ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Послушай! — обратился Далтон к призраку, — мы хотим знать, что ты тут делаешь. Ты, похоже, задумал всех тут свести с ума. Зачем тебе это надо?

Палец скользит по стене, выводя письмена,

Пишет он слово за словом опять и опять.

Знайте — ни ум, ни добродетель вам не помогут

В записи той ни единого слова стереть.

Сколько ни плачьте, слезами не смыть вам ни буквы.

— Очень содержательно, должен сказать, — усмехнулся Такстон.

— По-моему, похоже на предостережение, — нахмурился Далтон.

Такстон погрозил призраку пальцем.

— На испуг нас не возьмешь!

И снова послышался веселый смех.

— Спорю, он воображает, будто все козыри у него на руках, — предположил Далтон. — И не исключено, что так оно и есть.

— Ну, если мы собираемся рассказать остальным о том, что тут творится, не лучше ли нам…

Далтон снова заорал, обращаясь к небесам:

— Слушай, тебе не мешает уяснить, что хозяин этого замка — очень могущественный чародей. Он не любит, когда над ним подшучивают.

Смех стал громче.

Такстон оглянулся и пришел в ужас. Из двери на зубчатую стену только что вышел лев с косматой гривой и важно зашагал по дорожке, с интересом оглядываясь по сторонам.

Такстон хлопнул приятеля по плечу.

— Послушай, старина…

— Ты понял меня? — продолжал надрываться Далтон, не сводя взгляда с призрака. — Этого чародея зовут Кармин. Не знаю, говорит ли тебе о чем-нибудь его имя, но он широко известен как один из самых могущественных…

— Далтон, дружище…

— …чародеев во всех мирах. Поэтому лучше подумай, не стоит ли тебе бросить все это дело!

— Далтон, пожалуйста, оглянись!

— А? Я… — Далтон обернулся. — Господи!

Они бросились бежать.

У следующей башни дорожка загибалась и под прямым углом уходила вправо. Лев прыжками мчался за приятелями, явно заинтересованный и все же, по-видимому, не настолько, чтобы устроить настоящую погоню. Такстон, чуть-чуть опережающий Далтона, то и дело бросал испуганный взгляд назад и тут же прибавлял скорость.

Они обогнули башню. Физиономия наверху наблюдала за ними с заметным интересом. Смех продолжал звучать, только теперь в нем чувствовался оттенок ехидства. Вдобавок с новой силой подул ветер.

Они бежали дальше, мимо зубцов и бойниц. Солнце висело низко, отбрасывая на дорожку длинные тени. Теперь ветер досаждал всерьез. И повсюду вокруг мельтешили призраки — летали, колыхались, прыгали и скакали. Мерцающая выпуклость высоко в воздухе выгнулась дугой и начала рассеиваться, а на её месте возникла другая, не такая эффектная, но все же достаточно впечатляющая. Стрелы неяркого света метались и перекрещивались, словно лучи прожекторов во время помпезного голливудского шоу. А над всем этим скакали розовые слоны и винно-красные зебры.

Впереди показалась ещё одна башня, сторожевая, выступающая далеко над краем стены. Сначала Такстон пронесся мимо, но потом затормозил и остановился на дорожке позади башни.

С другой стороны к ним приближался ещё один лев.

Далтон ринулся в башню и вскарабкался на зубчатую стену.

— Такстон, дружище» давай сюда! Это наш единственный шанс!

Лорд Питер попятился к башне, испуганно переводя взгляд с одного зверя на другого; оба льва теперь двигались медленнее, почти шагом.

— Какого черта ты туда залез?

— Если они подойдут ближе, — ответил Далтон, — мы перелезем через парапет и будем висеть на краю, пока они не потеряют к нам интерес и не уберутся отсюда.

— Господи, ты что, из ума выжил?

— Может, нам и не придется ничего такого делать. Может, они оставят нас в покое, если мы не будем двигаться.

Львы, однако, выглядели тощими, голодными и явно были не прочь подзакусить.

— Черт, черт, черт… — забормотал Такстон.

Он подпрыгнул и ухватился за выемку между зубцами, соседнюю с той, на которой стоял Далтон. А потом глянул вниз.

