ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Черт, ты снова за свое. Несешь какую-то чепуху, словно умом тронулся.

— Ты прямо выдвинул новую политическую концепцию, Джин, — сказал Далтон.

— Да, но я не агитирую за насильственное уничтожение существующей системы перегонки. Именно это отличает сторонника постепенных социальных преобразований вроде меня от…

Джин остановился при виде приближающегося гнома в комбинезоне и с метлой. Все остальные тоже замерли и не сводили взгляда с существа, пока оно проходило мимо, странно подпрыгивая, покачивая головой и ни на кого не глядя.

Когда гном свернул за угол, Дина в изумлении проговорила:

— И что это такое, черт возьми? Далтон потер острый подбородок.

— Знаете, здесь водятся очень странные создания, но это что-то из ряда вон.

— Да, — согласился Барнаби Уэлш. — Кто это, по-вашему?

— Гомункулус, — ответил Джин. — Уродливое маленькое существо, слепленное на скорую руку. Я такого видел как-то в кино.

— Карлик, гном, — высказался Далтон.

— Хоббит? — продолжал гадать Джин. — Нет, у этого ноги не волосатые.

— Нет, ты прав. Скорее всего, это все же гомункулус.

— В чем проблема? — спросил Такстон. — Как ты сам только что сказал, Далтон, дружище, не проходит и дня, чтобы в замке не появлялась какая-нибудь мерзость. Теперь дошла очередь до безобразных карликов, только и всего.

— Но он так странно двигался… — сказал Далтон.

— Ну, а какое тебе до этого…

Из-за угла появился ещё один точно такой же гомункулус — розовый, лысый и одетый в голубой комбинезон.

— Ого!

Как и первый, карлик прошел мимо, даже не взглянув в их сторону.

— Чертовщина какая-то, — пробормотала Дина. — Ладно, я иду спать, утро вечера мудренее. Всем спокойной ночи. — И она торопливо зашагала по коридору.

— Постой, мы проводим тебя, — окликнул её Джин.

— Моя комната совсем рядом.

Дина остановилась на пересечении коридоров, взглянула в одну сторону, в другую и свернула налево.

Остальные повернули направо, в сторону королевской столовой.

— Ну, это, скорее всего, пустяки, — решил Такстон. — Несколько странных созданий заблудились по дороге из одного дурацкого мира в другой. Бог знает сколько их тут бродит.

— Пустяки, говоришь? — спросил Далтон, когда ещё один гомункулус пересек им дорогу.

Такстон остановился, уперев кулаки в бока.

— Что-то определенно происходит.

— Зачем у них метлы, как вам кажется? — спросил Джин.

— Метлы. — Далтон задумался. — Действительно, при чем тут метлы?

— Может, это слуги… ну, нового вида? — предположила Мелани.

— Наверняка существует какое-то рациональное объяснение, — заметил Далтон. — Может, управляющий знает.

— Давайте заглянем к Эдвину и спросим его, — предложил Джин.

— Лучше спросить Тайрина, — ответил Такстон. — Если капитану охраны замка ничего не известно, нужно ему сообщить.

— Я считаю… — начал было Далтон, но замолчал, услышав крик.

Из-за утла выбежала Дина.

— Что такое? — спросил её Джин.

— Они в моей комнате! — воскликнула она. — Эти маленькие твари!

— В твоей…

Все бросились туда, откуда она прибежала. Дверь была распахнута настежь.

— Они тут… убираются! — пожаловалась Дина. — Подметают мою комнату!

— Может, в этом и состоит их обязанность? — спросил Далтон таким тоном, словно сам себе не верил.

— Одно знаю — черт меня побери, если я хочу, чтобы они тут торчали!

Все заглянули внутрь. Там и впрямь энергично трудились четыре странных создания, яростно работая метлами и тряпками. Пахло лимонным маслом.

— Ничего себе… — пробормотал Такстон.

Микос

Два каменных льва по сторонам городских ворот придавали огромным бронзовым дверям особенную внушительность. За воротами начиналась главная улица цитадели. Стены вокруг Микоса были возведены из огромных каменных блоков, подогнанных друг к другу с потрясающей точностью. Издалека дома и храмы города выглядели вполне современно: никаких украшенных орнаментом колонн, никаких фризов. Даже никаких статуй, если не считать львов у ворот. Чувствовалось, что в городе за воротами правит истинный воин.

