ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мелани присела на край стола и, понаблюдав с минуту, пробормотала:

— И хорошо ведь танцуют…

— Что ты сказала?

— Я… Неважно.

Танцовщицы не собирались уходить — или так только казалось, потому что место ушедших тут же занимали вновь появившиеся. Трудно сказать.

В конце концов Джереми встал.

— Пойдем-ка лучше отсюда. Мелани подхватила свою лютню.

— Я с тобой.

Они пересекли зал и вышли.

В коридоре было не так людно, но исключительно в сравнении с комнатой. Повсюду мелькали гномы-уборщики. И как он не заметил их прежде, спрашивал себя Джереми. До чего же странные создания. И в то же время смутно знакомые. Похожи на Порки Пиг, что ли? Нет, на кого-то ещё…

— Ох, смотри!

Джереми глянул влево. Подпрыгивая и напевая, по коридору цепочкой тянулись пестро одетые женщины, все как на подбор — длинноногие красавицы. За танцовщицами следовал целый джаз-банд; зажигательные мелодии сменяли одна другую.

Джереми все это начало всерьез раздражать.

— Да что за чертовщина? Странно, действительно очень странно.

— Ты хочешь сказать — странно больше обычного?

— Вот именно.

Они посторонились, пропуская танцовщиц с их сопровождением. Музыка эхом отдавалась в длинном коридоре.

— Интересно, это как-то связано с вечеринкой? — поинтересовался Джереми.

— Насколько мне известно, она уже окончилась.

— И как ты думаешь, что происходит?

— Я вообще ничего не понимаю.

— Ну, я, пожалуй, наведаюсь в лабораторию. Может, приборы что-нибудь покажут.

— Я с тобой.

На следующем пересечении коридоров они свернули влево, но вскоре стало ясно, что дорога впереди перекрыта. Навстречу, все так же приплясывая и напевая, двигалась ещё одна группа танцовщиц в сопровождении джаза.

— Ой! — вырвалось у Мелани.

— Вон туда.

Они юркнули в гостиную, быстро пересекли её и вышли в другой коридор.

Однако и здесь их не оставили в покое; правда, на этот раз менестрели.

— О господи, — обреченно прошептала Мелани.

— Может, подыграешь нам, прекрасная дева?

Перед ней стоял улыбающийся мужчина, высокий, темноволосый, одетый в зелёное, с белым пером на шляпе. Он был необыкновенно хорош собой, и Мелани почувствовала, что сердце у неё дрогнуло.

— Да, — ответила она. — Конечно. Начинайте.

Мужчина заиграл и запел, трое его товарищей подхватили:

Вот Томас однажды у речки лежит,

И вдруг он видит такое!

К нему со всех ног красотка бежит,

А за нею — полено большое…

Мелани попыталась подыграть им. Их аранжировка оказалась немного сложна для неё, но вскоре, к её удовольствию, что-то начало получаться.

— Эй, Мелани! — окликнул её Джереми. Что это — минорный аккорд или чуть ниже?

— Мелани!

— А?

— Пойдем!

— Подожди немного, а?

Закончив песню, старший трубадур сказал:

— Замечательно, девочка! Может, пойдешь с нами? Мы путешествуем вместе, едим вместе, поем вместе. Это будет чудесно!

Мелани замялась.

— Ох, это, конечно, очень мило с вашей стороны, но…

Певец взял аккорд на своей лютне.

Пойдем со мной, и ты не пожалеешь,

Нас счастье осенит своим крылом…

— Эй, Мелани, плюнь ты на этого дурня. Пошли.

— Подожди минутку, Джереми. Послушайте, конечно, было бы очень мило и все такое… Я хочу сказать, что вы славные…

С тобой вдвоем сидеть мы будем у ограды,

Смотреть, как пастухи овец сгоняют с гор,

И слушать шум немолчный водопада

И дивных птиц разноголосый хор…

— Мелани, они не настоящие.

Она посмотрела на Джереми, точно сомнамбула.

— Что?

— Они не настоящие, — повторил Джереми. — Неужели не видишь?

Певец перестал играть.

— Кто ты такой, юноша, чтобы рассуждать, кто настоящий, а кто нет? Ты тоже можешь пойти с нами. Некоторым из нас нравится баловаться с мальчиками.

