ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Тиргартен
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Стеклянное сердце
Royals
Мод. Откровенная история одной семьи
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
7 красных линий (сборник)
Человек, который хотел быть счастливым
A
A

— Да, сир.

Кармин поспешил к двери, проходя мимо собрания музыкальных инструментов со всего света. У порога он задержался.

— Погоди, вот ещё что. Скажи Тайрину, чтобы никого не выпускал из сада, пока я не приду. Никого, даже мою сестру!

— Да, сир.

— За ними глаз да глаз. Очень подозрительная компания.

Выйдя в коридор, он на первом перекрестке повернул направо, сделал несколько шагов и вошел в лестничный пролет.

Он поднялся на шесть этажей, а на пути к седьмому уже вовсю задыхался и отпыхивался.

— Да, совсем вышел из формы, — пробормотал он.

Он остановился во мраке лестницы и, переводя дыхание, некоторое время обдумывал известие.

Наконец решительно сказал сам себе:

— Похоже на двойную игру.

Продолжив путь вверх по ступеням, он остановился на следующей площадке перед голой стеной и произнес:

— Мне нужен лифт.

Через минуту часть стены справа от него преобразовалась в металлические двери, которые тут же раздвинулись. Он вошел в лифт, и двери за ним бесшумно закрылись.

— Семейные апартаменты, — приказал он кому-то невидимому.

Лифт двинулся вверх, гудя и погромыхивая.

Вдоль стен кабинета выстроились полки с книгами и бесчисленными диковинами. Один угол занимали невообразимые астрономические приборы, другой — какое-то алхимическое с виду оборудование. Все свободные участки стен покрывали карты и зодиакальные схемы.

На столах громоздилось несколько офисных компьютеров, некоторые были весьма экзотичны с виду. Вместо электронно-лучевых мониторов их дополняли хрустальные шары.

Он сел к терминалу одного такого плода морганатического брака магии и технологии и ввел несколько команд.

Шар, вмонтированный в пристроенное поверх компьютера деревянное основание, замерцал и стал разгораться все ярче.

Король всмотрелся в него, набрал ещё несколько команд и снова взглянул. В хрустальной глубине задвигались смутные тени.

Наконец он уловил что-то осмысленное и начал пристально наблюдать.

Прошло немало времени, прежде чем Кармин откинулся на спинку стула и хмыкнул, потом нажал на клавишу, и свет внутри шара погас.

— Что ж, любопытно, — рассеянно проговорил он. — Оч-чень любопытно.

Некоторое время он сидел в задумчивости, машинально поглаживая свой чисто выбритый подбородок. Волосы у него в этом месяце были длинные и светлые, а глаза — карие. Он имел привычку время от времени менять свою внешность, ведь через триста лет можно и устать от собственного облика. Изменять лицо до неузнаваемости он избегал; это привело бы ко всякого рода недоразумениям. Но он любил с помощью несложного заклинания менять цвет глаз и волос, по сути оставаясь тем же самым: темноволосым, голубоглазым, с твердым подбородком и изящным носом. Окружающие считали его лицо привлекательным, можно даже сказать, красивым.

Красивый или нет, он все равно оставался лордом; этот древний титул перешел к нему по наследству. Но он являлся и королем, и этим высоким званием обязан был предку, который решил, что обращаться к повелителю Опасного, хозяину тысяч миров, следует более почтительно. Итак, Кармин являлся королем Опасного королевства и на деле напрямую управлял несколькими замковыми владениями. Он влиял на политику в сотне миров. А интересы имел в тысячах. Время на музицирование приходилось выкраивать из сверхнапряженного графика.

И больше времени нет. Король поднялся и двинулся к двери, но в углу зазвенел старомодный телефон, настольный, с конусообразным микрофоном и съемной слуховой трубкой. Позади него, однако, на стене крепился телеэкран, а рядом — небольшой прибор, похожий на автоответчик. Не успел Кармин дойти до стола, на котором все это размещалось, как записанный на пленку глухой голос уже начал вещать:

«Вы дозвонились в замок Опасный. Мы не можем вам сейчас ответить. Но если — подчеркиваю: «если» — вы располагаете сообщением чрезвычайной важности, то можете оставить свое имя после сигнала. Однако если повод для звонка не столь важен или вы собираетесь докучать нам просьбами, вы сильно рискуете».

