произошло? — спросил он.

— В общем-то нет.

— И когда это случилось, тоже не знаешь?

— Мы с партнером по гольфу обнаружили его пять минут назад, — ответил Такстон, — на этом самом месте.

Человек смерил Такстона подозрительным взглядом, а затем обернулся, чтобы снова осмотреть тело.

— Что же произошло? — задал он вопрос в воздух.

— Боюсь, что это никому не известно. А… можно спросить?..

Мужчина яростно сверкнул глазами.

— Что?

— Вы знаете, кто этот господин?

— Виконт Орин, кто же ещё!

Такстон кивнул.

Мужчина опустил голову и тихо добавил:

— Мой брат.

— Примите мои соболезнования, — сказал Такстон.

— Спасибо, — сухо ответил брат Орина. — Кто-нибудь видел, в какой момент он плохо себя почувствовал?

— Дело в том, что я не был на празднике в саду.

— Ты разве не прислуживал? — Мужчина в который раз смерил Такстона взглядом с головы до ног. — А, ты один из них. Мне следовало догадаться по этому шутовскому наряду. Такстон опустил глаза на свои бриджи и спортивные туфли, потом перевел взгляд на облачение своего собеседника — такое же пышное, как у покойного виконта, только ещё более утяжеленное вышивкой.

— Говорил горшку котелок: уж больно ты черен, дружок. Вам не кажется?

До мужчины не дошел смысл поговорки, но он счел нужным обидеться.

— Как ты смеешь? Я не потерплю подобной дерзости, слышишь? И изволь называть меня «милорд».

Такстон кашлянул в кулак.

— Не желаете осмотреть тело?

— Что?

— Это может помочь в расследовании… — Замявшись, Такстон добавил: — Милорд.

Тот понял.

— О, да. Да. Тело. — Он начал склоняться над братом, но остановился. — Сбегай, приведи кого-нибудь. Тайрина.

— За ним уже пошли, милорд.

— А-а. Хорошо. — Вельможа опустился на колени. Затем поднял глаза. — Как тебя зовут?

— Такстон, милорд. А я с кем имею честь?

— Эрл. Лорд Эрл.

Такстон наблюдал, как Эрл возится с одеждой виконта.

— Что, если нам повернуть его набок?

Такстон помог ему, подтянув тело к себе.

Эрл обнаружил дырку в накидке, и глаза его округлились и потемнели.

— Милосердные боги!

Он вскочил на ноги.

— Его убили! Моего брата убили!

7
{"b":"6054","o":1}