Ворота охранял солдат с копьем и в шлеме из костяных пластин, больше всего похожих на клыки вепря, соединенных между собой тонкими сухожилиями. Красная туника, бронзовые наколенники и кожаный нагрудник довершали наряд.

— Стой! Назови свое имя. Какое дело привело тебя сюда?

— Я Трент, брат чародея Карминаса. Вот его печатка в качестве доказательства. Я здесь по велению его величества короля.

Охранник бросил взгляд на кольцо.

— Тебя ждут, уважаемый. Пожалуйста, входи. Если пожелаешь, тебе будет предоставлен эскорт, чтобы отвести тебя в королевский дворец.

— Пожелаю. Благодарю.

Трент вошел в город. Его уже ждали два копьеносца; они предложили ему следовать за ними, что он и сделал.

Архитектура и при ближайшем рассмотрении поражала простотой и функциональностью. Принц втайне ожидал увидеть портики и колонны коринфского ордера. Но это была не Греция и даже не её аналог. Если этот мир и соотносился с каким-то земным периодом, от его прошлого остались лишь смутные воспоминания, обросшие легендами. Однако явно доисторическая архитектура не выглядела примитивной. Она была функциональной и одновременно изящной. Резко геометрические линии, отсутствие всяких украшений и в то же время какая-то умиротворяющая человечность во всем; стиль, совершенно отличный от застывшего, бескомпромиссного стиля Баухауза из другой вселенной и другого времени.

Этот любопытный стиль отличался от современного в другом смысле: здания были окрашены в очень яркие, иногда безвкусные цвета.

Постепенно поднимающийся к востоку склон увеличивал поле обзора. На западной окраине города возвышалась стена, окружающая что-то похожее на кладбище с огромными камнями на местах захоронений. На востоке видна была группа простых строений, где, скорее всего, размещались ремесленники и их мастерские. За ними лежала улица с более изысканными зданиями; возможно, там жили королевские чиновники или духовенство.

Склон вел к подножью широкой каменной лестницы, доходящей до акрополя, где стояли дворец и множество храмов. С этой возвышенности открывался прекрасный вид на равнину внизу.

Трент чуть-чуть отстал от своих провожатых, и они пошли медленнее, приноравливаясь к нему. Его вообще-то никогда не интересовала древняя история, но то, что он видел сейчас, невольно привлекало взгляд.

Один из солдат с нетерпением оглянулся на него, и Трент ускорил шаг. Его ждет дело; осмотреть здешние достопримечательности можно будет позже.

Вход в дворцовый комплекс представлял собой узкие ворота, прорезанные в высокой стене, окружающей внутренний двор.

Сам дворец выглядел впечатляюще — расписанный яркими цветами, одновременно и варварскими, и декадентскими. Массивные конусообразные колонны по бокам от входа были ярко-красными, а перекрытия между ними — желтыми и голубыми.

Вслед за солдатами Трент прошел между колоннами и оказался в просторном вестибюле, где о нем доложили дворцовым охранникам. Последние отрядили из своего числа двоих; те и повели его по дворцовым коридорам с высокими потолками.

Они пересекли внутренний двор поменьше, прошли между двумя рядами огромных колонн и оказались в другом коридоре, в конце которого обнаружился вестибюль перед огромным залом. Цветовая гамма этого помещёния казалась даже более кричащей, чем наружная раскраска дворца.

Полосы, ленты и зигзаги ярких оттенков всех цветов радуги. Множество таинственных символов и узоров, а между ними звезды, кресты и — что совсем странно — свастика (похоже, этот древний символ характерен для многих миров). Все окаймляли лепные украшения и фрески с изображениями животных и птиц.

Потолок поддерживали четыре гигантские колонны, раскрашенные наподобие наружных, при входе во дворец. Вокруг них тянулся ров, предназначенный для разведения огня. В потолке была прорезана круглая дыра, сквозь которую в зал проникал солнечный свет, а наружу выходил дым; над нею — купол для защиты от дождя. В данный момент огонь в круговом рве не горел, и в зале стоял полумрак.

11
{"b":"6056","o":1}