ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай Культяпов

Острова испытаний

© ООО «ЛИТЕО», 2017

© Культяпов Н., 2017

Часть первая

Глава 1

Есть люди, которые всем довольны в жизни, даже в мелочах, а есть такие, которые готовы взорвать этот устаревший несправедливый мир и возродить его заново, но уже совсем другим. И самое удивительное, что такой противоположной точки зрения придерживаются люди из одной семьи: непримиримые сестра и брат. Почему так? В последнее время Джонни всё чаще задумывался над этим вопросом. Но ответа пока не находил, в том числе и в умных книгах прошлого и настоящего.

* * *

«…Не сводя глаз со своей юной возлюбленной, отважный рыцарь прижимал руку к окровавленной груди, и вдруг с его хладеющих губ вырвалась сакраментальная фраза:

– И даже за мгновение до смерти безумно хочется любить!»

Под впечатлением от трагического финала известного романа задумчивый Джонни бережно закрыл книгу, и его взволнованный взгляд устремился к чистым небесам, где жаждал наглядно увидеть продолжение. Однако его серьезные раздумья нарушил навязчивый голос мамы:

– Обедать! Дети, к столу.

Сын с легкостью проигнорировал этот будничный и лишенный возвышенных чувств призыв, но в притаившуюся библиотеку как роскошная бабочка влетела нарядная сестра:

– Сколько можно тебя звать? Вечно тебя приходится ждать.

От такого наглого вмешательства в светлые мысли благородного рыцаря, каким он себя считал, Джонни обуяла ярость. Он бросил в сторону сестры презрительный взгляд голубых глаз и выразил своё негодование:

– И после всего, что мне только что пришлось пережить, вы еще предлагаете пичкать себя бифштексом с кровью? Да как вы смеете? Оставьте меня в покое.

– Целыми днями читаешь, читаешь… А толку? И что из тебя получится?

О, боже! Он обхватил голову руками, словно хотел скрыть от навязчивой сестры вьющиеся русые волосы.

– Никогда не загадывай свое будущее, даже если ты загадочный человек.

– Как бы я хотела…

Но раздраженный брат в очередной раз упредил:

– Увлекаясь сладкими мечтами, рискуешь приобрести сахарный диабет. Посмотри на маму – как она мучается! Так что, лучше не теряй голову – всадник без головы из тебя всё равно не получится, к тому же рискуешь окончательно разочароваться в жизни.

Она не собиралась его слушать и выпорхнула из библиотеки, а он задумался: хоть Кэтти и выше его на полголовы, но ума в ней явно недостает: придется воспитывать.

Со своими иными взглядами на жизнь и открытой звонкой душой он не вписывался, не находил себе достойного места среди домашних, к своему сожалению, не замечал не только ответного доброжелательного отклика, но и ожидаемых благостных отзвуков ни в семье, ни в школе, ни во всем отстраненном мире. А ведь хотел, хотя бы по праздникам. И чем больше озабоченный Джонни самостоятельно познавал черствый и бездушный мир, тем больше поражался, а вскоре этому даже не удивлялся. Как же трудно быть непонятым самыми близкими: это всё равно, что быть преданным.

* * *

Конфликт уже давно назревал, хотя семья Крегов с виду выглядела дружной и благочинной, где вроде бы царили мир, взаимопонимание и полное согласие. Но за этим внешне образцовым фасадом благополучия таилось и тщательно скрывалось нараставшее напряжение. Угольки постоянных трений и разногласий уже не только вовсю тлели, а разгорались и готовы были вот-вот полыхнуть, однако никто не хотел этого замечать. От ежедневного нагнетания и обострения обстановки внутрисемейное давление только повышалось, а тайные пружины сжимались, из-за расхождений во взглядах и жестком отстаивании своих принципиальных позиций все ждали неминуемой грозы, но воспринять ее хотели как безобидный весенний дождик.

Однако в последний месяц все жили обнадеживающими ожиданиями и волнующими предчувствиями, каждый из семейства Крегов с искренней затаенной надеждой ждал только своего, безусловно, личного – уж так они устроены и воспитаны, – веря в исполнение самых сокровенных чаяний и привлекательных со всех точек зрения планов. О датах никто толком не знал, но твердо верил в их интригующее приближение.