Он откинулся на спинку стула, подпер рукой подбородок и уставился на экран. Там заколыхались линии, постепенно обретшие очертания лица.

«Нам не нужны двойные рамы, не нужна алюминиевая обшивка для дома, и мы, безусловно, не хотим выйти „счастливыми победителями“ в чьем-то откровенном надувательстве. Позвольте мне перечислить и вкратце описать те разнообразные неприятности, которые могут возникнуть при несоблюдении вами любого из вышеназванных условий. Вас могут испепелить на месте…»

Образ на экране сделался более ясным и четким: мужчина с тонким лицом, в очках.

«…тучи светлячков могут налететь к вашему супругу в…»

Нажав кнопку на автоответчике, король прервал запись, затем снял трубку с рычага и приложил её к уху.

— Хауленд, я здесь. Продолжай.

Человек на экране облегченно вздохнул.

— Должен признаться, автоответчик у вас довольно грозный.

— Зато избавляет от назойливых звонков.

— Честное слово, я сам уже был готов бросить трубку.

— Рад, что ты удержался. Что случилось?

— Дело в Твиле. Боюсь, что он перешел в нападение. Его денги влезли во все наши предприятия на том берегу реки: казино, спортклубы, увеселительные притоны и во все остальное.

— Поглощение конкурентами, так?

— Вероятно. Менеджеров высшего звена распустили, а их место заняли ублюдки Твила.

— Он хотя бы попытался на сей раз придать своим действиям законный вид?

— О да. Есть записи о биржевых сделках. Он приобрел контрольный пакет во всех филиалах с помощью обычных махинаций с просроченными долговыми расписками. А затем выслал своих демонов, чтобы те сделали всю грязную работу.

— С нашей стороны было сопротивление? Потери есть?

— Да, двое парней. Курт и Талли. Когда они захватывали спортклуб на Пятьдесят восьмой улице, произошла небольшая потасовка. Курт вступился за одну из девушек, когда денг попытался затащить её наверх.

Кармин покачал головой.

— У них был строгий приказ не сопротивляться.

— Курт — горячая голова, но я его не виню. Девчонка орала благим матом. И её тоже трудно в чем-то обвинять. В общем, история довольно отвратительная. Талли попытался прийти на помощь, и оба они… В общем, в труповозку их складывали по частям.

— Могли бы быть осмотрительнее. Но теперь уже все равно. — Кармин побарабанил пальцами по столу. — Так как ты думаешь, каких действий ожидает от меня Твил?

— Ответного удара.

— И что ты мне посоветуешь, Хауи?

— Что ж, как ваш советник я обязан проинформировать вас. Если вы будете настаивать на возмездии, мы ввяжемся в масштабную войну.

Кармин кивнул.

— Это неизбежно.

— Мы потеряем много людей. А дьявола убить нельзя.

— Кто сказал?

Хауленд пожал плечами.

— Если только все не сведется к поединку между вами двумя.

— Ты думаешь, он это замышляет?

— Просто уверен, он что-нибудь подобное подстроит, ведь он понимает, что вы не хотите ввязывать в войну всех… Он слишком хорошо вас знает.

— Значит, ты считаешь, что он бросает мне вызов?

— Нечто в этом роде. Прошел слух, что он засел в своей норе и выставил кругом дополнительную охрану. Он говорит, что ждет вашего первого шага. А кстати, напоследок я приберег самые дурные новости. Хелен у него.

— По доброй воле?

— Не знаю. Видите ли, босс, он наложил на неё какое-то заклинание. Кажется, он по-настоящему любит её. И всегда любил. Забавно. Он мог бы заполучить почти любую женщину, какую пожелал бы, но для него свет в окне — та единственная, которая его обманула. Я знаю, что она любит вас. Может, поэтому она для него ещё ценнее.

— Я даже не удивлен. Так, значит, он говорит, что ждет меня?

— Да, и утверждает, что более искусен в делах магии. Говорит, что вы в этом городе совсем поистрепались. — Хауленд поджал губы и покачал головой. — Босс, мы наверняка можем привлечь на свою сторону некоторых денгов.

9
{"b":"6054","o":1}