Менестрели засмеялись.

— Пошли, Мелани. — Джереми потянул её за руку.

— Постой, Джереми. — Она повернулась к красавцу певцу. — Как тебя зовут?

Тот пожал плечами.

— Какая разница? Называй меня, как тебе больше нравится.

— У тебя нет имени?

— Я в нем не нуждаюсь.

Тут к ним приблизилась ещё одна группа средневековых музыкантов. При виде них у Мелани глаза полезли на лоб. Она перевела взгляд на первую группу, потом на вновь прибывших.

Они были совершенно одинаковы.

— Может, подыграешь нам, прекрасная дева?

Мелани хлопнула себя по лбу.

— Джереми, ты прав. И как я не поняла сразу!

— Ну наконец-то! Пошли отсюда.

Мелани и Джереми обогнули музыкантов и торопливо зашагали по коридору.

— Доброго тебе пути, прекрасная дева!

— Прощайте! — бросила Мелани через плечо.

Фу! Если бы только он не был так чертовски хорош!

Я постелю тебе постель из тысяч алых роз

Ты будешь жить, не ведая ни тоски, ни слез.

Королевская гардеробная

Снеголап.

Он весь — льдисто-белый мех и яростные желтые глаза; гора полярного меха, белого, как свежевыпавший снег.

«Снеговичок» — так называли его люди, друзья. Однако гораздо чаще люди пускались при виде его наутек. И неудивительно, ведь на вид он был очень грозным.

Он прошел сквозь магические ворота, связывающие его родной мир с замком, и оказался в помещёнии, где повсюду лежали стеганые одеяла; кричаще пестрыми стегаными одеялами были увешаны и стены, что делало помещёние особенно уютным.

Какая гадость!

Снеголап был умным зверем и понял, что портал его в замке в очередной раз сместился. Но это не имело значения. Важно оказаться в Опасном, и так оно и было. Это ощущалось даже по запаху.

Он покинул гардеробную и пошел по коридору. На углу свернул вправо, прошагал длинным переходом, свернул влево, миновал несколько гостиных, банкетный зал, молитвенный зал, приемную (в викторианском стиле) и балетную студию (используемую главным образом для занятий аэробикой).

Все верно. Он оказался там, где хотел. Но складывалось впечатление, что происходит что-то необычное. Он слышал шум и, хотя не слишком вглядывался, замечал повсюду бурную деятельность.

Туда и сюда сновали люди в маскарадных костюмах. Люди всегда одеваются так… умопомрачительно.

Кому нужна одежда? Во всяком случае, не тому, у кого густой шелковистый мех, как у Снеголапа.

Снова люди. Танцуют! В основном женщины. Он не проявил к ним ни малейшего интереса. Послышался шум, который у людей называется «музыка». Ужасно! Он её терпеть не мог. Правда, нужно признать, что ему приходилось слышать звуки и похуже.

Ещё несколько поворотов, и он оказался в коридоре, куда выходили двери спален. Дошел до третьей справа, повернул ручку и шагнул внутрь.

В его комнате какие-то существа зачем-то подметали пол.

Он присмотрелся. Маленькие, чем-то похожи на людей. Ну ладно, прекрасно. Это в порядке вещёй. Время от времени кто-то приходит и убирается. Не часто, но случается. (Только самые храбрые горничные отваживались приближаться к комнате Снеголапа, да ещё один служка, который, похоже, ничего не боялся.)

В свое время Снеголап вышвырнул отсюда большую часть мебели. Постель ему заменяла груда шкур, уютно разбросанных среди огрызков.

Однажды вечером, сильно проголодавшись, он съел тумбочку.

Гардероб он не стал выбрасывать, поскольку держал в нем свое верное оружие: огромный кованый топор с устрашающе поблескивающим лезвием. Снеголап открыл дверцу, достал смертоносное оружие, несколько раз рубанул им воздух и повесил на плечо.

Теперь он чувствовал себя готовым к встрече с любым противником. Вообще-то его давно тянуло принять участие в какой-нибудь заварухе. Этого не происходило уже… ох, наверно, целых два лунных месяца. Нет, три. Или даже больше.

15
{"b":"6056","o":1}