И этот долгожданный день семейного праздника настал, хотя и с небольшим опозданием. За ужином педантичный папа, как всегда, поинтересовался успехами детей в школе и самыми значимыми событиями в их личной жизни. К этим вопросам он подходил очень серьезно и обстоятельно, будто это касалось государственной важности. Джонни особо хвастаться было нечем – день как день, – поэтому он привел слова учительницы.

«– Вы знаете, дети, один из вас сильно «порадовал» меня. В своем сочинении этот «вундеркинд» написал следующее: "Робинзон Крузо поселился на острове Свободы и создал там свободное независимое государство…"»

Даже обычно серьезный за столом папа усмехнулся и как-то неопределенно качнул головой.

– Ну и дети пошли… Позор! Совершенно не читают литературу! И что же она ему поставила?

– Две двойки: ему и себе. И правильно сделала. За педагогическую принципиальность я ее уважаю.

Вмешалась неудержимая сестра.

– Знаю я, как ты уважаешь своих учителей. Пап, я сейчас открою вам такую тайну, о которой вы даже не догадываетесь.

На этот раз Джонни угрожающе нахмурился – она даже не заметила – и пробурчал:

«Вот сколько лет себя знаю – с самого рождения, но другие, оказывается, знают обо мне гораздо больше!»

Раскрасневшаяся сестра продолжила:

– Он умудрился взломать сайт колледжа и разместить там свои глупые мыслишки.

– И какие же? – заинтересовался отец, заранее предчувствуя что-то необычное и обязательно плохое.

– Там много всего. – Она достала шпаргалку. – Например, такие: «Не надо прививать ученикам желание учиться, достаточно приучить их думать о предстоящей нелегкой жизни», «Не вздумай думать и читать, а научись угадывать все тесты!», «Если есть учитель по труду, то должен быть и по уму. Но где их взять?», «Школьный глобус напоминает голову учителя по географии»…

Недовольный отец облизнул пересохшие от злости губы.

– Джонни, когда это кончится?

– А зачем? Некоторые уроки забудутся, но школьные проделки – никогда! Без дурных привычек ребенку в школе делать нечего.

– Ты становишься просто невыносимым.

– А меня что, уже собираются выносить вперед ногами? Дорогая Кэтти, зная твои недалекие способности и возможности, я выражаю уверенность: ты очень далеко пойдешь, но есть опасность, что можешь не вернуться. Однако относительно меня напрасно стараешься: из этой затеи ничего не выйдет.

Сердобольная мама поднесла палец к губам.

– Дети, успокойтесь. Папа нам хочет что-то сказать.

А он чего-то выжидал… или колебался. И только тогда, когда подали десерт, он посчитал, что настало самое подходящее время, чтобы подсластить пудинг с вишневым вареньем. Он прокашлялся и торжественно объявил радостную весть. В ответ послышались радостные детские выкрики: «Ура! Вот здорово!» Еще бы! Предстояло заманчивое путешествие из Англии в США, таившее в себе столько неизвестности, что дух захватывало от одной только встречи с бескрайним Атлантическим океаном.

* * *

С этого момента все последующие действия и события как бы отсчитывались и отталкивались от него, поскольку в той или иной мере непосредственно зависели или хотя бы косвенно были связаны с ним.

По вполне понятным причинам, больше всех радовались непринужденные дети, которые в отличие от взрослых не скрывали своих эмоций и были избавлены от всевозможных утомительных забот по подготовке – разве что по мелочам. Всегда чопорная и нудная тринадцатилетняя Кэт – чем она очень напоминала свою маму, кроме возраста, конечно, – не скрывала, что собирается не только открыть для себя, но и без единого выстрела завоевать Америку. Чем? В первую очередь своей пленительной красотой! Видимо, поэтому и приготовила все новые платья, а также другие дорогие наряды, словно собиралась одним своим видом покорить самую богатую страну мира.

1
{"b":"605558","o":1}