— О-о-о-о!

Далтон потянулся и успел подхватить Такстона, прежде чем тот перевалится через край и полетит в пустоту.

— Не смотри туда! — приказал он.

— Какого черта! Как можно не смотреть?

— Отвернись и присядь на корточки.

Дрожа и побелев как полотно, Такстон так и сделал.

— И ч-что теперь? — спросил он.

— Посмотрим, что они будут делать.

Львы продолжали приближаться с уверенным видом, порождающим трепет у их жертв. Меньше всего они походили на старых, беззубых «кисок», сбежавших из цирка; вид у них был дикий и свирепый, как у матерых хищников.

— Думаю, лучше повиснуть, — решился Далтон.

— А как-нибудь иначе нельзя?

— Нет, если ты не собираешься спрыгнуть.

— Может, это было бы лучше всего.

— Может быть Но лично я сначала испробую другой вариант.

— Вот это верно, дружище. Сначала ты.

Далтон перебросил через край одну ногу; потом, ухватившись обеими руками за внутренний край выемки между зубцами, опустил сначала вторую ногу, а потом и все тело.

Более медленно и с некоторыми трудностями Такстон сделал то же самое.

Ветер бесновался вокруг них. Ноги болтались над далекой равниной.

— Ох, дружище… — только и смог пролепетать Такстон.

Физиономия Далтона приобрела зеленовато-серый оттенок.

— Боюсь… — Извиваясь и скребя носками ботинок по камню, он пытался ухватиться получше. — Боюсь, мне не удержаться.

Его пальцы соскользнули с внутреннего края стены, но зацепились за внешний.

— Боже милосердный!

— Держись, дружище, держись! — закричал Такстон.

— Я, кажется…

— Хватайся за меня!

— …падаю-ю-ю…

Застыв от ужаса, Такстон смотрел, как руки его приятеля соскользнули с края стены. Не издав больше ни звука, Далтон полетел вниз, навстречу верной смерти.

Такстон висел в пустоте, вокруг него выл и ярился ветер. «Лучше бы Далтон закричал, — подумал он, — чем вот так, мертвым грузом молча полететь вниз.

Какой кошмар!»

Лаборатория

Джереми посмотрел на циферблат странного устройства, похожего на допотопные часы. Однако это были не часы, а очень тонкий прибор, чувствительный к колебаниям магической энергии в замке и за его пределами.

Заметив, у какой цифры остановилась единственная стрелка, он сделал пометку в блокноте. Подошел к следующему прибору и повторил процедуру.

Мелани заглянула ему через плечо.

— Эти приборы могут предупредить тебя, что в замке вот-вот что-то произойдет? — спросила она.

Она была редкой гостьей в лаборатории.

— Вот именно «что-то», — проворчал Джереми. — Вопрос в том, что именно и где?

— Эти штуковины могут рассказать и о таком?

— Если удастся произвести триангуляцию, то да.

— Ох!

Для Мелани все сказанное звучало полной бессмыслицей. Комната, где они находились, напоминала научную лабораторию, а не место, где властвует магия. Небольшая поправка она напоминала научно-фантастическую лабораторию из какого-нибудь фильма ужасов вроде «Франкенштейна».

Джереми двигался дальше. Все эти необычные чувствительные приборы имели между собой определенное сходство, хотя и отличались внешне — у некоторых была всего одна стрелка, у других две или три, а третьи имели несколько циферблатов и шкал. Все выглядели старомодными, вызывая ассоциации с кабинетом средневекового алхимика, однако ни один алхимик или тем более маг никогда не располагал такими приспособлениями. За исключением Кармина.

Мелани от нечего делать прошлась по лаборатории, разглядывая непонятные приборы и механизмы, потом уселась на рабочее место у главного «компьютера». Устройство называли компьютером, хотя выглядело оно как нагромождение старых проигрывателей вперемешку со всякими алхимическими приспособлениями и конструкциями, которые могли быть позаимствованы исключительно из того же «Франкенштейна». Откинувшись в кресле, Мелани наблюдала за Джереми, все ещё изучающим показания приборов.

Наконец он уселся перед вполне современным терминалом и быстро застучал по клавишам.

22
{"b":"6056","o":1}